Главная / Газета 5 Августа 2004 г. 00:00 / Культура

Эммануэль Беар

«Больше не существует никаких табу»

ЕЛЕНА СЛАТИНА

В русский прокат выходит французский хит – фильм «Натали» Анн Фонтейн. В главной роли в нем снялась Эммануэль Беар. Русскому зрителю актриса памятна по «Французской женщине» Режиса Варнье и по ленте «8 женщин» Франсуа Озона.

shadow
Пресса называет зеленоглазую красавицу-звезду Эммануэль Беар Снежной королевой за то, что она редко улыбается и славится скверным характером. Ей без малого сорок лет, но она продолжает играть двадцатипятилетних. В прошлом году она снялась обнаженной для французского журнала ELLE, благодаря чему полумиллионный тираж смели с прилавков за 10 дней. О процессах последних лет, меняющих стиль французского кино и стереотипы поведения французских женщин, Эммануэль БЕАР рассказывает «Новым Известиям».

– Вам не кажется симптоматичным, что в современном французском кино становится все больше и больше сюжетов, основанных на сексуальных комплексах? «Бассейн» Озона, например, фильмы Катрин Брейя, «Натали»?

– Я не думаю, что я идеальный человек, который может ответить на этот вопрос. Но мне кажется, что это закономерный процесс. Во-первых, с каждым годом сексуальные отношения становятся все более либеральными. Во-вторых, в кино становится больше женщин-режиссеров. В-третьих, это просто интересная тема. И достаточно полезная для зрителя, который в таких фильмах находит ответы на вопросы, которые боится задавать.

– Вы стали известны после фильма Режиса Варнье «Французская женщина», где сыграли порочную женщину, изменяющую своему мужу. Поскольку у фильма достаточно претенциозное название, прямых ассоциаций не избежать – вы стали определенным воплощением «французской женщины». Ваши героини в «8 женщинах» и в «Натали» тоже отличаются свободным сексуальным нравом. Вы сами могли бы сформулировать – кто такая французская женщина?

– Прежде всего я хочу заметить, что не считаю Натали женщиной свободных нравов. Наоборот, она как бы абстрагируется от своего желания, от своего личного удовольствия, она дает удовольствие другим, и за это ей платят. Она не свободна. Так что в этом фильме я как раз далека от воплощения сексуальной свободы женщины. Мне сложно анализировать все картины, в которых я снималась, но если говорить о свободе женщины вообще, то да, в нашей стране, в нашем обществе женщина обладает определенной свободой. Больше не существует никаких запрещенных тем, никаких табу, представления о нравственности сильно изменились. Женщина может покинуть мужчину, если она его не любит, даже если у них есть дети. У женщины есть право выбора – остаться или уйти. Теперь очень многое зависит именно от желания женщины.

– Режиссер Анн Фонтейн рассказывала, что во время съемок доводила вас до физического измождения, заставляя по 20 раз произносить одни и те же монологи. Так ли важно для вас ради погружения в образ лично переживать то же самое, что и ваша героиня?

– О, если бы Анна на съемках объяснила мне, ради чего я по несколько часов играю одну и ту же сцену... Нет-нет, она, конечно же, не садист. Многие режиссеры подолгу добиваются от актеров какого-то важного эффекта, ищут этот эффект через актерскую игру. Я думаю, Анна так и делала. А мне всегда намного важнее режиссерская идея, чем собственная роль. Я, конечно, уставала на съемках, но эта работа была мне очень интересна. Прежде всего потому, что я играла персонажа, с которым прежде никогда не сталкивалась, – девушку, которая реализует чужие фантазии. Присваивала ли я себе переживания проститутки? Не знаю. Я присваивала себе облик и пыталась понять, что у такой девушки внутри.

– Я знаю, что ради фильма вы ходили по клубам и знакомились с проститутками. Это общение помогло вам что-то понять?

– Да, безусловно. Но выводы слишком неутешительные. В этих клубах сплошь разбитые судьбы. Там молодые, красивые девушки, жизнь которых могла бы сложиться удачно, но на каком-то отрезке что-то сорвалось. Отдаваясь мужчинам, они все поголовно уверены, что никогда не смогут полюбить. Они считают эту возможность утраченной для себя. И отводят себе роль таких медсестер – они помогают мужчине испытать мгновения счастья, таким образом избавляя его от каких-то проблем, они как бы принимают его проблемы на себя. Они дают удовольствие, но сами его не получают. Я много историй в этих клубах выслушала, но не стала срисовывать свою героиню с какой-то конкретной девушки. Моя Натали – собирательный образ, в ней много всего намешано.

shadow – Натали – самая многословная ваша роль. Был ли для вас нарративный жанр сложнее, чем роли действия?

– Да, действительно, самая многословная. Мне пришлось здесь очень много говорить, причем мои монологи довольно откровенны, я произношу непристойности, вульгарные вещи. Но они сильно влияют на персонаж Фанни Ардан, и на зрителя тоже. Необходимо было сделать так, чтобы эти слова наполнили содержанием сексуальные отношения супругов. Я думаю, что эту роль очень трудно было играть и Фанни Ардан. Ей выпала самая сложная актерская задача. С одной стороны, ей очень трудно слушать и осознавать то, о чем я ей рассказываю, но с другой стороны, она, испытывая боль, получает от этого определенное удовольствие. Обе героини достаточно неуравновешенны и очень уязвимы. Именно это их и объединяет.

– Обе героини выступают как бы режиссерами действия, обе движимы своими фантазиями. Вы считаете, что каждым человеком управляют его мечты?

– Не скажу – каждым или не каждым, но Натали точно зависима от своих фантазий. Она же рассказывает Катрин свою воображаемую жизнь, ту, какой она хотела бы ее видеть. Через образ Натали моя героиня, которую на самом деле зовут Марлен, строит идеальные отношения с мужчиной. Вы прислушайтесь – она же рассказывает не только о том, как происходит секс, но и о том, что «он еще не ушел на работу». Она ведь мечтает о мужчине, которого она будет по утрам провожать на работу. Марлен намного несчастнее, чем Катрин. Несмотря на свой роскошный фасад, она жалкая, она хочет вернуться к нормальной жизни, но ей это настолько непросто, что она прячется за своими мечтами.



Справка «НИ»

Эммануэль БЕАР (Emmanuelle Beart) родилась 14 августа 1965 года во Франции, в Сен-Тропезе. Ее отец – знаменитый французский певец Ги Беар. После развода родителей Эммануэль осталась с матерью. Детство актриса провела в Греции у своей бабушки. Дебют в кино состоялся в 1976 году в фантастическом фильме Demain Les Momes. Известность ей принес фильм «Манон с источников» (Manon des Sources, 1986), а кроме известности еще и «Сезара» как лучшей актрисе второго плана. После этого фильма было еще несколько картин (в том числе и известная в нашей стране комедия A Gauche en Sortant de L’Ascenseur («Налево от лифта»).

Настоящий успех пришел после фильма Жака Риветта «Прекрасная спорщица» (La Belle Noiseuse, 1991), который стал событием года и получил главный приз Каннского кинофестиваля. В 1996 году Эммануэль Беар снялась в американском блокбастере «Миссия невыполнима» (Mission: Impossible) вместе с голливудской суперзвездой Томом Крузом. Это была вторая американская работа Беар после малоудачного фильма 1986 года «День с ангелом» (Date With an Angel). Актриса снялась более чем в 30 картинах, среди которых: «Сердце зимой» (Un Coeur en Hiver, 1992), «Ад» (L’Enfer, 1994), «Нелли и господин Арно» (Nelly et M. Arnaud, 1995), «Французская женщина» (Une Femme Francaise, 1995), «Дон Жуан» (Don Juan, 1998), «8 женщин» (8 Femmes, 2002).

Опубликовано в номере «НИ» от 5 августа 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: