Главная / Газета 27 Февраля 2004 г. 00:00 / Культура

ВАДИМ ПЕРЕЛЬМАН

«В кино реальность делается из воздуха»

ЕЛЕНА СЛАТИНА

Послезавтра в США состоится церемония награждения премией национальной киноакадемии «Оскар». Одним из ее фаворитов станет фильм нашего бывшего соотечественника Вадима Перельмана «Дом из песка и тумана», который номинирован сразу на три «Оскара». Перельман родился в Киеве. Покинул Советский Союз в возрасте 14 лет вместе с мамой – сначала в Италию, потом в Канаду. Сбегал из дома, чуть не угодил в тюрьму, выучился на математика, 12 лет подряд снимал рекламу. «Дом из песка и тумана» его первая полнометражная художественная лента. Накануне церемонии «Оскара» корреспондент «Новых Известий» встретился с режиссером.

shadow
– Вы впервые будете присутствовать на церемонии вручения «Оскаров»? Волнуетесь?

– На «Оскаре» впервые. Я бы волновался, если бы сам был номинирован. А за своих актеров я не волнуюсь. Иду туда, как на футбольный матч. Поболеть. Хочу, конечно, чтобы они выиграли, но если этого не случится, то не страшно.

– Наверное, украинскому юноше фантастичной казалась даже мысль о том, что он когда-нибудь может стать голливудским режиссером?

– Когда моя семья уезжала, мне было 14 лет. Тогда я не мечтал о кино. В 23 года я пошел в университет на физико-математический факультет. Там были дополнительные гуманитарные курсы, и я выбрал курс кино, историю и теорию. И однажды мне попался фильм про то, как Норман Джуисон снимал «Скрипача на крыше». Я смотрю: он сидит где-то в Чехословакии в каком-то трейлере, что-то постоянно пишет, курит, пытается решить какие-то проблемы с курицами, снег вокруг. И я подумал – вот человек, который из воздуха, из ничего делает реальность.

– А что вы почувствовали, когда сами впервые оказались в трейлере на съемочной площадке?

– «Дом из песка и тумана» – это дебютный фильм. До этого 12 лет я снимал рекламу, так что я уже сидел в трейлере. И все равно мне было немного страшно. Но через несколько лет я привык.

– Насколько мне известно, автор романа «Дом из песка и тумана» долгое время отказывался продавать права на экранизацию. Как вам удалось их заполучить?

– Началось все с того, что я летел домой из Рима. В аэропорту купил книгу, просто чтобы почитать в самолете. Книга называлась «Дом из песка и тумана», тогда она еще не была известной. За время полета я ее прочел полностью. Она так меня захватила эмоционально, что как только мы приземлились, я позвонил своим агентам и сказал, что очень хочу сделать по ней фильм, на что они мне сказали, что автор всем отказывает. Я говорю: «Дайте мне его телефон, я сам ему позвоню». Я понятия не имел, как это делается, что в таких случаях говорят, но позвонил. Мы разговаривали больше часа. Я рассказал ему про свою жизнь, объяснил, что для меня значат этот фильм и его роман. И, самое главное, я пообещал ему сберечь первооснову книги. Хотя, конечно, ради фильма пришлось чем-то пожертвовать.

– Много «личного опыта» в картине?

– Достаточно много. Я ведь тоже прошел через эмиграцию как персонаж Бена Кингсли. Я тоже приехал в Канаду без языка – мы никого не знали, работы не было. Мама пыталась устроить меня в школу, сама искала работу. В таких обстоятельствах иногда теряешь гордость, как Берани в моем фильме. И мне были очень понятны его чувства и мотивы его поступков – я знал, как велико его желание где-то бросить якорь. Интересно, что Андре Дюбю написал свой роман по следам реальной истории. Он прочел ее в газете. Действительно, была такая женщина, которую выселили из-за 500 долларов.

– Америка – страна эмигрантов – так нетерпима к чужим?

– Я бы так не сказал. Ведь и в этой истории не так уж принципиально, что семья из Ирана. Она могла быть откуда угодно – из Индии, из Хорватии, из России. Это могла быть просто богатая семья. История бы концептуально не поменялась. Именно поэтому я и не стал акцентировать внимание на теме расизма.

– Но все же фоном эта тема существует, и она очень заметна.

– Мне сложно о политике говорить. Конечно, конфликты на расовой почве то там, то здесь происходят. Но я не знаю, с чем это связано. Я вообще не интересуюсь политикой.

– Главный герой картины говорит: «Американцы не заслуживают того, что они имеют». Было ли у вашей семьи подобное убеждение, когда вы переехали через океан, когда приходилось начинать жизнь с нуля.

– Я не могу сказать, что это убеждение каждого нового переселенца. Так думает Берани, но интересно, что когда он это говорит, то сам ничем от них не отличается – он точно так же хочет иметь дом, иметь благополучную жизнь, чтобы дети ходили в школу. Он мечтает воплотить стандартную американскую мечту. Но у него не получается.

– Человеку со смуглой кожей все же сложнее ассимилироваться в этой культуре, нежели белому?

– Конечно. Смуглого ведь сразу видно. Чтобы распознать чужака в европейце надо с ним сначала поговорить. Я, например, приехав в Канаду, потерял акцент через 5 месяцев. Никто не догадывался, что я не канадец.

– Вы скрывали свое происхождение?

– Нет, но особо и не афишировал. Вообще, мне не так просто основываться на личном опыте – я ведь уехал в очень молодом возрасте, но все же я знаю жизнь, я разговаривал по этому поводу с мамой. У всех независимо от происхождения примерно одинаковые проблемы, просто у мусульман, особенно сейчас, этих проблем больше по понятным причинам. У украинцев примерно то же самое, что и у французов, и немцев.

– Одна из важных тем в вашей картине – это тема стреляющей Америки. У вас есть пистолет?

– Нет и не будет.

– Почему?

– Потому что это только до греха доведет.

– Вы считаете, что закон чеховских пьес – если в первом действии висит ружье, то в четвертом оно обязательно выстрелит, – это закон жизни?

– Да. Может, это и не закон жизни, но вероятный сценарий развития. Это примерно то же самое, что завести себе ядовитую змею и поселить ее в доме. Рано или поздно она укусит.

– Что ждет вас теперь, после такого успешного дебюта? Уже есть новые предложения?

– Да. Стивен Спилберг предложил мне фильм, который называется «Талисман». После премьеры «Дома из песка и тумана» Спилберг позвонил мне и сказал, что посмотрел мою картину и она ему очень понравилась, и спросил: «Хочу ли я делать фантастику». Я ответил, что нет такого жанра, в котором бы я не хотел поработать. И сейчас мы пишем. То есть я не пишу – пишет сценарист.

– «Талисман» – это ведь роман Стивена Кинга?

– Да, и очень популярный роман. Я его прочитал лет в пятнадцать. Он про 12-летнего мальчика, мама которого внезапно смертельно заболевает. И никто не знает, в чем причина ее недуга. И тогда к мальчику приходит человек и дает ему талисман. С помощью этого талисмана мальчик может перемещаться в параллельный мир, в котором каждый человек из мира нашего имеет близнеца. Так вот близнец его мамы – это королева параллельной территории. И если мальчик спасет королеву, его мама останется жива. Это очень крупный проект.

– С актерами уже что-нибудь решено?

– Нет-нет, пока только сценарий.

– Помните такую старую русскую примету – когда стоишь между двумя людьми с одинаковыми именами, нужно загадать желание. Находясь между двумя Стивенами – Спилбергом и Кингом, – вы что загадаете?

– Хочу загадать, чтобы у моей второй картины был такой же успех, как у первой, и чтобы я не потерял то творческое чутье, которое у меня пока есть.


Опубликовано в номере «НИ» от 27 февраля 2004 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: