Главная / Газета 11 Февраля 2004 г. 00:00 / Культура

ФИЛИПП СЕЙМУР ХОФФМАН

«Война не делит людей на грешников и праведников»

ЕЛЕНА СЛАТИНА, БЕРЛИН
shadow
– В одном из интервью режиссер Энтони Мингелла сказал, что хотел бы украсть вас у всех других режиссеров. Вы хотите быть украденным Мингеллой или кем-либо еще?

– Ну, мне самому не кажется, что Мингелла ворует меня у других режиссеров. Энтони очень милый человек и очень хороший режиссер. Я снялся у него уже в двух картинах, и оба раза я наслаждался работой с ним. Мне особенно импонирует то, что он не просто вызывает меня на кастинг и пробует среди прочих актеров, а пишет роли специально для меня – роли сложные, неоднозначные, интересные. Поэтому если он захочет меня «украсть» еще как-нибудь, я не буду против. А что касается других – я снимался у многих режиссеров, снимался именно потому, что роли, которые они мне предлагали, мне были интересны. И ради хорошей роли я готов быть украденным, на время.

– В фильме «Холодная гора» все мужские персонажи, включая главного героя, второстепенны и очень немужественны. Историю «делают» женщины. Может быть, сама война ставит вопрос о силе-слабости полов. Получается, что война закаляет женщин и проявляет нежизнеспособность, слабость мужчин?

– Да. Я вообще думаю, что женщины более сильный пол, чем мужчины. Стоит это признать. На войне или без войны, они сильны в разных обстоятельствах. И война действительно это доказывает. Но женщина вынуждена быть сильной на войне, у нее просто нет выбора – мужчины уходят на фронт, а женщины остаются дома, но по сути они управляют страной. И они намного больше обозлены на войну, и к женскому недовольству стоит прислушаться.

– Вы не раз играли героев, которые в той или иной форме наказаны за блуд. В «Холодной горе» ваш персонаж вдвойне грешник, поскольку он священник. Его смерть – это наказание свыше или просто шальная пуля войны?

– Не думаю, что он наказан за свои грехи. Дело, конечно же, в войне. Мы почти ничего не знаем про моего героя. Не знаем, кто он, откуда он. Он практически анонимный персонаж. Поэтому вопрос о его грехах – очень спорный. Тем не менее в нем очень много жизни, он любит жизнь, жизнь в нем бурлит. А война лишает человека личности, стирает его лицо – будь то грешник или праведник, священник или серийный убийца, война стирает его лицо и в конце концов убивает.


Опубликовано в номере «НИ» от 11 февраля 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: