Главная / Газета 26 Марта 2004 г. 00:00 / Культура

Судьи-зрители, адвокаты-режиссеры и свобода на сцене

Немцы поставили Шварца в российской колонии для несовершеннолетних

ИРИНА ВЛАСОВА

В минувшую среду в клубе культуры и отдыха деревни Новогришино играли спектакль. В рамках культурного проекта «Дни Берлина в Москве» состоялась премьера инсценировки пьесы Евгения Шварца «Дракон». Актеров, заключенных Икшанской воспитательной колонии для несовершеннолетних, в зал провели под конвоем.

В тюрьме пьеса Евгения Шварца стала театральным андерграундом.
В тюрьме пьеса Евгения Шварца стала театральным андерграундом.
shadow
Зона встречает тяжелыми железными воротами, лаем собак и высокой бетонной стеной с колючей проволокой. Но у ворот припаркованы машины, помещение местного клуба заполнено шариками, а из старых динамиков доносится музыка – ждут гостей: сотрудников Минюста РФ, правозащитников, журналистов, родителей воспитанников колонии. Кстати, клуб находится вне зоны. Этим обстоятельством очень гордились артисты – малолетние преступники, которые оказались здесь в основном за убийства и изнасилования. Впрочем, как говорит замначальника колонии Олег Номинат, «актеров выбирали не по статьям, а по талантам». Для них участие в постановке спектакля – единственный шанс почувствовать себя немного свободнее.

«Играть в спектакле хотели очень многие, но не всем выпала такая возможность», – рассказал перед спектаклем 16-летний Бахрам Шаюсупов. Он сидит за разбой – напал на человека из-за сотового телефона, за что получил шесть лет. Бахрам играет второстепенную роль – одного из жителей города. «Мы готовились два месяца. Все это время предстоящий спектакль был для нас стимулом. Будем хорошо себя вести – пойдем на репетицию, а если нагрубим учителям – вообще никуда не пустят, даже посмотреть», – объясняет он.

За час до начала спектакля, когда подростки еще слонялись по залу, повторяя роли, двое мальчишек вызвались отвечать на вопросы зрителей, которым было очень интересно узнать о содержании спектакля от самих заключенных.

«Ну… Там есть город. Им правит большой дракон, – прищуриваясь, вспоминает 16-летний Самир Джафаров. – Дракон этот злой. Он деспот и тиран и олицетворяет собой рабство. А еще есть Ланцелот – странствующий рыцарь. Он добрый и свободный и будет в белом. Рыцарь освобождает город, но потом понимает, что это напрасно, и уходит. А еще есть злой Бургомистр. Мы его повесим во второй половине спектакля».

«Да, да. Он будет прямо на веревке висеть, как будто по-настоящему», – оживляется Бахрам.

«А кто написал книгу, по которой поставлен спектакль?» – спросил кто-то из гостей.

Заключенные явно в недоумении.

« Э-э-э… Того, кто ее написал, уже не существует давно. А как его зовут, я не помню, хотя нам говорили режиссеры».

Сюжет оригинальной пьесы был существенно изменен. В спектакле не было ни прекрасной Эльзы – девушки, которую по книге рыцарь Ланцелот спасал от коварного Дракона, ни ее подружек. Женских ролей не было вообще. Отсутствие слабого пола на сцене восполняли «вмонтированные» в спектакль видеоинсталляции. На белый экран, заменяющий занавес, в начале, в середине и конце спектакля проецировались кадры, снятые ранее в женской Можайской колонии.

Для малолетних зеков внимание зрителей, журналистов, работа с немецкой постановочной группой – это еще один суд. А сам спектакль – судебный процесс. Со сцены, как со скамьи подсудимых, всматриваясь в неумолимые лица присяжных-зрителей, жалостливо озираясь на адвокатов-режиссеров, подростки-осужденные предъявляли доказательства внутреннего раскаяния в своих злодеяниях. Когда в холодном зале деревенского клуба зажегся свет, зрители вынесли оправдательный приговор – аплодировали стоя.

После спектакля одна из авторов проекта, драматург Кристина Бойде рассказала, почему работать с непутевыми подростками за колючей проволокой легче, чем с опытными актерами на свободе. «Трудно поверить, но эти ребята полностью отдаются работе. Я видела, как они репетировали день и ночь. Для них выступление на сцене – вовсе не игра. Они не принимают психологический облик того или иного персонажа, но рассказывают зрителям о себе, насколько позволяет их жизненный опыт».

А исполнителя роли Ланцелота, 17-летнего Алексея Николина, который много размышлял о рабстве и свободе, спросили: «Где, по-твоему, свобода – в колонии или за ее стенами?» Алексей, отбывающий срок за разбойное нападение, сказал, что свобода на сцене. А в зале тихо плакала его мама.




Экскурсия на автозаке
Фабрика звезд за решеткой

Опубликовано в номере «НИ» от 26 марта 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: