Главная / Газета 4 Марта 2004 г. 00:00 / Культура

Поле брани

Новое слово в искусстве – оно из трех букв

КОНСТАНТИН БАКАНОВ

В Москве состоялся первый открытый чемпионат по мату и графомании среди андеграундных поэтов. Итоги конкурса подводились в одном из столичных клубов, где победители получали награды и читали свои творения собравшимся.

«Глаголом жечь сердца».
«Глаголом жечь сердца».
shadow
Появление подобного конкурса симптоматично. Последние свободные годы в литературе бытует мнение, что сегодня невозможно стать модным писателем, если не использовать матерных выражений. Тиражи Виктора Пелевина, Владимира Сорокина, Эдуарда Лимонова – тому свидетельство. Разгул нецензурщины перестроечных и постперестроечных лет часто называют реакцией на ханжество советской литературы. А также ссылаются на поменявшиеся языковые нормы современной жизни.

Не вступая в длинное обсуждение причин расцвета мата в нашей литературе, я только отмечу, что использование мата требует не меньше, а то и больше таланта и умения, чем привычный литературный язык. Одно дело желание выделиться, щегольнуть нецензурным словом, другое – использовать нужное слово в нужном месте.

«Я отношусь к мату осторожно, – поделился перед конкурсом с корреспондентом «Новых Известий» председатель жюри, лидер Ордена куртуазных маньеристов и группы «Бахыт-компот» Вадим Степанцов. – Использовать матерную лексику – большая ответственность. Не должно быть необязательного словоупотребления, ведь стихи – ювелирное искусство. Меня, скажем, тошнит от Владимира Сорокина. Когда я его читаю, ничего, кроме негативных эмоций, не испытываю. У кого можно поучиться, так это у Александра Сергеевича Пушкина. Уровнем участников в общем и целом я недоволен: просто молодым людям на каком-то этапе своего развития нужно самоутвердиться». Степанцову можно было посочувствовать. Он, похоже, был не рад «назначению» в главные арбитры. Даже от объявления победителя увильнул, а как только представилась возможность, быстро «испарился» из клуба, оставив отдуваться за жюри своего коллегу по Ордену Константэна Григорьева.

«Открытость» чемпионата для всех желающих оказалась весьма условной: в финальном шоу участвовала в основном солнцевская поэтическая группировка. Победительницей стала юная девица, выступающая под псевдонимом Юна Буш. Барышня явно находилась под воздействием творческих стимуляторов, лихо трогала себя за разные части тела и прижималась к стоящему на сцене шесту, за что и получила главный приз – фаллоимитатор. Ни одного стихотворения с матерными выражениями она не прочитала, из чего пришлось сделать вывод, что наградили ее за графоманию. Следом вышла некая Крэйзи Ксю, взявшая первое (после гран-при) место. Ксю сочинила пока только два стихотворения. Исполнение по выразительности было радикальным, однако мата тоже не было слышно. Ведущий Олег Ульянов-Левин (также относящийся к вышеозначенной солнцевской группировке) пояснил публике, что «у нас либо мат, либо эротика». Матерно-эротический баланс у участниц-девушек явно переваливал в сторону второго компонента, а у участников мужского пола – в сторону первого.

Единственным человеком, который пытался привнести в пьяно-развратное гульбище научный подтекст, оказалась выпускница Литинститута Лена Черданцева. Она успела рассказать, что в русском языке есть только четыре матерных слова, остальные – производные от них. А известное слово из трех букв, оказывается, появилось из слов «хвоя» и «сосна». После этого микрофон у ученой барышни под улюлюканье пьяной публики отобрали, посчитав ее речь чрезмерно заумной, и попытки научно осмыслить происходящее провалились.

Подводя итоги, можно сказать, что первый чемпионат поэтов-матерщинников показал, что материться у нас не умеют, образованных людей не любят, зато от графоманов отбоя нет.


Опубликовано в номере «НИ» от 4 марта 2004 г.


Актуально


Регионы


Смотрите также

Сто лет назад он был варягом, она - принцессою была


«Все горит огнем, но нет тепла...»

Поэт - о поэтах: Сергей Алиханов представляет Василия Попова и Владимира Кострова

Станислав Садальский- об Алексее Петренко:«Не стало бриллианта нашего кино»


Не стало Алексея Петренко. Светлая память...

Сергей Снежкин, Павел Санаев и Юрий Кара поделилилсь своими чувствами об ушедшем друге

Были маленькими и лишними, а потом они полюбили...

Диляра Тасбулатова оценивает две кино-сенсации февраля - «Ла ла ленд» и «Патерсон»

Главный приз Берлинале получил фильм о красивой истории любви на скотобойне


«Как будто с партитурой горнею художник вымысел сроднил»

Поэт - о поэтах: Сергей Алиханов представляет Олесю Николаеву и Юрия Зафесова

Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: