Главная / Газета 23 Января 2004 г. 00:00 / Культура

Фараоны взяли Париж

Коллекция Джона Гальяно стала сенсацией Недели высокой моды

Анна ПАНИЕВА

Вчера в Париже завершилась Неделя высокой моды сезона весна–лето 2004 г. Поклонники «от кутюр» благосклонно встретили все новые коллекции, представленные лучшими дизайнерами мира – Донателлой Версаче, Жан-Полем Готье, Карлом Лагерфельдом, Кристианом Лакруа, Эмануэлем Унгаро. Но настоящий фурор произвели работы неистощимого на выдумку Джона Гальяно (дом «Криастиан Диор»).

shadow
Египетский шик от Диор

Если спросить, кто из современных дизайнеров способен глубже всех погрузиться в историю, ответ будет однозначным – Джон Гальяно. Иллюзионист-эксцентрик, виртуоз кроя, изощренный провокатор – как только его не называют. Экстравагантные модели, нетрадиционные детали, ультрасовременный дизайн в сочетании с историческими традициями костюма Гальяно сделал визитной карточкой дома «Кристиан Диор».

Гальяно задал тон всей Неделе высокой моды в Париже – свою коллекцию он показал одним из первых. Взбалмошный авангардист сорвал овации. Аплодисменты не смолкали на протяжении всего дефиле. Оно и понятно. Мастер не устает удивлять. Раз от раза его воображение становится все более необузданным, фантазии более яркими, образы более экстремальными. Ему интересно не только конструировать наряды, но и воссоздавать атмосферу того времени и того уголка земного шара, которые он выбирает в качестве главного объекта своей коллекции. Фирменный знак кутюрье – игра на контрастах: он смело сталкивает эстетику прошлых времен с модой нового тысячелетия.

Этот показ исключением не стал. Лейтмотивом Джон Гальяно сделал Древний Египет, а материалы предпочел современные. По словам самого автора, на создание этой коллекции его вдохновило путешествие по Нилу.

Ему опять удалось практически невозможное – по подиуму ходили настоящие Нефертити. Казалось, что вот-вот появится и сам Тутанхамон. Модели выглядели так, будто сошли с настенных рисунков гробниц. Кто бы мог подумать, что все это создал один из выдающихся мастеров XXI века? Красавицы горделиво шествовали перед публикой настоящей «египетской походкой»: крошечными шажками, иные прихрамывали. Злые языки говорили, что таким образом манекенщицы неудачно пытались изобразить походку «от бедра».

Открыла показ известная модель Эрин ОТКоннор в ослепительном золотистом туалете с объемными манжетами, в императорском головном уборе и с разрисованным лицом. Повсюду искрилось золото: платья с открытыми плечами и волнистыми шлейфами, словно неспокойное течение Нила; наряды в форме пирамид, выполненные из переливающихся склянок, брюки, юбки и кофты, сотканные из шелка; головные уборы из перьев с оригинальными фиолетовыми вставками.

Одновременно была представлена и серия удивительных серебристых туалетов. Гальяно не стал изменять египетской традиции, согласно которой женщины не всегда полностью закрывали свое тело одеждой, и вывел на подиум девушку, у которой одну грудь украшали бусы, а другую – половинка банта.

Было и немало нежно-голубой палитры. Этот оттенок дизайнер Диора выбрал для длинных юбок из латекса и накидок, скроенных таким образом, что один слой ткани покрывал другой. Часть коллекции очень напоминала мумии, ибо тела и головы манекенщиц были обмотаны белыми лоскутами. У некоторых материя торчала прямо из локтей, словно они, бедные, неистово пытались высвободиться из своего савана.

В Древнем Египте все более или менее состоятельные женщины и мужчины носили украшения: воротник-ожерелье из разноцветных бус и браслеты чуть выше локтя, на запястьях и лодыжках. Не поскупился на украшения и Гальяно. Все изобретения египетских модниц он представил в гипертрофированной форме. Было немало и других массивных украшений, выполненных в форме скарабеев и золотых монет.

Как всегда, Гальяно тщательно поработал над деталями – масками фараонов, шакалов и даже бога смерти Анубиса; египетскими узорами голубых, салатовых, красных и розовых тонов, трапециевидных, треугольных и веерообразных форм; цветочными узорами на шелковых юбках; меховой отделкой на груди. Не забыл он и об аксессуарах – леопардовых накидках и тигровых шарфиках, блестящих сумочках и изящных туфельках, сделанных из множества голубых бусинок. Такого не было даже у красавицы Нефертити.

Среди почетных гостей показа отметились вокалистка группы No Doubt Гвен Стефани и актриса Сара-Джессика Паркер, известная по сериалу «Секс в большом городе» (во время показа снималась очередная серия). «Это было восхитительное шоу. Удивительный показ! Безумно понравились маски шакалов. Мне даже захотелось не только их примерить, но и спать и купаться в них», – не смогла сдержать эмоции Паркер.

Как по заказу, с Неделей высокой моды совпали гастроли в Париже Большого театра, который привез балет «Дочь фараона». Поэтому французским эстетам представилась уникальная возможность сравнить воплощение древнеегипетских мотивов на сцене и на подиуме. В беседе с нашим корреспондентом известный балетный импресарио Сергей Данильян заметил по этому поводу: «Это потрясающе, что деятели культуры и искусства разных стран обращаются к одной и той же тематике. Балет «Дочь фараона» с успехом идет в России. И мне было приятно отметить, что такой любитель старины, как Джон Гальяно, тоже увлечен древнеегипетскими сюжетами».

Любопытно, что, работая над каждой новой коллекцией, Гальяно меняет и собственный облик, стиль одежды, прическу, даже манеру поведения. Ведь смена образа – главный стимул и ключ к его творчеству. Однако на этот раз кутюрье решил изменить себе и предстал перед публикой в финале шоу в полосатом костюме, более напоминающем стиль Доменико Дольче и Стефано Габбаны.



Возвращение Версаче

Две предыдущие коллекции «от кутюр» Версаче были представлены не на подиуме, а в шоу-руме на манекенах. И вот после двухсезонного перерыва легендарный итальянский Дом моды вновь провел полноценный показ. И не где-нибудь, а в фешенебельном отеле Ritz. Под аккомпанемент оперных арий Донателла Версаче представила 24 новые модели. И хотя на изготовление каждой из них было потрачено как минимум триста часов, они мало чем отличались от всех предыдущих.

Как всегда, коллекция имела привкус провокационности и изобиловала обнаженным телом. Повсюду маленькие коктейльные платьица (даже не платья) и высоченные каблуки. Сестра знаменитого итальянца в очередной раз доказала, что одежда от Версаче и стиль гламур – вещи неразделимые. В ее коллекции даже простые брюки с вкраплениями драгоценных камней, а обыкновенный деловой костюм блестит и искрится, как новогодняя елка.

Наиболее выигрышно смотрелись серебристые платья из тканей с оригинальными переплетениями и всевозможными ленточками и мишурой по краям. Удивительно, что в коллекции доминировали вполне приглушенные и спокойные тона – бирюзовый, салатовый и нежно-розовый. А вот что так и осталось загадкой – почему у Донателлы все манекенщицы причесаны, как она сама.



Новички и мэтры

В Париже дебютировали модельеры Мишель Дюпре и Кристелль Сантабарбара. Они стали самыми молодыми модельерами, завоевавшими общемировое признание в сфере «от кутюр». В прошлом году Мишель и Кристелль были награждены ежегодной премией школы Синдиката парижской моды. Тогда им удалось привлечь к себе внимание Дональда Потара, бывшего президента Синдиката, ныне работающего в компании Жан-Поля Готье. Именно по его рекомендации дизайнеры и получили приглашение дать показ в рамках официального графика Недели высокой моды.

Как выяснилось, Дюпре и Сантабарбара – большие любители экспериментов. Судя по их коллекции, они предпочитают работать с трикотажным нейлоном.

А вот что предложили на весенне-летний сезон мэтры высокой моды. Готье, Унгаро и Лакруа представили на обозрение публики буквально всю цветовую гамму. Так, Кристиан Лакруа усердно потрудился над созданием колготок всех цветов радуги, всевозможных узоров и прозрачных шифоновых платьев с трогательными красными бантиками. Однако лучше всего у него получились два наряда. Синий широкий плащ с салатовым бантом, розовыми колготками, красными босоножками и напоминавшее свадебный торт многослойное платье невесты с объемной шляпой, выполненной из искусственных роз. Дому моды Унгаро удалась японская тематика – шелковые цветочные платья-кимоно и такие изящные аксессуары, как веера. Они замечательно смотрелись в гиперчувственной коллекции. Готье же окунулся в атмосферу 50-х годов и пригласил зрителей в уютное помещение с белыми занавесями, придав тем самым коллекции налет интимности. Правда, не устоял перед аляпистыми африканскими мотивами.

Джулиан Макдональд, работающий на дом «Живанши», второй раз подряд посвятил свою коллекцию неповторимой Одри Хепберн, создав очередную серию изящных вечерних туалетов. Валентино вспомнил горох, посадил искусственные цветы на гипюр и шифон и «взбил» прически своим манекенщицам. А Карл Лагерфельд, потративший более 3 млн. евро на изготовление ювелирных украшений для последней коллекции дома «Шанель», охарактеризовал свою работу как «полный парадокс». «Это смесь строгости и легкомыслия одновременно. Ведь сексуальность на сегодняшний день выражена в своей двусмысленности», – считает Лагерфельд. В его представлении это прежде всего безупречно скроенные жакеты с оборчатыми юбками и, наоборот, объемный верх и узкий низ.


Опубликовано в номере «НИ» от 23 января 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: