Главная / Газета 15 Июня 2004 г. 00:00 / Культура

Звезда из племени Маори

Прима мировой оперы Кири Те Канава закрыла сезон в Московском международном доме музыки

МИХАИЛ МАЛЫХИН

Первое и, как заметили организаторы концерта, возможно, последнее выступление одной из самых именитых оперных певиц мира в Москве прошло с фантастическим аншлагом – гости Московского дома музыки сидели на ступенях и стояли в проходах. Если бы пение Кири Те Канавы привело зрителей в бешеный восторг, от оваций самый современный концертный зал страны вполне могла бы постигнуть судьба «Трансвааля». Примадонна и оркестр пощадили зал и публику.

«Звезда столетия» в Москве выглядела блестяще.
«Звезда столетия» в Москве выглядела блестяще.
shadow
«Нет, журналисты зря называют меня американкой или англичанкой. Я маори! – лучезарно улыбаясь, произнесла на пресс-конференции перед концертом Кири Те Канава, – ...и я горжусь тем, что родилась в семье аборигенов Новой Зеландии». Сейчас «леди-колокольчик» (именно так переводится имя певицы с языка маори) проживает в Лондоне, с удовольствием выступает с итальянским и немецким классическим репертуаром во всем мире. Родители госпожи Те Канава поразительно угадали с выбором имени. Начиная с 1972 года ее высокое сопрано действительно звучало со сцен самых именитых оперных театров мира необычайно легко и чисто – словно хрустальный колокольчик. В Москве, правда, этот «звон» было сложно расслышать – в самых эмоциональных громких эпизодах (на форте) певицу подводило довольно обычное для суперзвезд ее стажа вибрато. А невероятной тембровой красоты и чистоты высокие тихие ноты на пиано захлебывались в неуклюжих грубоватых пассажах оркестра.

Певица призналась, что была бы рада выступить с главным дирижером Национального Филармонического оркестра России Владимиром Спиваковым, но, к сожалению, у нее с ним не сошлись гастрольные графики (концерты Спивакова расписаны на пять лет вперед). Заменивший Спивакова за пультом британский дирижер Джулиан Рейнольдс, известный в России своей работой в петербургском Мариинском театре, явно не смог совладать с московскими виртуозами. То ли с перепугу, то ли от гордости перед иностранцами спиваковцы все время с трудом сдерживались, чтобы не сфальшивить во время аккомпанемента арий из Верди, Моцарта, Массне и Шарпантье. Зато во время многочисленных инструментальных антрактов между пением оркестр явно чувствовал себя на высоте – танцевальные ритмы явно воодушевляли музыкантов больше, чем лирические речитативы и арии.

Впрочем, «голос столетия», как называют Кири Те Канава британские оперные критики, осталась вполне довольна вечером, сожалея лишь о том, что Москву в свой первый приезд ей так и не удалось разглядеть. Все пять дней пребывания в российской столице ушли на адаптацию и репетиции. «Раньше ваша страна была слишком закрытой, – говорит певица. – Но она пережила большие перемены, и теперь стало легко получить визу и долететь до вас». Так что, возможно, выйдя на пенсию, Кири Те Канава сможет погулять по Старому Арбату и посетить Третьяковку. Но, скорее всего, это будет не скоро – в ближайших планах звезды – участие в постановке Лос-Анджелесской оперы, которой руководит ее друг тенор Пласидо Доминго, и организация фонда помощи певцам ее родной Новой Зеландии: «Люди должны знать, что Новая Зеландия уже давно не та страна, где аборигены племени маори когда-то занимались каннибализмом».


Опубликовано в номере «НИ» от 15 июня 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: