Главная / Газета 4 Июня 2004 г. 00:00 / Культура

Веселые поминки

Сочинский фестиваль «Кинотавр» открылся в последний раз

ЕЛЕНА СЛАТИНА, Сочи

На праздничной церемонии открытия 15-го ежегодного фестиваля «Кинотавр» его основатель Марк Рудинштейн и президент Олег Янковский изо всех сил пытались развеселить гостей. Тем временем сочинская публика едва сдерживала слезы, зная, что нынешний «Кинотавр» должен стать последним.

Синяя звездная дорожка сочинского «Кинотавра» смотрелась не хуже красной каннской.
Синяя звездная дорожка сочинского «Кинотавра» смотрелась не хуже красной каннской.
shadow
Подозрение, что из церемонии открытия «Кинотавра» будут устроены поминки фестиваля, закралось еще в фойе Зимнего театра, где носился напряженный Рудинштейн в темных очках и как-то устало бродил и отмахивался от интервью Янковский. За три часа до открытия по пресс-центру пронесся слух, что на церемонию приедет президент Путин, который сейчас находится в Сочи. Вместо ВВ прибыл бывший питерский губернатор, а ныне полпред президента в ЮФО Яковлев: зачитал официальное обращение главы государства и добавил от себя, мол, «государство вас не оставит». На сцене несколько раз не срабатывала пиротехника (шутка режиссера шоу), на что Рудинштейн отшучивался: «Какой бюджет, такой и фейерверк».

Но в принципе кинотавровцы обошлись без глухого траура и постарались сделать церемонию ностальгической, но веселой. Несколько раз чувство вкуса организаторам шоу все же изменило – сначала Алена Апина, например, пыталась завести зал песней на слова Аркадия Инина: «С «Кинотавром» свяжешься, вовсе не развяжешься, это точно, блин, любовь, а не только кажется», потом Анастасия Волочкова исполнила танцевальный номер под песню Эдит Пиаф и наглядно подтвердила свой нынешний высокий статус солистки Краснодарского балета, затем неизвестная исполнительница, заламывая руки, пела песню о Маленьком принце в честь Микаэла Таривердиева, потом Марк Рудинштейн произнес эпитафию в честь живой собаки своей бывшей жены, которая все 15 лет охраняла «Кинотавр», и подарил ведро пляжных камней Дмитрию Харатьяну. Впрочем, без доли абсурда здесь никогда не обходится, но в целом, по мнению большинства зрителей, это была лучшая церемония за все 15 лет.

Началось же открытие с буквально выпавшего на сцену Марка Рудинштейна, которого Янковский тут же резонно спросил: «Зачем же все прошибать лбом?». В этом году, после громких заявлений руководителей «Кинотавра» о своем самоустранении, каждая фраза здесь кажется двусмысленной и символичной. После нескольких намеренно неудачных попыток объявить начало праздника, «отцы» передоверили эту честь ведущим – Амалии Гольданской и Владиславу Флярковскому, шутливо объясняясь, мол, хотели как лучше.

Да, Рудинштейн с Янковским действительно прошибли лбом множество стен, много раз хотели как лучше, но получали классический результат. Однако как бы ни иронизировали по поводу «Кинотавра» все 15 лет сторонние наблюдатели, те, кто посетил его хоть единожды, понимают, что Рудинштейн сделал великое дело. «Кинотавр» стал не просто фестивалем, где показывали кино, он стал местом, где в ночных алкогольных посиделках рождались замечательные кинопроекты, где образовывались и распадались семьи, где рождались и умирали люди. «Кинотавр» дал «путевку в жизнь» многим дебютантам, а во времена полного развала отечественной киноиндустрии он был средством спасения кинематографистов от полного забвения. И пусть этих фильмов почти никто не видел, зато о них многие слышали – из газет, из телерепортажей.

Сегодня совсем другая эпоха: в конкурсной программе фестиваля – прокатные хиты вроде «72 метров» или «О любви». «Кинотавр» больше не выполняет функцию спасателя. Теперь он просто красивый праздник, куда по-прежнему с удовольствием съезжаются ведущие кинематографисты. Уже приехали и давние друзья фестиваля Александр Лазарев со Светланой Немоляевой, Николай Караченцов, Лариса Голубкина, Георгий Данелия, Ольга Дроздова, молодые звезды. Причем уже заметно, что молодых – Максима Коновалова из «Бумера» или Алексея Алексеева из «Даже не думай» – сочинская молодежь встречает даже с большим восторгом, чем мэтров. Некий сочинский гражданин, например, сменял Коновалову свои дорогущие солнечные очки на его пластмассовые и ушел, довольный, оставив молодого артиста в полной растерянности.

Очевидно, что «Кинотавр» выполнил свою функцию, и теперь фестиваль нуждается в новой форме и, соответственно, в новых людях. На церемонии открытия о преемниках не говорили. Рудинштейн заверил всех, что фестиваль останется – только без него, в очередной раз сказал свою любимую фразу о том, что сейчас никто не помнит имя создателя Каннского фестиваля, и неожиданно поблагодарил себя за оказанное себе доверие. Дело в том, что в финале церемонии Марка Рудинштейна объявили председателем большого жюри.

Итак, «Кинотавр» начался. В его конкурсе 17 картин, среди которых и очень ожидаемые – «Мой сводный брат Франкенштейн» Валерия Тодоровского, «Водитель для Веры» Павла Чухрая и показанное в четверг вечером «Красное небо» Валерия Огородникова. Это те фильмы, которые до последнего момента рассматривали представители Берлинского и Каннского кинофестивалей, но не взяли. Серьезную конкуренцию конкурсным просмотрам составляют просмотры кинорыночные, где сегодня обещана «Богиня» Ренаты Литвиновой, а завтра – тот самый «Франкенштейн». Рудинштейн запретил пускать на кинорынок прессу, чтобы та не отвлекалась от освещения фестиваля. Но и журналисты, и гости, пользуясь личными знакомствами с прокатчиками, все равно ходят, обещая не разглашать тайны раньше времени. В этом и есть весь «Кинотавр» – тут не действуют запреты и ограничения, тут все друг друга давно знают, дружат домами, дети кинозвезд и кинокритиков вместе плещутся в бассейне. Ни о каком жестком регламенте тут и речи быть не может. Уйдет ли, исчезнет ли вся эта атмосфера после Рудинштейна?! Скорее всего да, но пока не хочется верить, что уйдет Рудинштейн.


Опубликовано в номере «НИ» от 4 июня 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: