Главная / Газета 3 Декабря 2003 г. 00:00 / Культура

Елена Шнеерсон: «Происходит дебилизация страны»

Главный эксперт кинопрокатного рынка России считает, что в нашей стране кинокритики определяют успех только зарубежных фильмов

Елена СЛАТИНА
– Насколько сильно влияние кинокритики на прокатные результаты иностранных картин?

– Влияние очень существенное. Если выпускается «молодежка», то никакой разницы, что напишет пресса, нет: молодежь все равно газет не читает. Но если речь идет о картинах для интеллигентного зрителя, таких, как «Фрида» или «Часы», то влияние газет огромно. Вот пример фильма «Чикаго». Изначально, когда принималось решение о том, чтобы Киркоров дублировал Гира, я была против: я приблизительно понимала, что только ленивый не укусит нас за эту историю. Все написали, что не надо смотреть дублированную картину, и она недобрала денег в прокате, хотя в кинотеатре «Америка-Синема» (где фильмы идут в оригинале. – Ред.) у нее были феерические сборы. Так же как у фильма «Именинница», в котором Николь Кидман говорит по-русски – говорит с большим акцентом, какие-то не принципиальные вещи, но вся пресса написала: ай-ай-ай, дублировали Кидман. Завтра выходит фильм «Убить Билла», про который все журналисты написали, что это великолепный, культовый фильм. Но дальше они пишут, что в картине много крови и нет содержания. И читатель, прочитав это, подумает – а на что я пойду?

– Справедливо ли продолжать считать Москву столицей артхаусного проката, где зритель любит интеллектуальное кино?

– Здесь вопрос в том, что называть артхаусным фильмом. Вообще ведь артхаус – это американское понятие. У нас же артхаусом называется независимое европейское и восточное кино. А ведь фильм «Часы» или «Красота по-американски», которые получали «Оскары», – это тоже артхаус. И вот зрительский интерес к таким фильмам падает. Если «Красота по-американски» – это был супервыход, то «Игры разума» уже заметно хуже.

– То есть общее количество кинозрителей с каждым годом растет, а число почитателей интеллектуального кино сокращается. Как это понимать?

– Сейчас я вам скажу страшную вещь, которую, наверное, нельзя говорить, но у меня ощущение, как бы это мягко сказать, дебилизации страны. Мы перестаем читать, перестаем смотреть хорошее кино... Ведь сегодня соотношение между массовым и интеллигентным кино в России и в Америке не в нашу пользу. Я не хочу сказать, что молодежь стала плохой. Замечательной, великолепной, но читать стали меньше, возможно, потому, что появилось видео. При этом пропало желание смотреть интеллектуальное кино. Чуть что – молодые зрители говорят: ой, нас грузят, не хочу утомляться, не хочу напрягаться, не хочу расстраиваться, хочу комедию, хлеба и зрелищ.


Опубликовано в номере «НИ» от 3 декабря 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: