Главная / Газета 27 Августа 2004 г. 00:00 / Культура

Очевидец невероятного

Ведущий популярных программ REN-TV Иван Усачев считает своими сотрудниками миллионы россиян – всех тех, у кого есть видеокамеры

АЛЕКСАНДР ОРЛОВ

Иван Усачев совмещает работу на телевидении с игрой на фондовой бирже. Он утверждает, что российским телевидением сегодня управляют кланы, которые не заинтересованы в новых ярких телепроектах. Впрочем, нынешний год может стать для нашего ТВ прорывным, в смысле – по свежим идеям.

shadow
– Иван, расскажите, как начинался «Очевидец»? Это ведь покупная программа?

– Кто это вам сказал? Никакая это не покупная программа. И не краденая. Скажем так, это ОСВОЕННАЯ программа. Ну судите сами. Любая экономика, в том числе и телевидения, строится на экономии ресурсов. Мечта любого телевизионного продюсера – сделать программу по принципу «дешево, но сердито». Любительское видео в этом смысле дает широкие возможности! У людей сегодня масса видеокамер. По съемкам того, что им интересно, люди сами и добровольно несут издержки. Мы же получаем, по сути дела, готовый продукт – домашнее видео. Да, сам жанр программ, построенных на любительской съемке, родился в Америке. Но там этот жанр очень широк и давно разделен на «секции по интересам»: происшествия, любительский секс, работа пожарных и спасателей, приколы домашних животных, забавные сюжеты про детей…

– И вы взяли только один сегмент?

– Именно. Я взял маленький кусочек, одну волну из моря любительского видео, – происшествия. И сделал программу. До этого я вел «Катастрофы недели», и так они мне надоели со временем – просто катастрофа! Дошло до того, что каждую субботу после эфира напивался. Тогда придумал я маленькую рубричку в программу: катастрофы бытового уровня на любительском видео. Пришел к Ивану Демидову, тогда он был продюсером TV-6, и сказал: хочу на этом материале сделать отдельную передачу – «Очевидец». Он ответил: «Очевидец» – это не то. Давай назовем «Вы – очевидец». Так, с легкой руки Демидова, и появилась программа, которая выходит уже 9 лет.

– Став ведущим «Очевидца», вы сами, наверное, с камерой уже не расстаетесь. А был такой момент, когда вы становились очевидцем неординарного происшествия, но камеры под рукой не оказалось?

– По поговорке – «сапожник без сапог»? Да нет, такого никогда не бывало, камера всегда со мной. И случаи всякие бывали. Помню одну поездку… Был я в Хабаровске, на телевизионном фестивале «Губерния». И нас повезли на экскурсию через Амур, в китайский город Фуюань, почти с миллионным населением, который за десять лет вырос на пустом месте на деньги наших туристов и «челноков». Плыли мы на отечественном судне «Метеор», которое на подводных крыльях. И эти «челноки», дядьки и тетки, нагрузили корабль баулами под завязку. Да так, что мы едва не перевернулись, и я это снял. Но по большому счету я же не один снимаю в программу, у меня сотрудники – вся страна, все телезрители, у которых есть собственная камера.

– Вы платите гонорары?

– Конечно. Самый большой гонорар – полторы тысячи долларов – я заплатил за съемку пуска первой советской баллистической ракеты в 1961 году. На старте она взорвалась, погибли люди. Пленка лежала в архиве, пришло время, с нее сняли гриф «секретно», и мы ее купили.

– Шоу «За стеклом», в создании которого вы принимали непосредственное участие, имело чрезвычайный резонанс…

– Да, успех был несомненный!

– Но и неприятие, согласитесь, не меньшим. Успеха «За стеклом» не повторить уже никакому другому шоу, его клону. А что дальше будет в реалити-жанре? Вы говорите, что обречена на суперпопулярность программа, снятая, например, камерой, которая вмонтирована в глаз президента…

– Абсолютно! Но кто же из действующих президентов на это согласится?!

– А какому-нибудь экс-президенту такое не предлагали?

– Боюсь, народ нас неправильно поймет. Мы увидим их частную жизнь, довольно быстро узнаем, из каких источников появились состояния многих богатых людей… Грустное это будет зрелище – и для многих из этих людей, и для зрителей. На самом деле современные технологии дают телевидению потрясающие возможности! Но беда в том, что наша страна никак не может стать по-настоящему рыночной. Нет у нас никакого рынка – ни в экономике, ни на телевидении. Возьмем меня: я вот уже год играю на фондовом рынке. Нанял брокера, вложил небольшие деньги. Сначала все шло хорошо и даже замечательно. Риск, конечно, есть, на то он и рынок: борьба жадности и страха. Но начиная с апреля, когда у ЮКОСа начались уже реальные проблемы, когда кто-то в Генпрокуратуре, в Минюсте стал заниматься небескорыстным сливом информации, я стал серьезно подумывать о том, чтобы с фондового рынка уйти.

shadow – А при чем тут отечественное ТВ?

– Похожие вещи происходят и на телевидении. Нет телевизионного рынка, конкуренции идей. Есть определенные кланы, они и определяют сегодняшнее лицо российского ТВ. У них свои цели – это самосохранение и расширение зон влияния. К телевизионным идеям это не имеет никакого отношения. Вторая проблема – отсутствие конкуренции на рынке рекламы, ведь доминирует всем известная компания, она и регулирует рынок расценками. По большому счету сегодня никому не интересно заниматься раскруткой новых качественных телепродуктов, Россия непривлекательная в инновационном смысле страна. Потому и все новые идеи приходят с американского, европейского телевидения – там совсем другая атмосфера, другие возможности делать НОВОЕ. У нас же для выживания остался, похоже, один путь – в сторону желтизны и максимального урезания расходов.

– Но наше телевидение упрекают еще и в чисто творческом кризисе

– Определенный творческий кризис, конечно, есть. Такого прорыва, какой был, скажем, в 1995-м, когда мы запустили TV-6, сегодня определенно не наблюдается. На нашем примере западные психологи изучали феномен нового российского телевидения. Приезжали специально, чтобы выяснить, что происходит с ТВ, которое освободилось от советской цензуры и стерильности, каким оно стало. Оказалось, жестоким. Потому что и сама жизнь стала жестокой, а ТВ стало ее реально отражать. И смотрели эти психологи на нас в «Катастрофах недели», в «Дорожном патруле» как на подопытных кроликов. Но 94-й, 95-й годы были для нашего ТВ прорывными. Потом прорывным был 2001 год, когда сделали два популярных реальных шоу – «За стеклом» и «Последний герой». Нынешний год, как ни странно, может оказаться тоже прорывным. На нашем телевидении хорошо раскручивается документальное кино, и здесь могут случиться самые неожиданные вещи. У нас остается все меньше свободных ниш, мы шаг за шагом ОСВАИВАЕМ западные жанры: ток-шоу, реальное шоу, сериалы, теперь документальное кино. То есть все, что есть на западном телерынке, постепенно приходит к нам. И купить или украсть больше нечего – ОНО еще не придумано. Ни на Западе, ни у нас.

– Теледокументалистика широко шагает по каналам. А не потому ли, что есть государственная идея – переключить народное внимание на «светлое прошлое» с проблем дня сегодняшнего. Вот и Савика Шустера сделали на НТВ начальником по документальному кино. Но «Свободы слова» больше не будет…

– Но и документальное кино тоже разное бывает! Вспомним Майкла Мура и его «9/11 по Фаренгейту» про Буша и «Аль-Каиду». Очень актуальный документальный фильм!

– Но у нас про действующего президента подобный фильм уж точно не снимут…

– Не снимут, согласен. И про недействующего президента тоже не снимут. Пока. Может быть, лет через пятьдесят… У нас же, повторюсь, всем заправляют кланы. Вспомним, как было в советские времена. Только благодаря Хрущеву народ узнал правду о Сталине. Благодаря Брежневу узнали правду про Хрущева. Потому что один клан сместил другой. У нас пока такого смещения не наблюдается, а есть плавное перетекание людей из «предыдущего» клана в «новый». У нас с 91-го года эволюционный путь развития. Революционный был до того. Не знаю, какой путь лучше.

– В новом сезоне выходит ваша новая программа «Невероятные истории». О чем она, если сказать коротко?

– У нас практически нет на телевидении программ об обычных людях, которые просто живут, зарабатывают деньги, растят детей. Но те, что есть, имеют очень высокий рейтинг. Нам о самих себе смотреть гораздо интереснее, чем об эстрадных звездах, о политиках, об олигархах и про бандитов. В «Невероятных историях» мы и будем рассказывать об обычных людях, которые попали в невероятные обстоятельства жизни.

– Какие, например?

– Недавно ездили в Питер, снимали самого маленького таксиста в мире. Потрясающий мужчина: рост 97 сантиметров. Он талантлив во всем! Мастер вождения, мастер рассказывать анекдоты, веселый, самоуверенный, жизнерадостный, где-то даже наглый мужчина, четвертый раз женат. Ну, необыкновенный человек! Или еще сняли материал о мужчине из Екатеринбурга, у которого родственники отняли квартиру. У него одна рука не действует совсем, и он здоровой рукой вырыл себе жилье в лесу – землянку глубиной 15 метров, где всегда тепло и сухо. Выкопал, мы подсчитали, 30 «КамАЗов» земли! У него там и спальня, и кухня, и библиотека, и печка-буржуйка, и нормальный туалет. Так он и живет, простой человек с непростой судьбой. Слазил к нему туда наш оператор – вернулся совсем седой. Испугался не на шутку, ведь на самом деле 15 метров – это очень глубоко, это 5–6 этажей вниз. Вообще, за пределами Москвы столько невероятных историй происходит! Будет сюжет о мужчине, который 215 километров вез свою отрезанную кисть до Казани, чтобы пришить, потому что ближе нигде этого сделать не могли. Гаишники его останавливали: «Куда так гонишь?» Он кивал на заднее сиденье, где в целлофане лежала кисть, гаишники в ужасе махали ему руками, мол, гони, чего ты тут тормозишь!

– Темы для таких сюжетов тоже приходят на кассетах?

– Нет, это совершенно иная программа. Темы находим сами, едем, снимаем. Это будут даже не сюжеты – фильмы про людей. В каждой программе будем показывать по пять таких фильмов. Премьера 29 августа.

– А как же «Очевидец»?

– «Очевидец» – это мое ярмо, моя пожизненная ноша. «Очевидец» остается на канале.

– Свободное время у вас есть?

– Мне сорок два года уже. Какое может быть свободное время?! Пока есть хоть какие-то возможности, все отдаю работе. Сын растет, хочется, чтобы он вырос не глупее меня, а желательно – умнее. Но образование сейчас больших денег стоит. Их я и должен обеспечить. Посмотришь иной раз на себя в зеркало – елки-палки, приятель, ты ж уже старенький! Тебя уже и девушки «дяденькой» называют, на «вы» обращаются. А с другой стороны, думаешь: сколько людей добились власти, славы, денег в зрелом возрасте! Например, американца Сэма Уолтона как раз в сорок два года посетила идея, как развить свой бизнес из двух маленьких магазинов, и сегодня из них выросла крупнейшая в мире торговая сеть Wal-Mart.

– Так что не все потеряно?

– Не все. Думаю, шанс что-то еще такое сотворить у меня остался.



Справка «НИ»

Иван УСАЧЕВ родился 24 ноября 1961 года в Москве. В 1983 году окончил переводческий факультет Московского государственного педагогического института иностранных языков им. Мориса Тореза по специальности «переводчик-референт». Служил в составе военной миссии в качестве лейтенанта-переводчика зенитной бригады в Республике Ангола. С 1986 года – корреспондент в отделе вещания на США и Канаду Московского международного радио, потом корреспондент в программе «Взгляд». С 1994 по 1996 год – автор, ведущий и продюсер еженедельной программы ТV-6 «Катастрофы недели», ведущий рубрики «Вы – очевидец». В 1996 году «Вы – очевидец» стала самостоятельной программой. На REN-TV c 2001 года. Владеет английским, французским и амхарским языками. Жена, Оксана Яновская, работает в телекомпании «ВиД». Есть дочь Алина и сын Данила.

Опубликовано в номере «НИ» от 27 августа 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: