Главная / Газета 20 Ноября 2003 г. 00:00 / Культура

Елена Яковлева

«Не надо водружать себя на пьедестал»

Полина БОГДАНОВА

Театр «Современник» готовит премьеру легендарной пьесы «Гроза» Николая Островского. Сенсацией стало то, что роль грозной старухи Кабанихи в спектакле сыграет актриса Елена Яковлева – секс-символ советского кино, знаменитая «Интердевочка». О новой роли, о работе в театре и на телевидении Елена ЯКОВЛЕВА рассказала «Новым Известиям».

Елена ЯКОВЛЕВА родилась в Житомирской области, в городе Новограде. В 1980 году с первой же попытки она поступила в ГИТИС (на курс Владимира Андреева). Еще будучи студенткой, в 1983 году Елена Яковлева снялась в фильме Георгия Юнгвальд-Хилькевича «Двое под
Елена ЯКОВЛЕВА родилась в Житомирской области, в городе Новограде. В 1980 году с первой же попытки она поступила в ГИТИС (на курс Владимира Андреева). Еще будучи студенткой, в 1983 году Елена Яковлева снялась в фильме Георгия Юнгвальд-Хилькевича «Двое под
shadow
– Кабаниха традиционно ассоциируется с образом грозной, властной старухи, олицетворяющей собой «темное царство». Почему режиссер Нина Чусовая назначила именно вас на эту роль? Это какое-то новое смелое решение?

– По крайней мере хочется думать, что это будет что-то новое. А вообще-то традиционное мнение, о котором вы говорите, было ошибочным. Я много лет не брала эту пьесу в руки, а тут вот перечитала ее и очень удивилась. А где тут «луч света в темном царстве»? Где само «темное царство»? То ли Белинский заблуждался, то ли время поменялось до такой степени, что уже не смотришь на Катерину, как на «луч света»?Уже самого «темного царства-то» не видишь. Ведь Кабаниха хотела как лучше, а получилось… как всегда.

– Вы так и играете, что она хотела как лучше? То есть оправдываете ее?

– Нет, я не буду говорить, я еще ничего не играю, мы только репетируем и разбираемся со всем этим. И поэтому сказать, что я что-то точно для себя определила, еще не могу.

– Нравится вам работать с Ниной Чусовой? Ведь она достаточно молодой режиссер, и у нее нет такого опыта, как у Галины Борисовны Волчек? С Волчек, наверное, все-таки надежнее?

– С Чусовой мы работаем только месяц. Но я должна сказать, что какое-то мнение о ней у меня уже сложилось. Она очень импульсивный человек, и это хорошо. Вместе с тем у нее очень богатая фантазия. И она не испытывает комплекса от того, что берется за столь знаменитую пьесу. Она очень смело, свежо, очень по-современному подходит к ней. И мне нравится ее немножко шальной подход. А с Волчек они чем-то похожи. Может быть, какой-то взбалмошностью. Но похожи – это точно, поэтому они вот так хорошо сработались.

– Одна из лучших ваших ролей в театре – это Мария Стюарт в спектакле «Играем Шиллера». Ваш дуэт с Мариной Нееловой – Елизаветой выглядит, как поединок двух актрис. Вам не страшно было выходить с ней на этот поединок?

– Нет одинаковых людей и нет одинаковых актеров. И ты есть то, что ты есть. У нас с Нееловой очень хорошие отношения. Но это отношения коллег, я не испытываю раболепия перед ней. Я рада, когда есть у кого учиться. Главное, не останавливаться, не видеть перед собой стенку и не биться в нее лбом. Пока стенки нет, артист существует, живет, а если она появляется, если ты сам себя водружаешь на пьедестал, тогда становится тяжело.

– А скажите, вы что, видели таких женщин, как в спектакле «Уйди-уйди» Николая Коляды? Вы так точно копируете провинциальный говор, манеру держаться, одеваться – ваша героиня будто списана с натуры.

– Ну да – это наблюдение из жизни. И история этой женщины, и ее характер – это то, что мы ежедневно видим вокруг себя. Мы с родителями поколесили по нашей стране-матушке, от Украины до глубокой, глубокой Сибири. И я много разных людей видела, в том числе и женщин. Увиденное откладывалось во мне, потом я пользовалась этим в работе.

– Вам вообще что больше нравится играть – роли героинь или характерные?

– Мне больше нравится трагикомедия, где зрители могут и посмеяться, и поплакать. И я сама как зритель люблю этот жанр.

– Что вы думаете о современной женщине, какая она?

– Женщины в последнее время очень изменились. Они больше стали работать, и работать очень серьезно. Раньше женщины-начальницы, женщины-политики, женщины-депутаты были большой редкостью. Я помню, как мы в детстве восхищались женщиной-космонавтом. Но это не было рядовым явлением. Рядовая женщина сидела на какой-нибудь службе по восемь часов в день, в перерыве ходила в магазин, потом шла заниматься домашними делами. А сейчас женщина занимается бизнесом. У нее стало больше денег, появилась возможность брать няню и время отдаваться делам.

– Женщина стала жестче? Вы считаете, что это нормально?

– Мне кажется, что да, нормально. Иначе ты будешь сидеть с грязными кастрюлями и злая на всех. Лучше заниматься делами.

– А у вас были роли таких деловых женщин?

– Если только Каменская. Она вроде и женщина только наполовину, мало внимания уделяет дому, мужу. И непонятно, что у нее будет дальше, будут ли дети, нормально ли сложится семейная жизнь?

– Вы в своей профессии счастливы? У вас есть чувство реализованности, востребованности?

– Я не знаю ни одного актера, который сказал бы «я полностью реализован». Я испытываю удовольствие, когда работаю, когда много работы, и есть из чего выбирать. И когда знаешь, что тебя ожидает дальше и есть какая-то перспектива, это просто счастье для артиста. Мне нравится, что режиссеры обращаются ко мне со всякими неожиданными предложениями. Раз они предлагают, значит, они меня видят в этой роли, значит, у меня есть возможность не останавливаться на достигнутом. Есть возможность поискать еще что-то новое. И я всегда с радостью откликаюсь на предложения.

– Вы любите много работать?

– Я не могу сказать, что я люблю много работать. Я люблю профессию, поэтому работаю с удовольствием. Но две работы сразу я никогда не беру, особенно в последнее время. По молодости, да, было два, три фильма параллельно, еще работа в театре. Все это составляло массу хлопот и в итоге вселяло отвращение, я уставала. Сейчас уже понимаешь, что надо сделать одно и спокойно перейти к другому.

– Но у вас уже появилась возможность выбирать?

– Эту возможность пришлось заработать.

– Вы в кино много снимаетесь в последнее время?

– Если по количеству, да, много. Одна только «Каменская» – 48 серий.

– А если по качеству?

– Смотря что считать качеством. Я считаю, что наш сериал по Марининой – работа очень высокого качества. Я понимаю, что мы хорошо постарались. А то, о чем я мечтаю, чего мне хочется как актрисе, это хороший художественный фильм. Телесериалы – это очень тяжелый труд, тяжело держать много историй в голове, а тут еще и сроки поджимают, и артистов тяжело собрать, и сводить артистов тяжело. А мечтаешь всегда о художественном кино, об одной истории, которую с помощью режиссера, оператора, сценариста, а также других артистов можно сделать по-настоящему.

– А были у вас такие роли, о которых можно мечтать?

– Мне кажется, что да. Хвастаться, наверное, не хорошо, но я в принципе большинством своих ролей довольна. Картины, в которых я снималась, имеют долгую жизнь. «Интердевочку» многие смотрели по 10 или по 20 раз. Жалко, что редко показывают «Лестницу» Сахарова. Жалко, что практически не показывают «Воспитание жестокости у женщин и у собак». Это очень актуальная картина о женщине в нашей, уже изменившейся жизни. Мир озлобился, ожесточился, и мне кажется, что эта картина могла бы помочь людям, показать, что разные ситуации в жизни бывают, и из них есть выход. Я даже боюсь не назвать какую-то свою картину. Но в памяти я их очень нежно берегу. А вообще у меня есть тоска по тому хорошему советскому кино, в котором я, к счастью, успела сняться.


Опубликовано в номере «НИ» от 20 ноября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: