Главная / Газета 10 Декабря 2003 г. 00:00 / Культура

Светлана Крючкова

«Если бы все так работали, как мы...»

Ольга ЕГОШИНА

Светлана Крючкова сегодня живет «на два дома» – играет в родном БДТ в Петербурге, а также в целом ряде спектаклей в нескольких московских театрах. Во время короткой передышки – между спектаклями и поездами – знаменитая актриса рассказала читателям «Новых Известий» о своей работе и коллегах. «Я не люблю играть себя», – признается Светлана Крючкова. И напрасно искать в сыгранных ею на сцене и в кино ролях лирические откровения. Чтобы понять, какая она – Светлана Крючкова, – ее надо просто слушать.

shadow
– Спектакли в Питере, постановки в Москве. А еще преподавательская работа. Утомительно все время жить на перекладных?

– Нормальный график. Скажем, я сыграла два спектакля в Петербурге, потом ночь в поезде, потом три дня репетиций в Москве, утром, в восемь, телевидение, потом пять дней спектакли здесь, в Москве. Притом, что еще у меня были съемки на «Мосфильме», съемки в «Ералаше». А потом – Петербург, мои студенты. Я понимаю, что у вас в подтексте: зачем ей это надо? А я привыкла работать. И очень люблю работать с разными режиссерами. Скажем, сейчас играю в спектакле театра Гоголя «Марлени» Лени Рифеншталь. Она – замечательный, действительно грандиозный режиссер и потрясающая личность. Она сняла в свое время «Триумф воли», фильм о съезде нацистской партии, и после войны и разгрома фашистов была предана анафеме на своей родине за связь с нацистами. В спектакль, который мы играем, я привнесла много ее прямой речи. И это была очень долгая и кропотливая работа. Я привезла из Германии все ее фильмы, которые там нашла, ее мемуары, все, что у нас здесь публиковали. Она говорила, например: «Скажите мне, в чем моя вина. Я не была антисемиткой, я не сбрасывала бомб на людей, я никогда никого не предала, объясните мне, в чем моя вина?». Чувствуете, какой заряд?

– Ваша героиня в спектакле «Квартет» совсем не похожа на Рифеншталь...

– Я играю абсолютно беззащитную сумасшедшую женщину. Постановщик спектакля Роман Мархолия – авангардный режиссер. В «Квартете» много есть от комедии дель арте, много масок. Совершенно другая эстетика, другой способ существования актеров. И я пошла в этот спектакль, потому что режиссер мне предложил нечто неожиданное, в таком качестве в театре меня не видел никто. Самый большой комплимент, который я слышала по поводу этого спектакля, сделал мой сын. Он специально приехал посмотреть «Квартет» в Москву и сказал: «Знаешь, что мне понравилось больше всего? Ты плачешь в этом спектакле так, как никогда в жизни я не слышал, чтобы ты плакала. Совершенно по-другому, как другой человек». И для меня была высшая похвала. Это так интересно в самом себе что-то открывать и что-то искать.

– Кажется, что вам все легко дается.

– Надо очень много работать, актерская профессия – это очень тяжелый труд. Идеально должно слушаться тело, голос. Я закурила в пятьдесят лет. А когда играла молодых любовниц, я никогда не курила. Голос был чистый, женщина должна привлекать мужчин, находящихся в зале. Как грубо говорили всегда: женская половина зала должна хотеть героя, а мужская половина должна хотеть героиню. Замечательно, когда это происходит.

– А вы встречали эту настоящую любовь на сцене? Играли ее?

– О себе говорить трудно. А приведу только один пример. В «Трех мешках сорной пшеницы» в БДТ Наташа Тенякова играла роль возлюбленной главного героя. Там молодого героя играл Юра Демич. История была простая и короткая: он приезжал в деревню, встречал девушку, и у них случалась любовь. То, что Бунин называет «солнечный удар». Я на всю жизнь запомнила, как играла Наталья Максимовна Тенякова. Он приходил к ней в дом, и она просто должна была накрывать на стол. Как она это делала для него! Каждое движение ее было исполнено любви и готовности этому человеку отдать все. И как он ее раздевал, ребята! Сейчас на сцене раздеваются все быстро, деловито, ну, просто видно, что готовы в любом углу: раз, раз... У нее были чулки такие на резиночках, и он руками скатывал их. Потом они ложились в постель, ничего мы там не видели, а мы только видели, как они сидят. Было ощущение, что этой любовью заполнен весь спектакль. А потом Наталья Максимовна ушла из театра и переехала в Москву, и на эту роль назначили другую актрису. Я пришла посмотреть и вдруг обнаружила, что это не роль вовсе, а эпизод. Актриса очень быстро раздевалась, ложилась... Она все делала, что и Тенякова, но не было любви, не было наполнения, и роль оказалась маленькой. Это вам пример, что такое личность в спектакле. И что такое маленькая роль и большая роль.

– Кого вы считаете самым лучшим режиссером в вашей жизни?

– Это провокационный вопрос. Я работала с разными режиссерами, и от каждого из них старалась взять то хорошее, что он мог мне дать, и была благодарна за это. Даже если хорошего было не очень много. И думаю, это правильный способ. А лучшим моим режиссером и режиссером, оказавшим на меня наибольшее влияние, был Георгий Александрович Товстоногов. Я пришла к нему со своим мхатовским опытом, когда репетировали спектакли полтора года, два года. А в БДТ – три месяца, и выходит спектакль. Никогда Товстоногов на репетициях не болтал, баек не рассказывал. И у него была одна замечательная фраза в ответ на эти привычные актерские: «Георгий Александрович, вы знаете, а мне кажется, что вот в этом месте…» – «Что вы мне рассказываете – покажите». И это правильно. Невозможно отрепетировать «Ромео и Джульетту», сидя на стуле: я тебя люблю или я тебя задушу. Нужно находиться в определенном состоянии биологическом, для того чтобы совершать какие-то поступки. Товстоногов умел «раскачать» актера. Не только для какой-то вот конкретной роли. Но выстроить ему линию жизни, линию развития. Он умел подбодрить артиста. В «Хозяйке Нискавуори» был момент, который ну никак не получался. И Георгий Александрович в очередной раз чего-то мне сказал, а помреж вдруг говорит: «Георгий Александрович, зачем вы это говорите, она все равно это не сделает!». И Гога громко на весь зал: «Она прекрасная артистка и сделает все, о чем я ее попрошу». У меня после этих слов выросло не два крыла, а шесть! Я сделала все. И это было здорово.

– И все-таки как вы успеваете собраться после ночи в поезде, среди сумасшедшего ритма съемок, телевидения, интервью?

– Банальность, но сцена действительно особый мир. Ты выходишь туда другим человеком. Скажем, в 1991 году ранним воскресным утром я сидела в больнице, в отделении реанимации, где лежал с острым инфарктом мой муж Юра Векслер. А в 11.30 я играла в БДТ «Волки и овцы». Я рыдала за сценой и не могла остановиться. А на сцене я пела, смеялась, кокетничала… Вряд ли я бы справилась с собой, если бы, скажем, я была кондуктором в троллейбусе и проверяла билеты. А в требования к актерской профессии входит это умение собраться, выйти и играть, что бы ни случилось. Иногда я думаю, что, если бы все так работали в нашей стране, как работают артисты, мы были бы самой счастливой державой мира.



Справка «НИ»

Светлана КРЮЧКОВА – заслуженная артистка РСФСР, народная артистка России, родилась в Кишиневе. До поступления в Школу-студию им. В. И. Немировича-Данченко работала оператором вычислительного центра, слесарем-сборщиком на ЗИЛе, лаборантом в Кишиневском сельхозинституте. Окончив Школу-студию в 1973 году, стала актрисой академического Большого драматического театра (БДТ) в Ленинграде (с 1992 – БДТ им. Г. А. Товстоногова). Дебют в кино состоялся в 1972 году: Светлана Крючкова снялась в телевизионном фильме «Большая перемена». С тех пор каждый год выходило по два-три фильма с ее участием. В 2003 году вышел новый фильм с участием Светланы Крючковой «Бедный, бедный Павел». Актриса много играет на театральной сцене и гастролирует по стране и за рубежом. В 2002 году актриса создала свой Театр-студию. Репетиции проходят у нее дома, а спектакли играются в арендуемых помещениях: собственного театра у студии пока нет.

Опубликовано в номере «НИ» от 10 декабря 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: