Главная / Газета 21 Апреля 2004 г. 00:00 / Культура

Людмила Улицкая

«Политика, как погода, от людей не зависит»

МАРИЯ КОРМИЛОВА

На минувшей неделе прошел слух, что Людмила Улицкая уходит из литературы. К счастью, оказалось, что она бросает писать только романы. Новые рассказы и повести из-под ее пера еще выйдут. В интервью «Новым Известиям» Людмила УЛИЦКАЯ рассказала о своем последнем романе, а также поделилась размышлениями об интеллигенции и политике.

shadow
– Почему с выходом романа «Искренне Ваш, Шурик» вы решили не возвращаться к этому жанру?

– Такой крупный жанр – это настоящая марафонская дистанция, требующая от писателя безумного напряжения сил. Я же скорее спринтер, и в небольшом пространстве чувствую себя гораздо увереннее. «Шурик» целых три года мешал мне писать рассказы и радоваться жизни. Состояние работы над ним напоминало затяжную болезнь. Закончив эту большую книгу, я испытала счастье освобождения, больше всего похожее на выздоровление. И какая же это радость – маленький рассказ, который вчера начал, а на будущей неделе уже закончил! Работаю я вообще с трудом, с мучениями, очень медленно. Словом, не Моцарт. Но при этом писатель никому ничего не должен, у него есть право выбирать свое собственное место.

– В связи с этим насколько вы интересуетесь политикой?

– Расстояние между мной и политикой устанавливаю не я, а она: я бы рада держаться подальше. Но порой она просто влезает в жизнь и требует к себе определенного отношения. Поэтому слежу за политикой постоянно. В основном слушаю радио. Газет не читаю, потому что от них меня всю жизнь тошнит. Телевизор тоже редко включаю. Политика, как погода, существует вне нашего желания, вторгается в жизнь и причиняет массу неудобств.

Каждый писатель вынужден выбирать свою дистанцию по отношению к политике. Великий Джордж Оруэлл стоял к ней очень близко и дал такой прогноз развития общества, какого не дал ни один историк и ни один философ. Для Осипа Мандельштама, человека культуры, политика была нисколько не интересна. Его увлекала совсем иная материя. Однако он сам оказался интересен ей, и именно политика государства его уничтожила.

– Вы не раз выступали против войны в Чечне...

– На межгосударственном уровне политика всегда эгоистична и корыстна. Она постоянно преследует национальные интересы и не считается с другими народами. Внутренняя политика страдает той же болезнью, но группового характера: интерес одной группы – бюрократов и высших чиновников – в ней превыше интересов всей остальной части общества. А ведь смысл государства не в процветании бюрократии, а в защите безопасности граждан и в выполнении социальных функций.

– В новом романе появился принципиально новый для вас герой – рафинированный интеллигент, которому в реальной жизни, пожалуй, и нет места. Людмила Евгеньевна, кого, по-вашему, можно отнести к интеллигентам сегодня?

– Я дам неканоническое определение интеллигенции. Как я это понимаю.

Интеллигенция – это орден. В него нельзя вступить, ему можно принадлежать. Из него можно выпасть по некоторым причинам нравственного характера. Интеллигентность не соотносится напрямую с образовательным цензом. Я встречала интеллигентов весьма скромного интеллектуального и образовательного уровня. Есть нравственная составляющая, и если бы я попыталась ее описать, то сюда вошли бы такие старомодные качества, как альтруизм, бескорыстие, порядочность и честность.

– По вашим семейным хроникам уже начали снимать сериалы. У вас нет предубеждения против «мыльных опер»?

– Честно говоря, я ни одного сериала в своей жизни не видела. Даже «Клан Сопрано», который считается шедевром своего жанра. Так что к этому явлению у меня нет никакого отношения – это другой вид продукции, не тот, которым я занимаюсь, и не тот, который я потребляю. Сама бы я не стала предлагать свои книги для сериалов, но полученные предложения рассматриваю. Юрий Грымов, который намеревается снимать по роману «Казус Кукоцкого» фильм, будет сначала делать по нему же и сериал. Оказалось, что на масштабный проект деньги найти гораздо проще, чем на небольшую ленту. Но мы надеемся, сняв сериал, скомпоновать из него и фильм. Это невероятно сложная техническая и творческая задача, однако я надеюсь, что все получится. Возможно, что и другой мой роман – «Медея и ее дети» – тоже послужит основой для сериала. Но я определенно не буду специально писать сценариев для «мыльных опер».

– Ваше сотрудничество с Юрием Грымовым шокирует. Как вам удалось усмирить этого хулигана?

– Мне с ним было очень интересно общаться, он человек независимый, талантливый и честный. Строгий, не хочет приблизительности. При этом он персона массмедиа, он ориентирован на прямое попадание в область общественных интересов. Меня же скорее волнует не успех, а сам процесс работы. Поэтому безумно интересно, что же у нас с ним в конце концов получится. Юра Грымов идет от массовой культуры, он большой мастер клипа, много работал в рекламе. Он понимает язык современной молодежи. У меня есть надежда, что он в каком-то смысле будет культурным переводчиком, посредником между двумя совершенно разными слоями культуры.


Опубликовано в номере «НИ» от 21 апреля 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: