Главная / Газета 12 Марта 2004 г. 00:00 / Культура

Блеск и слезы

АННА ПАНИЕВА

Изысканность и откровенность коллекций на показах в Париже и Милане, завершивших Неделю прет-а-порте сезона осень–зима 2004–2005 гг., обнадеживают мужчин: в ближайшее время в моде будет ничем не прикрытая женственность. Прозрачные, струящиеся ткани, суперглубокие декольте и обилие соблазнительных деталей, подчеркивающих дамские прелести.

shadow
Париж: бабочки, яйца и оленьи рога

Парижские показы прошли под знаком расставания и прощания. Американец Майкл Корс простился с французским Домом моды Селин, которому отдал семь лет. Теперь он сможет полностью сконцентрироваться на продвижении собственного бренда. В основе последней коллекции Корса для Селин – гламур Манхэттена, утонченный стиль 50-х годов и образы таких легендарных актрис, как Одри Хепберн и Лесли Карон. Напоследок дизайнер порадовал своих поклонниц элегантными узкими юбками из крокодиловой кожи, куртками из стриженой норки и романтичными гипюровыми платьями. Было много каракуля и трикотажа. А итальянская супермодель Мария Карла Босконе предстала в классическом пуловере из кашемира, черной кружевной юбке и изящных лодочках и выглядела как точная копия незабвенной Одри Хепберн. «Я вовсе не жалею, что покидаю Париж. Мне грустно, потому что мои сотрудники плачут. За эти годы они буквально стали моей семьей, моими детьми. Но при этом я чувствую, что мне удалось сделать хорошую работу, и я превосходно воспитал свое «потомство». Теперь пришло время начинать взрослую жизнь», – признался в конце дефиле Майкл Корс.

Распрощался с Домом моды Живанши дизайнер Джулиан МакДональд, честно назвавший свои последние творения «кошмаром, который он не пожелает и злейшему врагу».

Последняя коллекция Тома Форда для Дома моды Ив Сен-Лоран мало чем отличалась от его предыдущих. Как всегда много секса, шика и роскоши, но в этой коллекции преобладают азиатские мотивы. Неизмененный приталенный силуэт, длина чуть ниже колен и изящные босоножки. Пожалуй, самым выигрышным туалетом стало японское платье красного цвета с декольте, отделанным голубым мехом, и разрезом до талии. Париж провожал дизайнера как короля. За кулисами женщины даже плакали у него на плече. Расчувствовавшимся поклонницам техасский красавец иронично отвечал: «Да, перестаньте вы! Я только беру паузу». Хотя на самом деле Форд мечтает связать свою жизнь с кино. О своих будущих планах любимец Мадонны, Гвинет Пэлтроу, Николь Кидман и недавней обладательницы «Оскара» Шарлиз Терон уже поведал: «Я безумно хочу стать режиссером. Получится или нет? Поживем – увидим. Но все, что мне необходимо в данный момент, так это отдохнуть на своем ранчо в Нью-Мехико. Провести там 3–4 месяца в полном одиночестве, катаясь на лошадях». Так что появление на парижском показе Форда голливудского босса, сопредседателя компании «Мирамакс Филмс» Харви Вайнштейн было не случайным…

Других перестановок в модном мире пока не ожидается. Все прочие кутюрье заняты исключительно собственными творческими поисками.

Самые театрализованные шоу были, как всегда, у Джона Гальяно. По традиции он представил в Париже сразу две коллекции: одну – для Дома моды Кристиан Диор, другую – под собственным брендом. На этот раз Гальяно вдохновляли образы актрис тридцатых годов минувшего столетия, обложки глянцевого журнала Vogue и даже прическа Элвиса Пресли. Просвечивающая грудь и обнаженная спина, кошачьи глаза и надутые губки. Огромные банты на шее и по четыре массивных браслета на обеих руках, тонюсенькие носки и грубые башмаки на толстой подошве, сумки из змеиной кожи, с замысловатыми пятнами. Китч Лас-Вегаса, девочки-сорванцы, ретро-силуэты и непропорциональные одежды – все смешалось в спектакле от Гальяно, поставленном для Дома Кристиан Диор. Малиновый, розовый и красный на подиуме сменяли фиолетовый, бронзовый, золотой и даже электрик. Много тигровых мотивов, пышные меховые воротники, блузоны гигантских размеров, платья из шелка, жоржета и органзы … И не важно, какое платье – длинное или короткое. Оно непременно должно сиять, изобиловать искусной вышивкой, оборками и мехом по краям. Неудивительно, что этот показ посетили главные femme fatale планеты: актрисы Ребекка Ромин-Стамос и Элизабет Херли. Сам Гальяно вышел на поклон в изящном светло-салатовом костюме и темной фетровой шляпе.

Ну а при создании коллекции для собственного лейбла Джон Гальяно, видимо, с головой окунулся в тематику гражданской войны в США. В финале показа даже прозвучал республиканский гимн, очень популярный в то время. Его Скарлетт О’Хары выходили на подиум в объемных кринолиновых платьях, клетчатых корсетах бледно-голубого цвета и длинных шифоновых накидках, из-под которых виднелись ярко-желтые лосины.

Другая возмутительница спокойствия и противница традиций – британский дизайнер Вивьен Вествуд – в преддверии персональной ретроспективной выставки в лондонском Музее Виктории и Альберта, выступила во славу женской красоты. Образ «плохой девочки» она соединила с невинностью викторианской эпохи, максимально подчеркнув изгибы женского тела. Ее почин поддержала Соня Рикель, у которой одна манекенщица была сексуальнее другой. Изящные береты с игривыми помпонами, розы в волосах, пушистые лисы на плечах, соблазнительные кокетки, юбки, просвечивающие до такой степени, что видны швы на белье. А вот знаменитая дочка знаменитого папы Стелла МакКартни решила преподать всем влюбленным девушкам урок и показала, как должна одеваться юная леди, покидающая богемный город ради любимого парня.

Александр МакКуин облачил манекенщиц в наряды, более напоминающие заснеженные глыбы. Известный певец женственности итальянец Валентино Гаравани вспомнил о Марлен Дитрих, а бельгиец Дрис Ван Нотен – Виржинию Вульф. Дом моды Роша украсил подиум огромными бабочками, дизайнеры Дома Баленсиага придумали юбки в форме яиц, а француз Марк Ле Бьян, вопреки всем правилам дефиле, усадил манекенщиц, обутых в балетные пуанты, на роскошные диваны. Жан-Шарль де Кастельбажак поместил на сексапильные шелковые платья изображения кутюрье Тома Форда, Йоши Ямамото и Карла Лагерфельда. Сам же Карл создал подходящий гардероб для девушки Джеймса Бонда и придумал уникальные вещи в стиле унисекс. Жан-Поль Готье смастерил маски-невидимки и представил большую часть коллекции на висящих манекенах. А свою невесту мэтр одел во все черное, покрыв лицо светлой тканью, словно хотел этим полотном ее задушить.



Милан: мех, шпильки и мужчины для фона

В Италии Том Форд прощался с Домом моды Гуччи, и расставание было не менее трогательным, чем в Париже. На глазах полутора тысяч восторженных зрителей состоялся своего рода ретроспективный показ лучших творений дизайнера за годы его работы для Гуччи. Обольстительная роскошь и гедонизм, тонкая откровенность и гламур – все это проплыло перед публикой. Завершился показ символически – под звуки мелодии «Ты свободен делать то, что пожелаешь!». Зал рукоплескал маэстро стоя, а подиум тем временем покрылся ковром из лепестков алых роз. «Мы будем очень скучать по нему. Том вложил столько энергии в итальянскую моду», – заявила по окончании дефиле Донателла Версаче.

Сама Донателла тоже не преминула удивить гостей своего дефиле. Дабы создать вещи, по ее словам «более рассчитанные на продажу», дизайнер заменила откровенные туалеты скромными клетчатыми костюмами из букле, шерсти и трикотажа. Впрочем, постоянные клиенты могут быть спокойны. Для них Донателла специально приготовила яркие желтые шубы и несколько умопомрачительных коктейльных платьев.

Доменико Дольче и Стефано Габбана в своей последней коллекции превзошли самих себя. К этому стоит добавить, что совсем недавно они выпустили книгу «Голливуд» и сняли пышногрудую Монику Белуччи для рекламы своего нового аромата с родным названием «Сицилия». Для участия в показе они пригласили 14-летнюю внучку Элвиса Пресли Райли Кеох. «При знакомстве с ней нас сразу поразила ее красота. Нам очень хотелось бы помочь Райли начать карьеру манекенщицы. Обладая красотой матери и харизмой деда, она непременно станет звездой первой величины», – заявили они. Доменико и Стефано вдохновлялись работами известного фотографа Хельмута Ньютона, погибшего в автокатастрофе в январе нынешнего года. Ньютон известен эротическими портретами женщин, одежда которых в большинстве случаев ограничивается туфлями на шпильке, и которые, кстати, являются неизменным атрибутом коллекции итальянского дуэта. Подиум был заставлен полотнами Ньютона. Безупречны фирменные одежды дизайнеров: полосатые костюмы и шубы, белые рубашки и пальто, цветные колготки и мини-платья, длинные приталенные вечерние туалеты, расширенные книзу. Превосходными были тигровые и кожаные изделия, накидки из красного и зеленого меха, изящные ридикюли.

Роберто Кавалли окунулся в эпоху Возрождения. Он использовал натуральный мех во всей одежде, за что и получил от представителей ПЕТА – организации, известной своими выступлениями против использования меха животных в одежде. Защитники животных атаковали бутик Кавалли, в результате чего были арестованы 9 человек. Дом моды Библос нашел новое применение мужчинам. Теперь они используются как фон и сидят на подиуме в одних трусах. Дом моды Блюмарин полностью обнажил дамам грудь, а их лица спрятал за объемными очками для горнолыжного спорта. Манекенщицы Миуччии Прада носили одежду с таким видом, как будто это произведения искусства. Неудивительно, ведь дизайнер даже петли для пуговиц обработала драгоценными камнями. Манекенщицы на показе Гаттинони курили так много, что присутствующие в зале чуть не задохнулись.

К большому сожалению, откровенно разочаровал всех Джорджио Армани, не придумавший ничего нового, кроме несуразных вьющихся париков. Но его можно простить, ибо дизайнер очень торопился к церемонии вручения «Оскара», на которой в его туалетах дефилировало больше половины звезд Голливуда.


Опубликовано в номере «НИ» от 12 марта 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: