Главная / Газета 23 Августа 2004 г. 00:00 / Культура

Виктор Сухоруков

«В жюри я был как ребенок в «Детском мире»

ИРИНА ЛЮБАРСКАЯ
shadow
– Здесь, в Выборге, вы были членом жюри. Этот опыт у вас первый?

– Да, и, знаете, когда мне предложили посудействовать, с удовольствием согласился, подумал: да я за эти 10 дней кино бесплатно насмотрюсь, увижу новых актеров и режиссеров, пообщаюсь, наемся, напьюсь, отдохну. Все получилось. И даже погода помогала. Это какая-то мистика – вдруг вижу в программе фильмы, где я мог бы сняться, но по разным причинам этого не произошло. И они все собрались пред мои очи в Выборге: «Четыре таксиста и собака», «Срочный фрахт», «Арье», где мою роль сыграл Гарик Сукачев... И главное, ну это уже все знают, – я избегал «Богини», где снялся сам. И тут – на тебе, картина открывает фестиваль.

– Все роли в фильме очень хорошо сыграны, вам, в частности, стыдиться нечего. Поначалу я вас на экране не узнала...

– Мне кажется, Рената испытала счастье, когда собрала всех нас под одну крышу под названием «Богиня». Такая была удивительная атмосфера любви, добра, понимания, чувственности – это в производственном-то процессе. Все было как праздник. Но она, по-моему, не воспользовалась этим, а использовала их. А это разные вещи. Это, конечно, ее право, ее манера, ее харизма. Есть масса поклонников, которые боготворят Ренату Литвинову, и есть столько же противников, которые ее ненавидят. И в этом ее огромная сила. Она взбудоражила всех, привлекла внимание к своей персоне. Это замечательно сделано. Но когда режиссер Литвинова скажет по телевизору, что не любит актеров, я отвернусь и подумаю: милая моя, ты ж меня обманула. Режиссер может быть провокатором и обманщиком. Но это не может быть направлено в адрес актеров. Провоцируй зрителей, ввергай их в замешательство! Но не команду, которую ты собрала и сказала: поплыли со мной. Она мне предложила одну историю, а намонтировала совсем другую. От моего героя остался недоделанный кусочек, его бросили за дверью квартиры захлебнувшимся в воде. А зачем тогда были нужны такая сила и драма в начале? Получилось, что я начал с высокой трагедии, а кончилось все режиссерским пунктиром. Заревновала она нас. Увидела, какие мы прекрасные, и подумала: а я? Она тоже прекрасная. Но работать с ней больше не буду.

– Были ли на фестивале фильмы и роли, которые актер Виктор Сухоруков хотел бы сыграть?

– Я в диком восторге от роли Андрея Панина в «Водителе для Веры», который сыграл домашнего чекиста. Роскошно сыграл. Я так не смог бы. Хотя в финале был прокол. Я бы не стал карабкаться наверх и проклинать свою жизнь. Этот человек совершил поступок, после которого жизнь не проклинают. Но это не важно. Вот роль, пусть и не главная, которую актеру судьба дарит не часто.

– Трудно ли было вам в жюри судить своих коллег?

– Я приехал на фестиваль, как ребенок в «Детский мир». Сижу таким Карабасом-Барабасом в отдельной мягкой ложе, мне приносят чай, фрукты. И этот зрительный зал, который сидел затылками ко мне, – как я скажу ему, так и будет. Не скрою, настроение портилось часто. Я паниковал – не мог уловить свое отношение к тому, что видел. Я же знаю, где труд, а где фальшь. Но я относился к своим коллегам во всех случаях с уважением. Выбор для жюри был очень труден. Не буду комментировать.


Опубликовано в номере «НИ» от 23 августа 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: