Mobile-версия Вконтакте Facebook Twitter google plus LiveJournal Одноклассники Youtube
Премия Золотой Фонд Прессы 2012   ЕЖЕДНЕВНАЯ ОБЩЕРОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА
ЖУРНАЛЫ «НИ»
Новые Известия 02.03.04
вторник
  ТЕАТРАЛ
  PRO ЗДОРОВЬЕ
  МИР ВЫСТАВОК
ГЛАВНАЯ ПОЛИТИКА ЭКОНОМИКА ПОДМОСКОВЬЕ В МИРЕ КУЛЬТУРА ПРОИСШЕСТВИЯ ОБЩЕСТВО СПОРТ ЧМ-2014 АВТОСАЛОН
 
 
 
 
УСЛУГИ
 
 
 
 
Анонсы нового номера
 
 
 
   

«Монстры живут среди нас»

ЕЛЕНА СЛАТИНА
Шарлиз Терон (слева) обязана своим «Оскаром» режиссеру Патти Дженкинс (справа).
Шарлиз Терон (слева) обязана своим «Оскаром» режиссеру Патти Дженкинс (справа).
 
В интервью «Новым Известиям» обладатель «Оскара» за лучшую женскую роль Шарлиз Терон и режиссер фильма «Монстр» Патти Дженкинс размышляют о правдоподобности истории, рассказанной в этой картине.

– Шарлиз, помимо исполнения главной роли в «Монстре», вы выступили в качестве копродюсера. Зачем? Осваиваете новые горизонты или история героини вас задела лично?

Ш.Т. – На самом деле я основала свою продюсерскую компанию пять лет назад и с тех пор неоднократно сотрудничала с разными людьми. Продюсирование фильмов – то, что мне не менее, а, может, и более интересно, чем актерская карьера. Когда мы встретились с Патти и стали обсуждать «Монстра», я поняла, что могу довольно много привнести в эту картину. И теперь, думаю, в дальнейшем я так и буду поступать – если проект будет мне особенно близок, буду заниматься и его продюсированием, если нет – просто сниматься.

– Как показывает опыт, практически любому фильму, в титрах которого написано – «основано на реальных событиях» априори гарантирован прокатный успех. Патти, как вам кажется, почему зритель так тянется к настоящим кошмарам, почему ему недостаточно кошмаров выдуманных?

П.Д. – Я не знаю, может быть, надо получше выдумывать эти кошмары. Насчет успеха всех фильмов по реальным событиям не уверена, но посмотрите, как популярны все эти реалити-шоу: «За стеклом» и им подобные. Сумасшедшие рейтинги по всему миру, людей не оторвать от телеэкрана. Думаю, не последняя причина стремления зрителей к правде жизни в том, что индустрия развлечений стала очень уж упрощенной, двухмерной, она потворствует зрителю, поэтому-то зритель жаждет чего-то настоящего.

– Почему вы решили в картине избежать сцены казни, ведь всем известно, что прототип героини Айлин Кэрол Вурнос была казнена?

П.Д. – Это не та история, которую мы хотели рассказать. Нам было важно объяснить прежде всего самим себе – как человек доходит до такой жизни. Мы хотели рассказать в первую очередь историю любви и историю предательства. Поэтому история нашей, киношной, Айлин заканчивается там, где ее подружка, ее любимый человек, ее предает. Что было дальше, не так уж и важно. Электрический стул – это просто физическая смерть.

– Шарлиз, вы полагаете, что не бывает настоящей женской дружбы или не бывает настоящей женской любви?

Ш.Т. – Я не стала бы утверждать этого. Лесбийская линия в картине не самая важная, она – вторичная. Я даже не уверена, что настоящая Айлин была лесбиянкой. Просто наша героиня страдала от того, что ее никто не любил, и готова была принять и отдать любовь кому угодно. Она верила в любовь. И поэтому линия предательства была для нас важна. История отсылает зрителя к греческим трагедиям, к Шекспиру. А без него история походила бы на заметку из желтой прессы.

– Героиня так неприятно выглядит в картине, и оправдания ее убийств так не убедительны (когда она начинает убивать не потому, что ее унизили, а ради того, чтобы содержать свою девочку), что возникает вопрос – почему же мы должны ей сочувствовать? Ведь по закону жанра зритель должен симпатизировать преступнице?

П.Д. – Да, действительно, сочувствие в этом сюжете совершенно ни при чем. Мы узнали эту историю из выпуска новостей – человек убил семерых. Чем это можно объяснить? Тем, что она была сумасшедшей. Это, конечно, само по себе повод для сочувствия, но дело не в этом. Мы пытались разобраться – в чем причина этого сумасшествия? Знаете, это как с ветеранами Вьетнама – почему хороший человек в какой-то момент срывается с катушек и начинает вытворять то, что от нормального человека невозможно ожидать.

– В последнее время многие голливудские красавицы появляются на экране в изуродованном виде. Вам не кажется, что это объясняется тем, что Голливуд уже так далеко зашел в гламуризации действительности, что окончательно потерял с этой действительностью связь, а теперь дает обратный ход?

П.Д. – Да, и это увлечение глянцем приводит к тому, что сценаристы перестали писать какие-то интересные, объемные роли, к тому же актерам и актрисам хочется красиво выглядеть на экране, и они с удовольствием на это идут.

– Ради чего Шарлиз Терон в фильме так обезображена? Что поменялось бы в истории, будь она чуть-чуть симпатичнее?

П.Д. – С одной стороны, она совершенно идентична внешне своему прототипу. Если вы посмотрите фотографии реальной Айлин, вы удивитесь, насколько они похожи. Впрочем, Шарлиз выглядит все же похуже. Но дело в том, что если бы наша героиня была красивой, история бы совершенно изменилась, никто бы не поверил в нее. Это ведь фильм о женщине, которая убивает от отчаяния, потому что ее никто не любит.

– А что вы испытывали, глядя на себя в зеркало в гриме Айлин?

Ш.Т. – Жутко, конечно, но я была довольна, потому что этот макияж действительно получился. Пожалуй, именно макияж был моим самым большим переживанием, связанным с ролью. Я боялась, что он будет смотреться, как карикатура, это будет неправдоподобно, либо это будет выглядеть так, что, мол, посмотрите, Шарлиз Терон хочет выглядеть уродиной. А мне нельзя было забывать, что это реальная история, что такая женщина действительно была, может быть, и сейчас где-нибудь есть.

  • процитировать в блоге
  • Нравится
 

Смотрите также:

В Южно-Сахалинске проходит IV международный кинофестиваль «Край света»
 

От редакции

В связи с обострением общественно-политической обстановки, а также с увеличением попыток оставить на сайте Newizv.ru комментарии, которые могут быть расценены как экстремистские, редакция «Новых Известий» приняла решение временно закрыть пользователям возможность комментировать редакционные материалы на сайте Newizv.ru, а также скрыть все уже опубликованные комментарии. Эти функции будут восстановлены после нормализации обстановки. Редакция «Новых Известий» приносит читателям свои извинения.
 
Новости
 
   
 
 
Валерий ЯКОВ
Плохой хороший террорист
Сергей Соловьев
Решетки для Левитана
Леонид ОЛЬШАНСКИЙ
Жилищная инспекция – жилищная полиция?
Алексей Мажаев
Вудсток с танками
 
 
 
 
 
 
 
Информация
Журналы НИ
Архив журналов

© Правила использования материалов изданий ЗАО «Газета «Новые Известия».
При полном или частичном использовании материалов сайта гиперссылка на «Новые Известия» обязательна.
Данный сайт может содержать информацию, не предназначенную для лиц младше 18 лет.

Рейтинг@Mail.ru