Главная / Газета 28 Апреля 2004 г. 00:00 / Культура

Ложка меда в бочке ужасов

Фотограф Сергей Братков создал галерею образов свободной галлюцинации

СЕРГЕЙ СОЛОВЬЕВ

На открывшейся выставке «Семь» в галерее «Риджина» один из самых провокационных фотографов Москвы представил образы страхов и неврозов современного городского человека. Эти «плоды жизни» оказались одновременно и отталкивающими, и привлекательными.

Продолжение скандально известной фотосерии детей Сергея Браткова.
Продолжение скандально известной фотосерии детей Сергея Браткова.
shadow
Название экспозиции – «Семь» – отсылает, с одной стороны, к библейским семи грехам, за которые всякого преступного христианина ждет адский пламень. С другой стороны, «Семь» напоминает о знаменитом фильме Дэвида Финчера (там, где Брэд Питт ловит маньяка-убийцу, карающего своих жертв разными видами адских мучений). Учитывая весь этот «адский» подтекст, сам автор Сергей Братков выделил еще и семь проблем, которые, по его мнению, особенно волнуют всякого нормального россиянина, развивают у него страхи и разные недобрые предчувствия. Есть смысл перечислить их по порядку.

1. «Как страшно стало ездить в метро».

2. «Кто поджег Манеж?».

3. «Ложка меда в бочке дегтя».

4. «Повсеместный невроз».

5. «Времена года».

6. «Дети – цветы в нашей жизни».

7. «Жевательная резинка».

Если хотя бы одна из этих тем в пересказе вас задела за живое, уже хорошо. Но стоит прийти на выставку, и они заиграют новыми красками.

Впрочем, если вы надеетесь, что фотографии и видеоработы Браткова объяснят, что такое «повсеместный невроз» или чем страшна жевательная резинка, оставьте надежды за порогом «Риджины». Братков ничего не объясняет и не иллюстрирует. Одна критикесса на вернисаже долго пытала дирекцию галереи: где здесь «ложка меда», а где «ужасы метро»? Имеются пять фоторабот с неопределенным сюжетом и два видеофильма на экранах. Самые эффектные из фотографий изображают измазанного сажей и пеплом человека, стоящего на кухонной плите – апофеоз невротического угара. Рядом висит роскошный снимок лебедя, который плавает в абсолютно черных водах (видимо, это и есть бочка дегтя с ложкой меда). Жевательная резинка, которую во весь экран надувают женские губы, превращается в полиэтилен, каковым обычно в фильмах ужасов садисты душат своих жертв. Наконец, роскошная фотография младенца на красном атласе (примерно так же снимали когда-то Мэрилин Монро) отсылает к извращенной педофилии. Кстати сказать, именно фото детей, сделанные а-ля «мечта педофила», принесли Браткову скандальную известность (особенно на Западе). Так или иначе, каждый из образов работает по принципу свободной ассоциации. Скорее даже свободной галлюцинации. На первый взгляд в нем нет ничего предосудительного, но на поверку просвечивают тревога и порок.

Единственное произведение, которое бьет напрямик, – огромная видеопроекция. Откроем интригу и сразу скажем, что концовка этого десятиминутного фильма напрямую связана с Манежем. Братков самолично снимал пожар Манежа, а потом залезал на крышу сгоревшего здания. Но тут же выдал свою версию случившегося. В пожаре виноват… Кинг-Конг. Русский Кинг-Конг орет страшным зверем в лесах Подмосковья, ходит с горящим факелом по пустырям, нападает на прохожих на Тверской, прячется промеж голубых кремлевских елей. Остается добавить, что Кинг-Конга сыграл сам Братков, и ни одна невинная горилла за время съемок не пострадала.




В ГМИИ им. Пушкина сегодня открывается выставка «Мир этрусков»
На вернисаж – за милым другом

Опубликовано в номере «НИ» от 28 апреля 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: