Главная / Газета 23 Апреля 2004 г. 00:00 / Культура

Лариса Вербицкая

«За красоту я заплатила кровью»

АНДРЕЙ ДОМНИЧ, СЕРГЕЙ СНЕГУРОВ (ФОТО)

Лариса Вербицкая, популярнейший диктор, – символ Центрального телевидения Страны Советов, сохранившая себя на голубом экране до наших дней. Чего это стоило, разговор особый: ведь ее неоднократно пытались и уволить, и «сократить». Не вышло. Может, все дело в неженской твердости характера и духа, который она продемонстрировала всей стране в экстремальном шоу «Последний герой», дойдя до финала? И при этом она столь же обворожительна и сексапильна, что с легкостью лидирует во всевозможных рейтингах красоты и популярности.

shadow
– Всего год назад на «Весеннем балу красоты и моды» вас наградили дипломом как участницу номинации «100 самых красивых людей Москвы-2003». Часто ваши обаяние и красоту отмечают не только, скажем так, простые телезрители, но и ревнивые к чужому успеху представители светской тусовки. Вас это радует?

– Мне это, как любой женщине, приятно. Даже если меня включают в список «Лица уходящего ХХ века». Но самое интересное, что я никаким светским персонажем не являюсь и на тусовки не хожу, хотя и зовут туда постоянно. Мне, слава Богу, есть на кого потратить свое свободное от работы время.

– Это вы о приоритете семейных ценностей? Телезрители знают, что вы образцово-показательная жена, мать, дочь, хозяйка терьера Джонни и попугаихи Шерри. Но ведь одно другому не мешает: мужчины, как и двадцать лет назад, влюбляются в ваш экранный образ. Даже такие, как Владимир Жириновский, который вам на острове «Последнего героя-3», по слухам, проходу не давал. А потом в процессе «Большой стирки» прилюдно заявил, что вы-де у него самая любимая?

– Что ж, я рада за Владимира Вольфовича – у него очень хороший вкус! А если серьезно, то на острове ничего «такого» не было. Другой климат: в Москве минус 40, а на острове плюс 35. И жизнь какой-то размеренной становится, и движения такими же. Как у… пумы. Там ведь что главным было? Не суетиться, не расходовать вхолостую остатки своих сил.

– Никто не ожидал, что вы, такая хрупкая женщина-тростиночка, дойдете почти до самого финиша...

– Вы думаете, что я такая уж беззащитная? Я, между прочим, чуть не с дошкольного возраста самыми разными видами спорта занимаюсь и совсем не безуспешно. В легкой атлетике вообще до кандидата в мастера спорта дошла еще школьницей.

– Лариса, вами восхищаются не только ровесницы, но двадцатилетние девушки: «Как ей удается так выглядеть в ее…?». Действительно, как?

– Никакого секрета тут нет. Для женщины, если ей уже не двадцать, и даже не тридцать самое главное – выспаться. Если уж не удалось, лучшее средство – ванна с солью. Недавно вот увлеклась талласотерапией – это такие целебные компрессы кожи морскими водорослями, минералами, лекарственными травами. Эффект такой, какой раньше достигался только пластическими операциями…

– Как вы, кстати, к ним относитесь? Не секрет, что многие известные женщины, в том числе и ваши телевизионные коллеги, к ним частенько прибегают…

– Никогда не прибегала, обхожусь как-то. Если хотите знать мое к этому отношение, то мне безумно нравится фраза одной французской долгожительницы, которой уже почти сто лет. Ее спросили, не переживает ли она, что у нее так много морщин. Она ответила: «Какие морщины? У меня всего одна морщина – и то я на ней сижу!». Посмотрите на Майю Михайловну Плисецкую. Все знают, сколько ей лет, но в какой она форме, сколько жизни в ее глазах! Вот к чему надо стремиться. Ну и, конечно, правильно отдыхать.

– Как вы?

– Как вы знаете, я родилась в Крыму, поэтому меня всегда тянет на море. Если такой возможности нет, то спасает подмосковная дача в Подольском районе. Как только выпадают на работе два-три свободных дня, мы с мужем и детьми обязательно уезжаем за город, на природу. Там зайцы, белочки – дочка их кормит. На даче я увлеклась цветоводством, развожу, к примеру, мавританские васильки, розы, клематисы, белые, розовые и желтые лилии. Здесь же за долгие годы взялась за холст и масляные краски. Рисую цветы, букеты, природу. Это тоже в какой-то степени позволяет достигать внутренней гармонии. Но самое, наверное, важное, чтобы с женщиной рядом был любимый человек. Тогда у нее и на душе легко, и глаза светятся, и хочется хорошо выглядеть. И возраст тут совершенно неважен!

– Ваш муж Александр с вами уже пятнадцать лет.

– Да, это мое счастье! Кстати, до свадьбы мы называли друг друга на «вы», соблюдали «дистанцию XIX века».

– Лариса, что вам лично дал «Последний герой»?

– Похудела на десять килограммов. И еще. Раньше я очень боялась лошадей, несмотря на то что они мне всю жизнь нравились. А вот после острова не только перестала бояться, но и прошла в Подольске курс верховой езды.

– Ваше присутствие украшает любую телепрограмму, а ваши туалеты сдержанны, но всегда необычны. Кто помогает работать над имиджем?

– В одежде предпочитаю золотую середину между английской сдержанностью и итальянской сексапильностью. Сейчас и то, и другое доступно практически всем. А вот во времена моей телевизионной юности был такой случай… Хотите, расскажу?

– Конечно.

– Мне нужно было концертное платье. Зная, что писк сезона – перья, я как человек ответственный и творчески подходящий к своему появлению на сцене, отправилась за ними в зоопарк, в специальный вольер для птиц. Но накануне проходил фестиваль парикмахерского искусства, и все мастера причесок использовали в своих композициях перья, что роняли за последнее время павлины. Так что на мою долю ничего не осталось. Работники зоопарка очень сочувствовали, но только разводили руками. А мне как раз очень понравились попугаи. Вот меня и пустили к ним в клетку. Такая милая птичка, размером с кошечку, игриво так щебечет. Я и стала заигрывать с ней: «Ты моя птичка-пташечка», приговариваю, шейку ей щекочу. Она аж выгибается от удовольствия. Надо же думаю, какой контакт с попугаем наладился. И продолжаю: «Ах, ты моя хорошая!». Она выгибается еще больше. И вдруг в какой-то момент это премилое существо со скоростью реактивного самолета вонзается клювом в мой указательный палец. И висит на его фаланге, растерзанной до кости, уцепившись клювом. Вся клетка в крови, я рыдаю! Вот шрам, память на всю жизнь осталась!

– Но перо-то вы все-таки из него выдернули?

– Какое там перо! Я палец хотела бы выдернуть, но побоялась, что половина его останется в клюве. Когда с меня сняли попугая, то у меня уже не оставалось никакой жалости и любви к этой птице. Кажется, я выдернула тогда у него весь хвост! Выходить на сцену мне тогда пришлось в ажурных перчатках на перебинтованных пальцах, но зато я была в необычайно красивом платье с перьями. Правда, заплатила за это кровью. Что ж, как известно, красота требует жертв!



Справка «НИ»

Лариса ВЕРБИЦКАЯ родилась в Крыму, где жили Айвазовский, Волошин, Цветаева. Стихи любила с детства, так же, как пение и прозу. Безумно нравились кино и театр, но родители (мама – старшая операционная сестра, папа – военный) твердили: «Ты должна хорошо учиться в английской спецшколе, поступить в МГИМО и стать послом Советского Союза».

В школе была лидером: комсоргом, секретарем комсомольской организации. В 3-м классе создала драмкружок. После окончания школы участвовала в дикторском конкурсе и попала на место единственной женщины-диктора на молдавском телевидении.

Муж Александр – кинооператор «Центрнаучфильма», потом режиссер шоу-бизнеса. Сын Максим – дипломированный юрист. Дочь Инна – шестиклассница, занимается балетом и рисует.

Опубликовано в номере «НИ» от 23 апреля 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: