Главная / Газета 29 Января 2004 г. 00:00 / Культура

Все оплачено

В новой премьере «Ленкома» Янковский, Чурикова и Збруев стали счастливой семьей

Ольга ЕГОШИНА

Столичный дебют на сцене «Ленкома» известного эстонского режиссера Эльмо Нюганена увенчался впечатляющим кассовым успехом. Звезды театра превратили заигранную бульварную пьесу «Tout paye, или Все оплачено» в хит сезона.

shadow
Когда-то Качалов и Москвин обратились к руководству МХАТа с просьбой дать им сыграть пьесу о Шерлоке Холмсе и профессоре Мориарти. Руководство Художественного театра инициативу своих корифеев не поддержало, видимо, не слишком удовлетворившись качеством предложенной литературы. Почему вдруг артистов, избалованных ролями, тянет на второсортную литературу – вопрос из серии «зачем кружится ветр в овраге, вздымает лист и пыль метет?». Может, после ролей-свершений, вытягивающих из них всю кровь. После ролей, которые они играют нервами и душой, им так хочется получить что-нибудь вроде куклы из папье-маше, которой они будут распоряжаться, как заблагорассудится.

Как бы то ни было, пьеса Ива Жамиака «Tout paye, или Все оплачено» (она шла раньше в театрах то под заголовком «Месье Амилькар платит», то «Гоподин, который платит», то «Игры месье Амилькара») дает возможность именно для такой свободы игры. История немолодого, разочаровавшегося в людях месье, нанявшего актеров, которые создали бы для него иллюзию семьи (сыграли для него жену, дочь и старого друга), широко шла по сценам российских театров где-то начиная с 60-х годов и сильно поизносилась. В «Ленкоме» ограничились небольшими косметическими процедурами (скажем, увеличили гонорар героев пьесы Жамиака с 1000 франков до 10000 евро в неделю), но в остальном отнеслись к автору с почтением, кажущимся излишним.

Понятно, что для звезд «Ленкома» – Инны Чуриковой, Олега Янковского, Александра Збруева – пьеса Жамиака прекрасный повод чуть-чуть расслабиться, похулиганить и пошалить на сцене. Позволить себе поиграть со своими персонажами, как играешь каким-нибудь Ванькой-встанькой: как ни швыряй, он все возвращается в прежнее положение. Понятно, почему на постановку приглашен Эльмо Нюганен, руководитель Городского театра Таллина. Эльмо Нюганен, сам хороший актер, лучше, чем кто бы то ни было, может понять тягу и радость актера от пьесы, заведомо «второсортной», в которую влезаешь, как в домашние тапочки, не таящие в себе ни бездн, ни взлетов, ни высоковольтного напряжения классики. Впрочем, у себя в театре он предпочитает ставить Чехова и Достоевского, Шекспира и Брехта, Гоцци и Тургенева. В БДТ им. Товстоногова шесть лет назад поставил «Аркадию» Стоппарда с Алисой Фрейндлих и Петром Семаком.

Пьесу Жамиака Нюганен поставил с изяществом и грацией (грация – прежде всего умение тратить на действие не больше усилий, чем необходимо), создав зрелище элегантное, занятное, радующее глаз. Латвийский сценограф Андрис Фрейберг повесил дымчато-серые задники, напоминающие импрессионистические наброски «города в дождливую погоду», огромный черный зонт, кружащий над сценой, то пикирующий прямо на головы персонажам, то взмывающий ввысь. Он расставил несколько кресел, диван и сервировочный столик. Художница Кристина Пастернак придумала строгие костюмы для мужчин и ослепительные наряды для женщин, появляющихся все в новых и новых прикидах буквально в каждой сцене. Странные и завлекательные фасоны для «молодой девушки: а ля «уличная проститутка» с голыми ляжками, красными сапогами и кожаными красными трусиками; или велосипедные брюки с турнюром. Платья для настоящей дамы: домашние, костюмы для пикника, пальто на выход… Не платья – мечта! Не удивлюсь, если в зале начнут срисовывать фасоны (служить образцом и модным журналом – давняя функция театра).

Взяв заигранную бульварную пьесу, в «Ленкоме» сделали образцовый кассовый спектакль дня сегодняшнего, облагородив пьесу Жамиака почти до пределов возможного. Любой мало-мальски удачный диалог драматурга превращается в занятное фехтование мастеров. В спектакле много эпизодов, которые можно играть как отдельные эстрадные номера. Первый визит Машу-Збруева к Амилькару-Янковскому, Элеонора-Чурикова мерит температуру Амилькару, засунув ему градусник в рот, диалог Амилькара с тещей Мелией (Маргарита Струнова). Список можно продолжить.

Наверное, это лучшая постановка пьесы Жамиака, моментами по-настоящему смешная, в меру пошлая (предфинальные – чудовищные по слащавости –монологи о необходимости настоящих чувств уж совсем режут ухо, и хочется надеяться, театр пройдется по ним безжалостными ножницами).

Так или иначе дебют Эльмо Нюганена на московской сцене увенчался впечатляющим кассовым успехом. По рассказам после премьеры барышники взвинтили и без того высокие цены на билеты аж в два раза. А что касается надежд на художественный прорыв: остается верить, что в следующий раз он возьмется за Толстого или Стоппарда, Достоевского или Вампилова.


Опубликовано в номере «НИ» от 29 января 2004 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: