Главная / Газета 8 Июля 2004 г. 00:00 / Культура

Александр Калягин

Легкая передышка

shadow
Завершается театральный сезон. Обычный театральный сезон, в котором были победы и поражения, успех и неудачи. Театры мучительно искали своих авторов и режиссеров, но не всегда получалось, что находили своих. Поиск репертуара для театра всегда самая главная проблема, а сегодня, мне кажется, особенно. Я думаю, что мы подступаем к новому этапу, когда в театре становится наиболее важным, о чем он собирается поведать своим зрителям, а как он это сделает, уходит на второй план. В театр возвращается то, что называется позицией, внятно выраженным отношением к тому, что происходит с нами. Видимо, прошла эйфория от перемен, которые произошли в нашем обществе, наступило время, когда можно не только их обозначить, но и перейти к анализу. Не хочу, чтобы меня превратно поняли, – я не говорю о том, что искусство театра должно стать вульгарно актуальным, речь идет о том, что оно должно стать содержательным. Чтобы театр был современным не только по языку, не только, как принято называть сейчас, наличием современных театральных технологий, но и своими взаимоотношениями со временем. Я помню, как Олег Николаевич Ефремов утверждал, что для театра важнее найти пьесу, которая в данный момент отвечает его потребностям, а потом уже под нее – режиссера. В какое-то время эта установка была пересмотрена, мне кажется, что сегодня имеет смысл к ней возвратиться. Надо находить материал, который может выразить мировоззрение театра, его устремления, его поиски. Формальные искания должны вылиться в серьезное содержание, которым можно увлечь зрителей, превратить их из наблюдателей в собеседники.

Зрители – вот еще одна наша проблема. Полные залы – это прекрасно, но каждый из нас знает, что бывает умный, чуткий зал с точными реакциями, а бывает и так, что играешь в пустоту, когда тебя не слышат. Мне кажется, что в последние годы мы отучили зрителей думать, спектакль они проглатывают, как бутерброд в буфете. Снова приучать их к душевной работе в театре – процесс более длительный, чем реформировать сам театр. Об этом нам сегодня тоже надо серьезно подумать.

Если говорить о моих театральных впечатлениях в прошедшем сезоне, то самое сильное – это спектакль «Дядя Ваня», поставленный Львом Додиным. Пьесу, которую я знаю наизусть, для меня словно открыли заново, возникли иные смыслы. Я вдруг по-другому взглянул на этих людей, на их взаимоотношения. Это было так увлекательно – следить за жизнью других людей, что-то узнавая про себя.

«Закрытие сезона» – многие театры уже вывесили это объявление, извещая своих зрителей, что на какое-то время они прощаются с ними. Кто-то уезжает на гастроли, кто-то просто отправляется в отпуск. Мы подводим итоги, размышляем, как жить дальше. Мысль о театре – она неотступная, преследует тебя все время, что бы ты ни делал. Даже когда наступает эта легкая передышка между двумя сезонами, театральные люди не перестают жить проблемами театра. Как правило, они даже отдыхают вместе в наших домах творчества. Нет чтобы забыть о сцене, о работе, даже самой любимой, как это делают все нормальные люди на отдыхе. Наш народ продолжает рассуждать о театре, где бы ни находился. Очень смешно наблюдать, как два артиста где-нибудь на Черном море, покрываясь гусиной кожей, могут часами стоять по пояс в воде и разговаривать о ролях, режиссерах, пьесах. Театр – это ужас всей нашей жизни, всепоглощающий и сладостный, это болезнь, не поддающаяся лечению.



Автор – народный артист CCCР, председатель Союза театральных деятелей России, художественный руководитель театра Et cetera.

Опубликовано в номере «НИ» от 8 июля 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: