Главная / Газета 28 Ноября 2003 г. 00:00 / Культура

Конституция в картинках

Московские художники проиллюстрировали Основной закон Российской Федерации

Сергей СОЛОВЬЕВ

К 10-летнему юбилею российской Конституции современные художники решили к каждой из ее статей нарисовать по картине. В результате получилось не столько скандальное, сколько назидательное издание под названием «Артконституция». Результат на днях продемонстрируют в Музее современного искусства на Патриарших прудах.

Борис Орлов проиллюстрировал статью № 91 «Президент РФ имеет право на неприкосновенность».
Борис Орлов проиллюстрировал статью № 91 «Президент РФ имеет право на неприкосновенность».
shadow
Идея проиллюстрировать Основной закон Российской Федерации возникла три года назад в умах трех человек: художников Сергея Денисова, Ивана Колесникова и у куратора галереи «СТАРТ» Петра Войса. Ход их мысли вполне понятен: современное искусство всю свою историю только тем и занимается, что критикует законы и установления. Но помимо этого авторы проекта преследовали и чисто просветительские цели. Ведь среднестатистического обывателя обычный сборник законов читать не заставишь под дулом пистолета, а с картинками, глядишь, гражданин и изучит свои права и обязанности.

На призыв откликнулись 120 человек – чуть ли не все ведущие художники Москвы. Одно только перечисление имен «иллюстраторов» заставляет затаить дыхание: от Церетели до Бильжо, от Владика Мамышева-Монро до дуэта Комар – Миламид, да еще скандальный Кулик и Виноградов с Дубоссарским. Можно сказать, получилась еще и энциклопедия всех более-менее актуальных художников. Кураторам оставалось только распределить готовые рисунки по 137 статьям Конституции. То, что получилось, можно увидеть в новом выставочном зале Музея современного искусства на Патриарших прудах.

По набору имен проект оказался дико провокационным – за такое недолго и уголовное дело получить. Конституция все-таки. А от таких ребят можно было ожидать чего угодно. Между прочим, художники это понимают не хуже юристов: не случайно же первая статья (там, где говорится о государственном устройстве России) проиллюстрирована Иваном Денисовым первой страницей Библии (Книгой Бытия с семью днями творения мира). С законом, по заверению кураторов, отношения у них хорошие. Но есть еще и чисто художественные проблемы. Ведь в отличие от священных книг Конституция никак не может дать какие-нибудь истории и сюжеты – здесь сплошь абстракции. С таким же успехом, по словам одного критика, можно иллюстрировать законы аэродинамики.

С другой стороны, что греха таить, в Конституции встречаются свои завлекательные ляпы. Взять хоть такой перл: «Граждане Российской Федерации имеют право участвовать в отправлении правосудия» (статья 32, параграф 5). Какого сюрреалиста не окрылит фраза «отправление правосудия»? Или: «Каждый имеет право на благоприятную окружающую среду» (статья 42). Это уже явная мечта о Рае земном, близкая любой творческой личности.

Те, кто ожидает от нового издания эдакого «Крокодила», выдающего оплеуху государству, могут не беспокоиться. Ничего такого в Артконституции нет. Как ни странно, самой «кровавой» и эпатажной вышла статья 49, где устанавливается презумпция невиновности (если преступление не доказано – человек не виновен). Комментирующая ее фотография скандалиста Сергея Браткова представляет безглазого маньяка (труп девочки лежит на заднем плане), сладострастно поедающего из банки варенье. Подобный прием – аргумент от противного – в доброй половине картинок.

То есть написано одно, а в жизни – другое. Так, Игорь Иогансон противопоставил статье 22 («каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность») свой собственный лозунг: «Каждый имеет право тем способом, который ему доступен. Право не может иметь никого. Оно среднего рода». Андрей Бильжо к статье 118 («правосудие осуществляется только судом») дал карикатуру, на которой богиня правосудия с завязанными глазами играет в жмурки с Петровичем.

Особым пафосом проникнуты статьи о президенте. Для классика нонконформизма Бориса Орлова президент – набор орденских лент (картинка к статье 80). Статья 83, определяющая полномочия президента, сопровождается силуэтом святого с исходящим от него сиянием в исполнении Сергея Шутова (из его серии «Нимбы»). Гоша Острецов увидел в правительстве РФ (статья 110) сообщество монстров-инопланетян.

Самая веселая картинка, как полагается, у Владика Мамышева-Монро. В качестве своего парафраза статьи о праве «определять и указывать свою национальную принадлежность» он дал сцену братания Ивана-Дурака и колоритного хасида.

Примечательно, что многие художники восприняли Конституцию как романтическую утопию и подвели под нее свои образы счастья. Лучшим в этом плане оказался Олег Кулик: его фотоколлаж с любимым бульдогом, увеличенным до размеров коровы, каковую (корову-бульдога) доит этот самый голый художник Кулик, представляет статью 132 об «органах местного самоуправления».





Петр ВОЙС, куратор и идейный вдохновитель «Артконституции»:

«Чистого искусства не бывает»



– Судя по результату, главной целью проекта была критика нынешней Конституции?

– Целью было показать искусство такое, какое оно есть. А через искусство показать жизнь как она есть. И тут появилась возможность для противопоставления: ведь Конституция – основной закон жизни (тут тебе и кодекс поведения, и мораль, и катехизис). Это идеальная декларация, какой должна быть жизнь. Но какая она на самом деле – это показывает только искусство.

– Как отбирались работы?

– За десять лет, пока действует нынешняя Конституция, современное искусство прошло изрядный путь. Оно отразило почти все проблемы и болевые точки. Не верьте, если художник говорит «я занимаюсь чистым искусством», – это бред или заблуждение. Каждый, так или иначе, занимается политикой. Мы взяли всех главных художников последнего десятилетия: кто-то создал новые картины, кто-то дал старые. За три года все распределилось по статьям.

– Как в этой рискованной компании оказался Зураб Церетели?

– Когда мы предложили поддержать этот проект так называемым демократам, они испугались. Они все заигрывают с властью и боятся смелых ходов. Церетели неожиданно согласился. Может, потому, что его Музею современного искусства импонировала такая ретроспектива. Мы взяли одну картину Зураба Константиновича для иллюстрации статьи 42 о свободе творческого выражения. Это очень спорный художник, но и он имеет право на высказывание.

– Какая статья закона вам больше всего нравится?

– Я безумно люблю громкие, пафосные статьи – 33 например. В ней сказано, что каждый может для своей защиты обращаться в органы власти. И точка. В какие органы? От чего защищаться? Это необеспеченное право как холостой выстрел: громко, но без результата. Понятно, что я говорю с иронией.


Опубликовано в номере «НИ» от 28 ноября 2003 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: