Главная / Газета 18 Февраля 2004 г. 00:00 / Культура

КАРЛИК БУШ

Сталинская живопись и американский поп-арт в Европе выходят из моды

СЕРГЕЙ СОЛОВЬЕВ, МАДРИД

Вчера официально завершилась мадридская международная арт-ярмарка ARCO. Испанцы сделали все возможное, чтобы она стала событием мирового масштаба. По-хорошему, у них стоило бы даже поучиться, как превратить экспозицию современного искусства в арт-шоу ранга Каннского кинофестиваля. Мадридская АRСО показала, что нынче ценится в мире.

Каталонский мастер Ампаро Сард обставил российских поролоновых «Зрителей» своими полиэтиленовыми «Двойниками».
Каталонский мастер Ампаро Сард обставил российских поролоновых «Зрителей» своими полиэтиленовыми «Двойниками».
shadow
Первое, что испытывал любой человек, попадая в два гигантских ангара в Парке Хуана Карлоса I под Мадридом, – шок и растерянность. Более трехсот галерей со всего мира предлагали почти все имена, что определяли ХХ век: здесь Пикассо с Миро, Дали с Бэконом и Малевич с Кандинским, Баскиа с Уорхоллом. Кроме этого почти уже антиквариата – сотня современных мастеров первой величины плюс тысяча просто хороших художников. Лишь к концу выставки, когда большая часть работ уже раскуплена (кстати, половину экспонатов продали еще до официального открытия), начинаешь понимать, откуда ветер дует и что этот ветер приносит.

Уже давно все художники свыклись с мыслью, что моды в арт-мире не существует – нет какого-то одного или нескольких направлений, определяющих кумиров и подражателей. Конструктивизм или сюрреализм могут заинтересовать публику совершенно неожиданно. На этот раз едва ли не самым популярным из «антикварных» мастеров на ярмарке оказался французский сюрреалист второй волны Анре Массон (1896–1987). И это при том, что у самих испанцев, помимо Дали, есть мощная традиция абстрактной живописи.

Судя по ярмарке, сегодня в Европе не в ходу американский поп-арт и советский реализм. Коллекционеры теперь ценят форму, а не содержание. В этом смысле Кандинский с Малевичем подходят больше, чем весь сталинский кич или идейный нонконформизм. Большинство галерей предлагали артефакты, причем с особыми свойствами. Они должны быть: а) абстрактные или аскетичные по сюжету,

б) «дорого сделаны» (если фотография, то не меньше двух метров по горизонтали, если графический лист, то в широченной солидной раме), в) за картиной должны стоять если не имя, то авангардная традиция. Поэтому немецкий фотограф Роланд Фишер снимает небоскребы, превращая их окна и балки в картины-абстракции, потом увеличивает до пятиметровых размеров. Очень популярны живописные фотопортреты «неизвестных», увеличенные до монументальных полотен (типа рекламных лиц на магазине «Бенеттон»). Наконец, едва ли не на каждом стенде – холст, покрытый однотонной краской, – кивок выходцу из России Марку Ротко, создавшему в 60-х «абстрактный экспрессионизм». Лучшим мировым художником по версии критиков на ярмарке признан каталонец Хауме Пленса. Здесь он представил свой «Стеклянный дождь»: сотни хрустальных шаров повешены по кругу как гирлянды и подсвечены изнутри лампой дневного света.

Впрочем, на АRCO и провокаций было достаточно: Джордж Буш в виде прокаженного карлика, розовый гроб со стеклом на уровне лица, куда заглядывает каждый зритель и видит свое отражение, рядом – керамические бомбы, расписанные исламскими орнаментами, скульптура в виде повешенной собаки, человеческие внутренности, разложенные по тарелкам наподобие гастрономических блюд. Но все это, как ни странно, здесь воспринимают не как эпатаж, а некий эстетизм. Это вам не Олег Кулик, кусающий зрителей (впрочем, и сам Кулик теперь остепенился и увлекся гламуром). Самая эпатажная испанская галерея Espacio Minimo представила масштабные фотокартины с видами изысканных древних руин – руины разбомбленного Багдада.

Заранее было известно, что в ARCO участвует только одна московская галерея, да и та с некоммерческим проектом (он, по идее, не продавался). Поролоновые скульптуры Сергея Шеховцова – девять зрителей, сидящих в кинотеатре, – были, что называется, очень в тенденции. Как раз сейчас скульптура ищет новые материалы, кроме привычного камня или металла. Подвела только организация: чтобы «оживить» проект, нужно больше времени и средств. Зато триумфатором вышел Валерий Кошляков, представленный не российской, а немецкой галереей. Стиль Кошлякова – акварельные архитектурные фантазии на листах гофрированного картона. Все они были проданы по немалым ценам: один только «Готический собор» за 11 тысяч евро (невиданное достижение для молодого художника). Среди «проданных» и фотограф Сергей Братков, которого не раз обвиняли в пропаганде педофилии.

«Что и почем?» – именно этот вопрос интересовал всех журналистов, собравшихся в понедельник на итоговую конференцию. Ответ они получили расплывчатый: ярмарка – суперуспешная, но точные цифры никто не знает. Для кураторов был важнее творческий обмен и престиж мероприятия. Лишь десятая часть галерей согласилась предоставить свои отчеты. Судя по официальной информации, самая дорогая картина у испанской галереи «1900–2000». Полусюрреалистическое полотно соратника Пикассо Оскаро Домингеса ушло за 270 тысяч евро. В основном стоимость признанных художников, начинавших в 50–70-е годы – от 30 до 40 тысяч. Все молодые дарования – до 4 тысяч. Китайцы признались, что продали шесть произведений мастера Сунг Хина по 100 долларов за штуку. Но такие цены здесь – из раздела курьезов.


Опубликовано в номере «НИ» от 18 февраля 2004 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: