Главная / Газета 2 Декабря 2003 г. 00:00 / Культура

Много блеска и–ничего

Жюри Недели высокой моды в Москве не нашло коллекцию, достойную «Золотого манекена»

Мария СЕЛЕЗНЕВА, Анна ПАНИЕВА, Дмитрий ХРУПОВ (фото)

В минувшее воскресенье в Москве завершилась десятая Неделя высокой моды. Зрителям и участникам она принесла много сюрпризов. Оказалось, что в концертном зале «Россия» шоу проходило в последний раз – теперь оно переедет в «Гостиный двор». Именитые мировые кутюрье «высокие» коллекции в российскую столицу везти побоялись. А главный приз Недели – «Золотой манекен» ни один из дизайнеров не получил.

Нижняя планка высокой моды
Нижняя планка высокой моды
shadow
Московские дефиле показали, что высокая мода – мероприятие исключительно серьезное. «Россия», в которой проходили демонстрации коллекций, охранялась с особой изощренностью. На обеспечение безопасности «режимного объекта» были брошены гаишники и бабушки. Сотрудники ДПС гоняли несчастных автомобилистов вокруг здания, уверяя, что мест на парковке нет, хотя стоянка перед входом в концертный зал пустовала. Бабушки сторожили раздевалку и входы в зрительный зал, уверяя, что ни там, ни там мест тоже нет.

Коммерческий подход Версаче

На подиуме была почти такая же неразбериха, как на подступах к нему. Дизайнеры показывали коллекции – кто летние, кто зимние.

Дом моды Версаче, открывавший Неделю, привез и зиму 2003–2004, и весну–лето-2004. При этом и намека на от кутюр тут не было.

Летняя коллекция изобиловала яркими, по-настоящему летними цветами. Ни пятнышка черного или унылого серого. Даже деловой костюм оказался светлым в веселенький цветочек. Остальные костюмы были выполнены из легкой ткани в горошек и состояли из маленьких, узких, коротеньких пиджачков и не менее коротеньких и таких же маленьких, почти пляжных шортиков.

Платья Донателлы Версаче все из легкого шифона или шелка. Плотная атласная фактура соседствует с прозрачной и сетчатой. У них две характерные черты – они на кокетке и с большим количеством рюшей. Рюши удачно сочетаются с асимметричными, отрезанными кое-как подолами и глубокими (лучше до пупа) вырезами. Кокетки – самая объемная и главная часть платья. Остальные детали выполнены из клиньев, прикрепленных к этим кокеткам. Если юбка не из клиньев, то разрезы у нее доходят до талии и лишь изредка до середины бедра.

Работа Донателлы, которую в Москве представлял ее старший брат Санто Версаче, очень романтична. В ней много женственности, откровенности, утонченности. Завязывающиеся на шее ленты корсетов, нити стразов, открытые спины, болеро, кокетки, цвета, чаще используемые в национальной одежде жителей Карибских островов, и линии, присущие традиционным испанским нарядам, создают впечатление поразительной нежности и легкости. Эта коллекция разойдется в московских бутиках в первую же неделю продаж. Вот только к высокой моде она не имеет никакого отношения.

«Высокие» Екатерины и Каренины

Высокая мода – это то, что не продается в магазинах. Это музейные экспонаты, стоимость каждого из которых десятки тысяч долларов. От кутюр – это признак того, что дизайнер стоит на вершине модного Олимпа, и у него непререкаемый авторитет. Почему никто из иностранных гостей Недели не привез «высокие» коллекции, так и осталось загадкой.

Настоящий от кутюр из российских участников Недели показал только Слава Зайцев. (Юдашкин в показах участвовал в качестве гостя). Свое дефиле он превратил в представление в трех действиях. Первое было посвящено русской зиме. Тяжелые ткани, темные, преимущественно бордовые цвета, длинные платья в стиле времен Екатерины Великой. Меховые головные уборы и пальто больше напоминали иллюстрации к «Анне Карениной». Сверкало все – русские платки, пышные воротники, узкие корсеты, расшитые золотом и бисером. Даже тулуп, в котором на подиум вышел русский «мужик», и тот был выполнен из отливающей золотом ткани.

Второе действие «Дивертисмента» – так Зайцев назвал свою коллекцию, было посвящено началу прошлого века. Под старинный романс «Я возвращаю ваш портрет» на подиум выходили манекенщицы, одетые в ретро. Роскошные белоснежные пальто в пол, резко сужающиеся книзу, в сочетании со шляпами с огромными полями, высокие перчатки, узкие длинные юбки и девушки, манерно целующие друг друга при встрече или демонстративно отворачивающиеся, на сцене создавали атмосферу светского променада России «серебряного века», где-то уже мятежной, а здесь, на рауте, спокойной и высокомерной.

Своеобразной перебивкой между действиями стала четверка молодых людей. На фоне богатых, спокойных и сытых светских львиц мужчины выглядели тревожно. Когда они появились первый раз, походили на героев известного фильма «Интервью с вампиром» – мрачные сюртуки коричнево-красных тонов, длинные волосы, суровый взгляд. Мужчины оставили после себя тяжелый осадок. Во второй раз они вышли в черных фраках. Воображение сразу нарисовало сцену убийства Пушкина Дантесом. На мужчин смотреть не хотелось. Хотелось, чтобы они ушли и больше не выходили на подиум. Но они вышли. В самом конце показа, после красивых вечерних платьев – третьего действия. Вышли в тех же фраках и долго кружили вокруг невесты в фиолетовом, наводя ужас на нее и ее подруг.

Достойные эмиссары

Из западных гостей Недели коллекцию, похожую на от кутюр, представлял только дом Эмануэля Унгаро. Сам он в российскую столицу не приехал (впрочем, как и другие именитые кутюрье), сославшись на болезнь. В Москву прилетал Жан-Батиста Валли – ведущий дизайнер дома Унгаро. Надо сказать, что Валли – достойный продолжатель дела великого маэстро моды. У него манекенщицы ходили по подиуму так же степенно, как и у Зайцева. Модели его тоже сверкали, ткани тоже искрились. Модели были из прошлого века (50–60-е гг.). Француз выбрал резкие оттенки: на белом фоне причудливые геометрические формы из ярко-синего, желтого, красного, фиолетового, оранжевого. Расцветка напоминала картины Сальвадора Дали и Хуана Миро. Было у него много атласа. Красного и нежных, почти телесных тонов, на котором были нарисованы японские пейзажи. Очень узкие юбки стесняли движения девушек. Все манекенщицы были в тоненьких босоножках на высоких каблуках. Ходить в них было неудобно. Худенькие ножки так и норовили выскочить из туфелек. Лодыжки подворачивались, девушек покачивало. Но они с достоинством королев несли себя по подиуму. И неудивительно. Сложно себе представить женщину, которая не чувствовала бы себя королевой в нарядах Унгаро.

России испугался и Пако Раббан. В Москве его дом представляла дизайнер Розмари Родригес. Основным лейтмотивом своей работы она сделала коротенькие платья-кольчуги стального цвета и наряды амазонок под золото. Были у нее кольчуги из зеркальных сердец, были и из пластиковых кусочков. Были платья из золотистых нитей и бисера. Высокие ботфорты, гетры и кожаные детали стали удачным дополнением рыцарского облачения. Но главное, что сумела сделать Родригес, – это выдвинуть женщину в своей коллекции на первый план. Пожалуй, только у нее зрители обратили внимание на манекенщиц, которые демонстрировали наряды.

Еще среди иностранных гостей Недели стоит отметить дом моды Антонио Берарди. Дизайнер выполнил коллекцию в темном цвете. Наиболее выигрышно смотрелись шелковые кофты с оголенным плечом, множеством пуговиц, цепей и лент, объемные сумки, способные вместить все что угодно, и брюки из гипюра с игривыми бубенчиками.

Режиссер-постановщик – лучший российский кутюрье

Российские модельеры в этом году не стали баловать зрителя изысканными и оригинальными работами. Хотя были и яркие моменты. Наталья Дригант в своей коллекции «Парадигма» надела на манекенщиц белые объемные маски и разукрасила красным брови. В ее нарядах много хлопка, шифона и органзы. Особенно запомнилось вечернее платье с лифчиком, оказавшимся вдруг на бедрах. Зрители аплодировали и Алсу в образе невесты. Наталья обула певицу в лакированные фиолетовые сапожки и темно-коричневый наряд. Андрей Шаров, как всегда, поработал с кожей и мехом. Но переусердствовал с макияжем и прическами. Его опять подвело стремление стать российским Джоном Гальяно. Виктория Андреянова создала новогоднюю коллекцию, все элементы которой украшали снежинки. Даже у невесты, на сей раз афроамериканского происхождения, веер был в форме большой снежинки. Игорь Чапурин практически полностью оголил манекенщиц, одев их в тончайшие, просвечивающиеся наряды. Его работы тоже во многом напоминали о приближении новогодних праздников. На вечерних туалетах в изобилии был представлен елочный серебристый «дождь».

Коллекция же Татьяны Парфеновой навеяна японскими мотивами, а также субкультурой американских мультфильмов и кукол. Ее сумки выполнены в виде головы Микки-Мауса, а на золотистых платьях вышиты представители кошачьих.

По традиции завершал Неделю высокой моды в Москве Валентин Юдашкин. В своем «Деко» он сделал акцент на декоративных изделиях. Белые розы, объемные блестящие бусы, причем не только на шее, но и на лице, необычной величины банты, розовые чулки, прозрачные колготки с атласной полоской, а также очень напоминающие рыбную чешую, шубки из черно-белых перьев, крупные горошины не только на материалах, но и на оголенных телах манекенщиц. Повсюду разноцветные клепки и обильная вышивка, дикий начес и серебристый блеск в волосах. Особое место в коллекции было уделено шляпкам – тигровым, с перьями, красными цветами и невообразимыми геометрическими фигурами.

Юдашкин и Зайцев в очередной раз доказали, что они по праву стоят в одном ряду с мировыми мастерами моды. До чего остальным нашим мастерам еще далеко. К этому же выводу пришло и жюри Недели. Видимо, из представленного судьи так и не сумели найти коллекцию, достойную «Золотого манекена», поэтому вручили его главному режиссеру показов Любови Гречишниковой. Она явно не ожидала такого поворота событий. Еще никогда дизайнер не получал не дизайнерский приз. Каждый год жюри все-таки умудрялось присуждать кому-то почетное звание. Правда, в последнее время система эта стала скорее ротационной – «Манекен» ходил между участниками показов по кругу. Видимо, строгий суд решил таким образом намекнуть нашим художникам на то, что нужно посерьезнее относиться к своей работе и выводить ее на новый уровень, за рамки московских показов.



Антонио БЕРАРДИ: «На каблуках в 9 утра ходят только русские»

Знаменитый итальянский кутюрье Антонио Берарди в Москву приехал во второй раз. По его утверждению, он обожает Россию и ее женщин. Берарди считает россиянок самыми красивыми в мире. Он уверен, что так, как они, на каблуках ходить не умеет никто.

– Как вы думаете, какие тенденции будут доминировать в моде следующие несколько лет?

– Это совершенно непредсказуемый процесс. Кто бы сказал даже месяц назад, что Дом Гуччи покинет его успешный креативный дизайнер Том Форд? И что постоянные клиенты этого известнейшего дома моды будут сомневаться, стоит ли и теперь выкладывать по 700 долларов за дежурные маечки любимой марки?

– Поговаривают, что вам очень нравится Донателла Версаче?

– Действительно, Донателла мне очень близка по духу, но она отнюдь не является моей музой. Просто однажды я сидел в первом ряду на показе Версаче. Отсюда и поползли различные слухи.

– А какой вы представляете себе идеальную женщину?

– Прежде всего сексуальной, независимой и очень уверенной в себе. И непременно на высоких каблуках.

– Антонио, это ваш второй визит в Москву. Какие перемены вы здесь обнаружили?

– На мой взгляд, появилось очень много нового. Все как-то по-особенному сверкает, искрится. Вообще, Москва – город, который развивается быстрыми темпами. Помню, что в свой первый приезд был поражен собором Василия Блаженного и Алмазным фондом. На фоне этих драгоценностей украшения британской королевы кажутся просто стекляшками. Здесь жизнь не стоит на месте.

– Вы очень много работаете. Чем занимаетесь в редкие минуты отдыха?

– Как и любой нормальный человек, слушаю музыку, брожу по улицам, хожу в кино, читаю книги. Но, пожалуй, больше всего люблю дискотеки.

– Что для вас является символом дурного вкуса?

– Чрезмерный пафос и отсутствие комфорта в одежде.

– Какую одежду вы сами предпочитаете носить?

– Самую обычную. Особо не придаю значения собственному внешнему виду. Люблю простые майки, джинсы, свитера и кроссовки. Сейчас, например, на мне кожаная куртка тринадцатилетней давности. Мне ее подарили, когда я был значительно полней, чем сейчас, и не мог в нее влезть. Но когда я похудел, стал с удовольствием ее носить.

– Какой совет вы могли бы дать россиянкам?

– Да, никакой! Они и так прекрасны. И совсем не нуждаются в моих советах. С радостью могу отметить, что лишь россиянок можно встретить на высоких каблуках в девять часов утра!

– Так что вы согласны с тем, что русские женщины самые красивые на земле?

– Без сомнения, да!

Опубликовано в номере «НИ» от 2 декабря 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: