Главная / Газета 20 Августа 2004 г. 00:00 / Культура

Герой нашего «Времечка»

Руководитель и ведущий популярной программы считает ее «всероссийским телевизионным ПТУ»

АЛЕКСАНДР ОРЛОВ

Игорь Васильков – один из основателей программы «Времечко». Как и десять лет назад, он уверен, что абсолютному большинству телезрителей проблема собственного текущего крана и хамства в районной управе гораздо ближе, чем репортажи о президенте и олигархах.

shadow
– Игорь, вы во «Времечке» с самого начала, с 1993 года. Как за это время менялись темы сюжетов, проблемы, с которыми к вам обращаются люди?

– Мне кажется, проблемы всегда одинаковы, они у людей не меняются с тех пор, когда человек вообще на свет появился... Идея «Времечка» родилась спонтанно. Тогда, в 93-м, четвертому каналу нужна была собственная новостная программа. Изрядный кусок эфира отдали Анатолию Малкину, президенту Авторского телевидения. Мы долго ломали голову, какая это может быть программа, и в конце концов придумали новый телевизионный жанр – «народные новости».

– Жизнь замечательных маленьких людей...

– Да, рассказ о ежедневных приключениях маленького человека в большом мире. Его, маленького человека, Путин, Чубайс, олигархи разные интересуют в последнюю очередь. Любой человек, просыпаясь утром, не вспоминает первым делом об этих людях «наверху», он смотрит в окно – какая там погода, как одеться. Или человек пришел с работы с тяжеленными сумками, ему на 20-й этаж, а лифт не работает. Или трубы зимой не греют, или лечат в поликлинике абы как. Вот что интересует человека в первую очередь. Но об этом никто не рассказывает – все говорят об олигархах и президенте! Телевидение вообще создало некий миф о человеке и живет этим мифом. О том, что человек, например, жить не может без политики. А на самом-то деле его гораздо сильнее волнует текущий кран или унитаз, сварливая теща, гололед у подъезда, хам в районной управе. То есть проблемы, с которыми человек сталкивается ежедневно. И проблемы эти, возвращаясь к первому вопросу, всегда одинаковые. Причем они одинаковые у всех людей, будь то дворник или олигарх.

– Разве у олигарха может кран потечь? Да если и случится такое, разве это проблема для олигарха?

– Краны текут везде, и унитазы тоже, уверяю вас. И для олигарха это тоже может стать проблемой! Особенно если он сегодня олигарх, а завтра, к примеру, заключенный...

– Программа призвана не столько развлекать, хотя «Времечко» – штучка веселая, но и помогать людям. Кому в последнее время вы помогли, кто запомнился?

– Буквально на этой неделе закончилась история, о которой мы много рассказывали в программе. Есть такой мальчик восьмимесячный, Данила Семибратов, у него врожденный цирроз печени, ему срочно требуется операция по пересадке. У нас в России есть врачи, готовые сделать такую операцию, но нет необходимого оборудования. Поражает в этой ситуации отношение государства к своим гражданам. Папа мальчика служит в Чечне, проводит контртеррористическую операцию, получает 12 тысяч рублей. Других денег в семье нет. И семья обратилась за помощью к нам, потому что больше не к кому. И мы за три недели собрали необходимую сумму на лечение в Бельгии – это 81 тысяча евро. В понедельник Данила Семибратов с мамой улетели в Брюссель. Надеюсь, что и операция пройдет удачно, и мальчик будет здоров. Из программы в программу мы задавали один и тот же вопрос: ну почему же у нас в стране эту операцию нельзя сделать? Господину Зурабову, министру здравоохранения и соцразвития, лично в руки давали кассету с сюжетами о Даниле. В ответ – глухое молчание. Похоже, наплевать им на людей! Но люди должны видеть, какую власть они себе выбирают.

– В наше черствое время собрать такую сумму... Просто не верится!

– Но это так! Были и другие истории. Например, нужно было найти 600 тысяч евро на лечение сразу нескольким детям. Позвонил в редакцию человек и напрямую спросил: куда привезти деньги? Привез в чемодане наличными эти 600 тысяч евро, передал нам. Причем настоятельно просил его имени нигде не называть. И мы больных детей на эти деньги вылечили. Но бывают примеры и совсем другого свойства. Это хоть и дикая, но классика нашего «Времечка». Одному ветерану ко Дню Победы совет ветеранов решил сделать подарок: коробку дорогих немецких носков. Пришли с подарком, а оказалось, что у этого человека нет ног, он их потерял на войне.

– Игорь, вы и сами, вероятно, ощущаете те же бытовые проблемы, с которыми обращаются в программу люди...

– Разумеется. Разве я в какой-то другой стране живу или в другом городе?

– Как решаете проблемы – используя служебное положение или своими силами?

– Ну, таких уж особенных проблем, чтобы подключать к ним родную программу, у меня еще не было. Кран починить, гвоздь вбить я могу и сам. Это проще. В жэк я не пойду, я это учреждение ненавижу, и его работники отвечают мне взаимностью. Работники жэка, тетечки в шиньонах, не боятся ни «Времечка», ни черта с рогами, вообще никого и ничего. Они так прямо и говорят: ну покажете меня в вашей программе, ну уволят меня – а кто будет за такую зарплату здесь работать? Повыше – глава управы, префект – эти уже побаиваются. То есть, если тетеньке поступит приказ «сверху», это может иметь какой-то эффект, а так она и пальцем не пошевелит.

shadow – В жэке вас знают. И простые люди наверняка узнают на улице, в магазине. Как с вами общаются?

– Недавно случай был. Стою в магазине. Рядом бабуля – смотрит на меня, смотрит... Наконец, говорит: «Слушай, сынок, а ты часом не во «Времечке» работаешь?» Я киваю, мол, да-да, во «Времечке». Она: «Слушай, ты по телевизору такой красавец! А в жизни – урод уродом!» Я не огорчился. Меня порадовало то, что она сказала это абсолютно искренне!

– Порадовало?!

– Да. Не считаю, что мужчина должен заниматься на экране (да и в жизни) самолюбованием. Мужская красота, по моему представлению, не в лице, а в другом месте. В голове, в первую очередь. Нашей программе секс-символы мужского рода не нужны. Здесь главное – быть самим собой. Тогда тебе люди будут доверять.

– Стало общим местом, что ныне на телевидение приходит поколение какое-то, мягко говоря, нетворческое. Вы с этим согласны?

– В конце 70-х – начале 80-х начиналось то телевидение, которого уже немного осталось сегодня. Появилась уникальная Молодежная редакция ЦТ, откуда вышли практически все персоны, определяющие лицо современного российского телевидения. Лапин, тогдашний главный теленачальник страны, всех гнобил, все запрещал, и, наверное, поэтому появились и ВиД, и АТВ с Малкиным и Прошутинской, и Масляков с КВНом, и Ворошилов с «Что? Где? Когда?», и Лысенко... Ныне это аксакалы отечественного ТВ, люди, которые способны ПРИДУМЫВАТЬ, а не закупать слепо сомнительную лицензионную телепродукцию. Сегодня, кроме покупных программ, на ТВ нет фактически ничего. Совсем нет свежих идей. «Времечко» этим и отличается, что аналога нашей программе в мире нет. Это наше, чисто российское ноу-хау, сами придумали. Общий вектор развития телевидения сегодня, на мой взгляд, – это стремление заработать как можно больше денег. Без ложной скромности скажу: у нас несколько другой подход к работе. Мы, конечно, с голоду не падаем, но и в золоте не купаемся. Простите за высокий слог, но наше богатство – это идеи, команда и творческая атмосфера.

– Смотрят ли программу про маленьких людей люди большие?

– Программу смотрят все, хотя не все в этом признаются. Ну вот, например, когда у Сергея Юрского пропала любимая кошка, он ведь позвонил не куда-то еще, а нам. И мы три дня давали эту информацию, просили посодействовать зрителей в поисках кошки...

– Нашлась?

– Нет, к сожалению. Или когда у Лии Ахеджаковой украли кошелек, она тоже обратилась к нам. Леонид Ярмольник прямо перед эфиром звонил не так давно: «Старик, только на «Времечко» надежда, собака пропала, дай объявление!» Это приятно, когда к нам обращаются, и мы всегда стараемся помочь. Всем. Так что программа наша вовсе не для плебеев, как некоторые говорят, а для всех.

– «Времечко» однажды уже закрывали. Такое может повториться?

– Действительно, лет пять назад мы не выходили в эфир пару месяцев... На телевидении ничего загадывать нельзя. Возможно все. Но мне кажется, такого сурового оборота событий пока ничто не предвещает. Выручает наша несерьезность. Мы же не кусаемся всерьез, как собака. Мы покалываем, как ежик. С другой стороны, программа наша относительно недорогая для ТВЦ. Но на канале есть и такое мнение, что столь высокие рейтинги у «сторонней» программы – а нужно ли нам это?.. В общем, ничего исключать нельзя. Но есть ощущение, что мы не пропадем. За эти годы мы сумели создать команду, структуру, которая может работать практически в любых условиях, на любом канале. Есть некий модуль, конструкция, которую мы можем всегда воспроизвести. Есть несколько человек, которые могут работать в любых условиях, «с плеча», «с бедра». Таких людей, я по картинке нашего ТВ вижу, сегодня – единицы.

– Значит, «Времечко» будет жить в любом случае?

– Мне кажется, программа наша нужна и власти тоже. «Времечко» ведь, с одной стороны, программа несерьезная. Но, если посмотреть поглубже, мы всегда говорим о политике государства по отношению к своим гражданам. Аккуратно скажу – тревожна эта политика сегодня. И никто, кроме нас, сегодня об этом не рассказывает, уж не знаю почему. Может быть, потому что раньше делали это, что называется, «в лоб», на уровне персональном. И теперь получили в лоб. От персоналий во власти. Мне кажется, критиковать надо не личности, а систему. И даже не столько критиковать, сколько рассказывать и показывать, что система НЕ работает и ПОЧЕМУ она не работает. И как люди страдают от этого. В общем, думаю, нас не закроют. Из-за нашей несерьезности – это раз. И еще потому, что на канале ТВЦ у нас один из самых высоких рейтингов. Дается это нелегко, но это факт.

– Как люди приходят во «Времечко» на работу?

– Большинство корреспондентов приходят к нам с улицы. Месяц-два потусуются, уходят. И там, куда уходят, говорят: «А вот мы во «Времечке» работали!» Их, как правило, тут же берут на работу. Я смотрю на передачи, по стилистике похожие на «Времечко», и вижу, что все их делают наши же бывшие корреспонденты. Так что в некотором роде у нас тут телевизионное ПТУ. Это колоссальный невидимый миру труд – обучение людей технике телевизионной работы. В день человек по пять новеньких приходят – это минимум. И что меня беспокоит в последнее время, так это то, что идут в основном девочки. Мужской составляющей явно не хватает, складывается ощущение, что репортерская работа постепенно у нас становится чисто женской деятельностью. Впрочем, публицистика, социальный репортаж на нашем ТВ, похоже, вымирающие жанры: руководство разных каналов ведет дело к тому, чтобы оставить народу только развлекалку.

– Невооруженным глазом видно, что в последнее время в программе много съемок скрытой камерой. Опаснее стало работать?

– Да нет, просто мелкий чиновник страсть как боится камеры и норовит тут же сбежать или спрятаться. А без камеры готов пообщаться. В трудной ситуации с начальством у человека будет оправдание: ну не знал я, что меня тайком снимают, вот и наговорил всякого...

– «Человек рожден для счастья, а вынужден работать». Афоризмы «Времечка» – это просто песня! Какие из последних вам лично особенно понравились?

– «Вроде все по-людски, но как-то не по-человечески». «Вышли мы все из народа, и сразу кто куда». Придумывает афоризмы у нас целая бригада людей, в подавляющем большинстве врачи-сексологи, что поразительно. Серьезные люди.

– Народная любовь к вам не знает и возрастных границ. Буквально на днях слышал разговор двух малышей в песочнице: «Дай совок, а то во «Времечко» позвоню про тебя, жадину!» Честно, было такое дело. А недоброжелатели у программы есть? Матом ругаются в эфире?

– Сколько угодно! Только зрители этого не слышат. Чем ближе к выходным, особенно в пятницу, тем больше звонков от пьяных людей.

– И пенсионеры?!

– И бабушки пьяненькие дозваниваются. От пьяных людей как раз и жди нецензурщины. Технология их «купирования» проста. За годы работы у меня выработался «внутренний сторож»: я уже по первым словам человека чувствую, может он выругаться или нет. Есть нехитрый технический способ, как матерщину перекрыть: человек только начинает произносить ненормативное словечко, а я его уже «перекрываю» – начинаю говорить сам.

– Дозвониться до вас просто невозможно! Сколько раз и сам пытался, но в эфир попал только однажды...

– А вот Жириновскому удается всегда! Каким образом – для меня это настоящая загадка, ей-богу. Утверждает, что звонит на «общих основаниях», сам сидит, лично набирает номер... На десятилетии программы мы спрашивали у гостей, чего не хватает «Времечку». Жириновский подумал и сказал: «Меня. Возьмите меня ведущим! Хотя бы раз в неделю». Интересное предложение!

Опубликовано в номере «НИ» от 20 августа 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: