Главная / Газета 12 Ноября 2003 г. 00:00 / Культура

Галина Куликова

«На ночь нельзя читать Достоевского!»

Мария КОРМИЛОВА

В московских книжных магазинах открылась Неделя русского детектива. В ее работе принимают участие самые популярные российские авторы: Дарья Донцова, Александра Маринина, Полина Дашкова, Галина Куликова. Перед началом форума на вопросы «Новых Известий» ответила писательница Галина КУЛИКОВА.

shadow
– Вы сами рисуете обложки для своих книг. Живопись – это вторая профессия?

– Нет, что вы! Я рисую на любительском уровне. Когда разговариваю по телефону, только и делаю, что набрасываю что-то на бумаге. Каких-нибудь кошек или женские физиономии. В детстве я безумно мечтала учиться в художественной школе. А родители отдали меня в хореографию. Я протрубила там семь лет, и толку от этого не было никакого! Ровным счетом!

– Как же вы решились написать свой первый роман?

– Однажды я получила письмо по электронной почте. Открываю не глядя, смотрю – а оно написано не мне, даже обращение другое. По большому счету это была просто записка. Тон у нее был тоскливый-тоскливый. Я посочувствовала человеку и написала ответ: «Вы ошиблись адресом. Попробуйте отправить письмо еще раз». Оказалось, что автор письма – русская женщина, которая уехала в Америку с мужем. Но там у нее все не задалось: она заболела, засела дома, потеряла квалификацию. Слово за слово – и мы с ней заочно подружились. Но о чем я могла ей писать? Прошлого-то общего нет. Чтобы как-то поддержать ее, я стала посылать ей маленькие истории о том, что могло бы случиться в Америке. В итоге из них вырос достаточно большой и запутанный роман. В чем-то смешной, в чем-то наивный. Но он ей поднимал настроение, и она стала уговаривать меня его опубликовать.

– И ваш роман сразу же напечатали?

– Нет, конечно. Примерно через две недели после того, как я отнесла его в издательство, мне позвонили и сказали: «Нам понравилось. Но вообще-то это не пойдет. Американская действительность нас не интересует. Вот если бы вы готовы были переписать все это...» Ну, естественно, я сразу согласилась. Я так обрадовалась, что села и очень быстро придумала, как закрутить сюжет, чтобы часть действия все-таки происходила в России.

– А почему вы не попробовали себя в другом жанре, почему выбрали именно детектив?

– Когда я только начала писать детективы, мне хотелось просто-таки грудью защищать этот жанр от всех нападок. А сейчас я очень спокойно отношусь к тому, что о нем говорят разные люди. Иногда меня спрашивают: «Вы не боитесь, что вся страна скатится на чтение детективов?» Нет, я не боюсь! Ведь, по-моему, круг чтения вовсе не определяет личность человека. Сейчас речь идет о том, чтобы люди вообще хоть что-нибудь читали! Если детектив хорошо написан, человек после него возьмет в руки еще какую-нибудь книгу, а там, глядишь, дойдет и до мировой классики. К тому же в своих лучших проявлениях детектив стоит не на задворках искусства. Я считаю, что у этого жанра изначально очень сильная нравственная основа. В нем есть четкое разделение ролей, заранее распределены этические позиции: добро – зло.

- А вы сами в детективах поучаете читателя? Или только развлекаете?

– Безумно не люблю всякое морализаторство. Мне в жизни никогда не придет в голову кого-то в своем детективе чему-то учить! Я же знаю, как иногда бывает тяжело читать. Допустим, я пришла домой никакая и знаю, что завтра мне вставать в полседьмого утра. В это время я не могу позволить себе 10 минут перед сном почитать «Братьев Карамазовых». Я просто ничего не пойму в этом тексте. В такие моменты мне нужно что-то, что может рассмешить, расслабить, заставить улыбнуться. Но, естественно, я не говорю, что вся классика и художественность – это ерунда. Не знаю, как другие детективщики, а я достаточно серьезно работаю над своими романами. Когда я начинаю думать о том, чтобы оставить детектив, мне становится как-то грустно. Но я вполне могу написать фантастическую повесть, сказку или фэнтези.

– Почему в ваших книгах любовная линия есть, а эротики никогда нет? Ваши коллеги ведь довольно часто привлекают читателя откровенными сценами. А у вас получается какой-то очень наивный, прямо детский детектив.

– Я это делаю намеренно. Честно скажу, что, когда я читаю по-настоящему красивую любовную сцену у других авторов и она действительно меня трогает, я понимаю, что так написать об этом я просто не в состоянии. Наверное, я слишком скованный внутренне человек. Я не могу так раскрыться. Может быть, это какие-то комплексы, но пока я даже не пробовала писать эротические сцены. Я не готова к этому. Есть ведь разные способы показать зарождение чувства. Мне легче и интересней написать о том, как из обычных встреч, когда вроде бы ничего не происходит, появляется что-то необыкновенно важное.

– Кто ваши критики? Сын и муж?

– Нет! Они читают мои романы только по очень большому одолжению. Предпочитают более высокую литературу. Ну что может написать их мать и жена? Это же даже смешно!


Галина Куликова окончила факультет журналистики МГУ. Детективы начала сочинять, еще работая редактором в популярном еженедельнике. Правда, подписывать их приходилось мужским псевдонимом иностранного звучания. Этой осенью у нее вышла уже 20-я книга. Совокупный тираж «иронических шоу-детективов» Куликовой скоро перевалит миллионную отметку.

Опубликовано в номере «НИ» от 12 ноября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: