Главная / Газета 17 Декабря 2003 г. 00:00 / Культура

Артист народа

Сегодня Леониду Броневому исполняется 75 лет

Елена СЛАТИНА
shadow
«Штирлиц выстрелил в Мюллера. Тот не шелохнулся. Броневой! – понял опытный разведчик». Актеров, ставших героями анекдотов, что является ярчайшим доказательством любви народной, тотального признания заслуг, в нашем кино можно пересчитать по пальцам – Вицин-Никулин-Моргунов, Тихонов, Броневой. Но если к Вячеславу Тихонову штамп Штирлица приклеился намертво, то Мюллер просто встраивается в ряд блестящих киноролей Леонида Броневого.

Несмотря на скудость выразительных средств – всегда неподвижное лицо, монотонный голос и почти никакой жестикуляции, – Леонид Броневой из тех редких артистов, одно появление которых вызывает у зрителя предвкушение чего-то трагикомического. Когда Броневой выходил на сцену в роли доктора Дорна в «Чайке» и рефреном повторял: «Мне пятьдесят пять лет», – зал надрывался от смеха. А реплики Броневого «Видел я на карте вашу Италию – сапог сапогом» из «Формулы любви» или «А кто не пьет, нет, ты назови?» из «Покровских ворот» прочно укоренились в народном фольклоре. По большому счету, автор комических куплетов Аркадий Велюров из этой картины вполне может посоперничать с Мюллером по части популярности и цитируемости.

Сегодня трудно поверить, что в начале шестидесятых Леонида Броневого не приняли в «Современник» из-за «отсутствия личной темы», так необходимой в эпоху сценической искренности. И это несмотря на то, что у Броневого к тому времени за плечами уже были роли Ленина и Сталина на сценах провинциальных театров. Он и актером-то стал случайно, вынужденно поступив в Ташкентский институт театрального искусства в 1944 году. Это было единственное приличное место, где не требовалось заполнять анкету о родителях. Отец Броневого был репрессирован, и клеймо сына врага народа разрушало все мечты Леонида Сергеевича о карьере дипломата или журналиста. В Москву Броневого «переманил» Алексей Грибов, которому молодой актер написал восторженное письмо, увидев по телевизору спектакль МХАТа «На дне».

Получив от ворот поворот в «Современнике», Броневой пошел на Малую Бронную к Андрею Гончарову и остался там на 25 лет, 16 из которых проработал с Анатолием Эфросом. С 1988-го Броневой – на сцене Ленкома.

Он – актер старой школы – не стал крутить роман с современным кино. Да и оно в нем не очень нуждалось. Последней на сегодняшний день его ролью стала работа в фильме Виктора Сергеева «Шизофрения» 1997 года. Там Броневой сыграл портного, обшивающего карательные органы. Весь текст этой роли он написал сам, за исключением одной фразы, подсказанной ему Григорием Гориным,– на реплику Александра Збруева «От скромности вы не умрете», Броневой произносит очередную фразу, ставшую также крылатой: «Я хотел бы умереть от старости».


Опубликовано в номере «НИ» от 17 декабря 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: