Главная / Газета 28 Октября 2003 г. 00:00 / Культура

Папарацци по-русски

В Пушкинском музее открылась фотовыставка Валерия Плотникова

Сергей СОЛОВЬЕВ

Выставка называется «100х100». Представлены на ней фотографии российских звезд и светских персонажей. О каждом из своих героев Плотников может говорить часами, поскольку со всеми звездами он дружит много лет. А для кого-то он даже стал поверенным в душевных делах. Так что папарацци, то есть фотографом, который подстерегает знаменитостей и снимает их в самый неподходящий момент, Плотникова можно назвать очень условно.

shadow
Удивительно, что выставка Валерия Плотникова совпала с экспозицией снимков итальянских папарацци, открытой неподалеку в Доме фотографии. Критики невольно их сравнивали и гадали: чем же папарацци, охотящиеся на знаменитостей по кабакам и пляжам, отличаются от наших фотографов, снимающих звезд в обычных условиях. Ведь и для того, и для другого важно открыть в «объекте охоты» что-то новое.

Перед глазами живой пример. Вот он, наш «антипапарацци», в музее Пушкина: мастер парадного портрета, друг и поверенный российских звезд, в общем, довольно серьезный человек – Валерий Плотников. О каждой из своих фотографий он готов рассказать целую историю: как вместе с Ширвиндтами ездил на рыбалку, как вместе с Никитой Высоцким восстанавливал архив его отца, как примирял в кадре двух Тодоровских, отца и сына, как выстраивал летопись династии Глазуновых.

Выпускник художественной школы при питерской Академии художеств и операторского отделения ВГИКа, Плотников создает большой фотоальбом о веке ХХ в духе XIX века: чтобы помнили. Каждый его портрет содержит киношный антураж – он «обставляет» свои модели знаковыми предметами: если на фото чета Мессерер–Ахмадулина, то рядом будут граммофоны из их мастерской, если чета Глазуновых – иконы, если Тодоровские – старая кинокамера, если Ширвиндт – понятное дело, табачная трубка. Плотников запечатлевает скорее даже не знаменитостей, а среду, которую эти звезды формируют, их мифы.

На выставке представлены сто портретов из первого альбома «Чистосердечная фотография, моментальная и навек…», изданного в 1999-м, и сто из нового. Отсюда и название «100 на 100», придуманное сыном Валерия Федоровича. Здесь и ранимая Пугачева, еще не заматеревшая на вершине шоу-бизнеса, и утонувший в осенней листве Шевчук, и Юрий Любимов перед исписанной стеной своего театра. Газеты и журналы по старой привычке выпрашивают у него фотографию, где вместе запечатлены «отец и сын Высоцкие»: на самом деле это не семейное фото, а портрет Никиты на фоне портрета Владимира. Но именно этот снимок по каким-то причинам считается даже в семье Высоцких знаковым.

В названии второго альбома Валерия Плотникова слышится горькая интонация: «уходящая эпоха…». Речь здесь не только о том, что ушел в историю ХХ век. Исчезает что-то большее: культурная среда, которая вскармливала нынешних заслуженных деятелей и народных артистов.




Опубликовано в номере «НИ» от 28 октября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: