Главная / Газета 5 Февраля 2004 г. 00:00 / Культура

Нескучные эскизы

Открылась выставка нового жанра – бюрократического рисунка

сергей соловьев

В галерее «Ковчег» открылась выставка, рассказывающая о том, чем на протяжении многих лет занимались художники на всякого рода собраниях и совещаниях. В галерее уверены: то же самое будут делать и современные мастера искусства, попавшие в партийные списки.

shadow
Экспозиция называется «Слушали – постановили». Как раз между этими двумя словами и затесались художники 20–70-х годов ХХ века. Они вместо того, чтобы «слушать и постановлять», занимались на собраниях всякими глупостями. Будь это заседание худсовета, митинг, посвященный выдвижению товарища Сталина кандидатом в депутаты, собрание колхозников, заседание коллегии ВЧК – всегда находился человек, который, спрятав тетрадку под стол, рисовал в ней затылки (обычно именно их чаще всего созерцаешь на собраниях), стоптанные пролетарские ботинки, чьи-то нелепые очечные оправы. Александр Максимов, например, на постперестроечном худсовете, уткнувшись в пол, создал изящнейший эскиз куска конторского стула. Кураторы выставки придумали дать под этим рисунком комментарий из поэмы Александра Галича: «Время сеет ветры, мечет молнии, Создает советы и комиссии, Что ни день – фанфарное безмолвие Славит многодумное бессмыслие».

Муторное и унылое это дело – присутствовать на заседании. Даже если заседание интересное и люди собрались приличные, все равно появляется чувство, что зря расходуешь время, будто это время утекает в графин рядом с выступающим. Для живописцев, привыкших перемещаться, вскакивать, создавать вокруг немыслимый беспорядок, – партсобрание смерти подобно. По крайней мере Тышлер, Петров-Водкин, Фаворский, Голицын, Родионов, Пастернак при том, что искренне могли интересоваться народными делами, бессознательно в рисунках передавали эту «заседательную тоску». Те, кто когда-нибудь за столом беседовал с Зурабом Церетели, не могут забыть его постоянного «зуда рисования»: вроде и с тобой говорит человек, и в то же время рисует очередную монументальную даму с интересной грудью. Видимо, это свойство (эдакий артистический эксцентризм) спасает Зураба Константиновича на бесконечных пленумах и обсуждениях нынешней Академии художеств.

Кажется, на Западе, в суде присяжных, имеются специальные штатные художники, которые зарисовывают всех участников процесса. Наши суды не располагают к долгому рассматриванию. Лишь один раз по телевидению демонстрировали эскизы с суда над Ходорковским (фотографов на заседание не пустили). Зато партийные съезды – самая благодатная среда. Как считают в галерее «Ковчег», нынешним деятелям искусства стоит перенять опыт предшественников. Мы, очевидно, возвращаемся к ритуалам официальных действ. Стоит только посмотреть на заседания, например, аппарата МВД или правящих партий. Здесь у каждого на лице написано: «Чего сидим? Ведь все уже заранее решено», но отсиживать приходится. Тут-то и имеет смысл взяться за карандаш – может, какую-нибудь высокопарность и прослушаете, зато по прошествии пятидесяти лет рисунок попадет в Третьяковку, Бахрушинский музей или Вологодскую галерею (именно у них «Ковчег» позаимствовал экспонаты). И уже по этому клочку, созданному от скуки, будут изучать наше время.


Опубликовано в номере «НИ» от 5 февраля 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: