Главная / Газета 18 Августа 2004 г. 00:00 / Культура

Данил Спиваковский

«Мне в фильме оторвали ухо»

ЕЛЕНА СЛАТИНА

Одной из главных премьер Выборгского кинофестиваля стала картина Валерия Тодоровского «Мой сводный брат Франкенштейн», главную роль в которой играет Даниил Спиваковский. Роль эта в России стала ярким кинодебютом года. СПИВАКОВСКИЙ – необычная фигура в искусстве. Он един в трех лицах – снимается в кино, играет в театре и, как профессиональный психолог, учит людей навыкам общения. Обо всем этом он рассказал в интервью «Новым Известиям».

shadow
– Один известный психотерапевт говорил, что актеры – это люди с определенными нарушениями психики, в том смысле, что человек обыкновенный не способен быть сегодня хирургом, завтра – террористом, послезавтра – милиционером, а на следующий день – работником кладбища. Вы согласны с таким мнением?

– Наверное, человек, который хочет стать актером, действительно обладает каким-то особенным типом характера, определенной психикой, но я убежден, что все профессии, которыми занимаются люди, совершенно одинаковые. Не важно, чем человек занимается в жизни – играет на сцене, лечит людей, готовит еду, летает в космос или сидит дома с детьми, – причины успешности одинаковы. Человек, который добился успеха в одной профессии, добился бы его и в другой. Конечно, тот, кто боится крови, не захочет быть врачом. Так же как и человек, который стесняется публичных выступлений, боится быть на виду, наверное, не пойдет в актеры.

– Говорят, что многие актеры в жизни – закомплексованные люди, для которых сцена является тем единственным местом, где можно открыться.

– Возможно. Могу про себя сказать. На первый взгляд я человек открытый и общительный, тем не менее какие-то свои внутренние переживания скрываю очень глубоко. Возможно, выбрал профессию актера как-то подсознательно именно для того, чтобы лицедействовать, играть разные роли и еще глубже спрятать личное. На сцене ведь – не я, а некий персонаж. Возможно, пройдут годы, и я смогу выносить на сцену свои собственные чувства и переживания, но сегодня мне ближе лицедейство. Хотя сложно так говорить, ведь там же все равно мои руки, мои ноги, мой голос, мои глаза... Это и я, и не я.

– Как вам кажется, почему кинематограф заметил вас – ведущего актера театра Маяковского – когда вам исполнилось уже 30 лет?

– Вообще у меня все происходило довольно поздно. Все удовольствия жизни и все ее прелести я познал позже своих сверстников. И в театральный институт поступил, уже отслужив в армии и отучившись в университете. Мне был уже 21 год, и я был одним из самых старших на курсе. Еще студентом я стал играть в театре и никогда не думал о кино, во всяком случае это никогда не было идефикс. Я никогда не числился ни в одном из агентств, и даже не имел нормального портфолио, как у всех артистов.

– А как произошла ваша встреча с Тодоровским?

– Тодоровский был продюсером сериала «Темная лошадка». И когда завершились съемки, он пригласил меня к себе в кабинет и предложил роль в своем полнометражном фильме. Проб не было. Поскольку в «Лошадке» у меня главная роль, он меня видел в различных ракурсах.

– Был ли страх перед первой большой ролью у режиссера, у которого мечтает сняться каждый?

– Была радость, что появилась новая интересная работа. И я очень серьезно к ней отнесся. Тодоровский хотел, чтобы мой персонаж был несколько худощав, и я похудел на 14 килограммов. Все потом говорили – ой-ой, бедный-бедный, как же так можно… Но я сделал это с удовольствием и очень легко, потому что была цель. И до сих пор, кстати, стараюсь эту форму поддерживать. Сложно было с заклеенным глазом, потому что иногда приходилось так смотреть на мир по 12 часов... А страха не было. Я ведь уже снимался до этого. Пусть в сериалах, но какая разница.

– Теперь вы снимаетесь у Лунгина. Что за роль играете?

– Сценарий написал Геннадий Островский, с которым я уже второй раз встречаюсь – после «Франкенштейна». Это фильм о людях, которые приезжают в Россию из-за границы в поисках своих родственников, а один аферист сводит чужих людей, родственниками не являющихся. Я играю работника еврейского кладбища Гришу Цаусаки, такого близорукого чудака.

– Опять проблемы с глазами?

– Да с глазами полбеды, мне в этом фильме еще отрывают ухо.

– Вашим героям вечно не везет...

– Да. Почему-то каждая моя картина заканчивается либо смертью моего героя, либо его избиением.

– Кинорежиссеры будто нарочно меняют вам амплуа. На сцене у вас в основном комедии, а на экране – сплошь психологические драмы.

– Нет, в кино я тоже все-таки комедийный. Потому что во все свои роли я стараюсь добавить иронию – над собой, над тем, что происходит. А в театре у меня тоже есть серьезные роли, например, Черт в «Карамазовых», но они тоже всегда окрашены иронией и юмором.

– Даниил, вы ведь по первому образованию психолог. И сейчас, насколько я знаю, практикуете. Как же вас занесло в театр?

– Да, я закончил психфак МГУ. Это был вполне логичный выбор жизненного пути, потому что моя мама – Алла Семеновна Спиваковская – психотерапевт, доктор наук, профессор МГУ. Я вырос в соответствующей атмосфере и после школы стал поступать на психфак: в первый год не добрал балла и пошел работать санитаром в психиатрическую клинику. Что касается практики, то да, я веду тренинг общения. На него собираются люди, которые хотят научиться правильно общаться, то есть установить контакт с людьми – у кого-то проблемы в отношениях с начальством, у кого-то – с подчиненными, у кого-то – с мужем или женой, с детьми. На этих занятиях мы разбираем ситуации и как будто бы играем роли. Мы разбираем, насколько правильно человек в той или иной ситуации выбрал роль.

– Ваши роли для зрителей тоже определенная психотерапия. Чувствуете ли вы себя на сцене психологом?

– Знаете, я играю в спектакле «Банкет». Эта пьеса связана с супружескими отношениями, с проблемами развода, поисками компромисса, способностью прощать друг друга. Это очень важные темы и вопросы, с которыми мы ежедневно сталкивается. И однажды, после спектакля, я сидел с друзьями в соседней с театром кофейне, и вдруг официант принес мне записку. В ней было написано: «Спасибо вам за спектакль. Сегодня вечером вы помогли нам понять, как сильно мы любим друг друга». Ее написала молодая влюбленная пара – юноша и девушка. Эту записку я храню. Она мне очень дорога. Как и сотни записок, открыток, писем, которые получаю после своих спектаклей. Конечно, актерство – это терапия. Ведь люди после спектаклей пересматривают свою жизнь, свои отношения с близкими – это дорогого стоит. Психология – это другое, другие методы воздействия на человека. Но все же это похожие профессии, обе пытаются достучаться до души человека, чтобы в этой душе произошли изменения к лучшему.



Справка «НИ»

Даниил СПИВАКОВСКИЙ родился 28 августа 1969 года. Окончил ГИТИС. С 1992 года работает в Театре имени Вл. Маяковского. На его счету около полутора десятков театральных ролей. В кино дебютировал в 1991 году в фильме «Мигранты». С 2000 по 2004 год сыграл в 11 телесериалах, среди них – «Две судьбы», «Русские амазонки», «Зачем тебе алиби?», «Инструктор». Главная роль в фильме Валерия Тодоровского «Мой сводный брат Франкенштейн» (2004) стала дебютом в большом игровом кино.

Опубликовано в номере «НИ» от 18 августа 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: