Главная / Газета 24 Октября 2003 г. 00:00 / Культура

Константин Кинчев

«Я робко надеюсь на самодержавие»

Константин БАКАНОВ

Сегодня на сцене московского Дворца спорта «Лужники» легендарная группа «Алиса» отпразднует свое двадцатилетие. Накануне юбилея ее лидер Константин КИНЧЕВ ответил на вопросы «Новых Известий».

shadow
– За двадцать лет очень многое изменилось в стране, многое изменилось на сцене. А что-то осталось от рок-н-ролльного духа, который был тогда?

– В ту пору мы с населением страны были единомышленниками и брали на себя смелость озвучивать те мысли, которые позволялось высказывать только на кухнях. Когда ситуация изменилась, каждый решил для себя сам, что ему важней и какие приоритеты в этой жизни он отстаивает, у каждого появилось свое мнение. Ощущение разобщенности возникло, потому что каждый пошел своей дорогой. Это касается не только рок-товарищества, но вообще всего народа.

– А у вас был какой-то выбор, когда в начале 90-х исчез предмет борьбы?

– У меня есть определенная «тема», с которой надо бороться всегда. Я этим и занимаюсь.

– Что за «тема»?

– Негатив, который есть внутри каждого человека, в том числе и у меня – все то, что Господь называет злом. Борьбу надо вести, начиная с себя. Этим я и пытаюсь заниматься по мере сил и возможностей. Я делюсь своим мировоззрением с окружающими посредством песен. Я никого не призываю следовать этим путем, но мне радостно, если мое мировоззрение созвучно с чьим-либо еще.

– Вас часто не понимают?

– А я по этому поводу не рефлексирую. Я уважаю свободу выбора каждого. Тех, кто понимает, называю единомышленниками.

– У вас очень колоритные фанаты. Когда-то «Армия «Алисы» была достаточно мощной. Вы интересуетесь тем, что происходит в их кругах сегодня?

– Они живут своей жизнью. «Алиса» – это то, что объединяет людей по интересам. Единомышленников, а как абсолют –единоверцев. Но это как абсолют.

– В свое время «Армией «Алисы» двигали идеи анархии...

– Все это связано со мной. Когда я был подвержен идеям анархии, соответственно и «Армия» была такая же.

– Получается, что люди опираются не на свое мнение, а на ваше.

– «Алиса» меняет людей. Остались те, кому в детской одежде анархии стало тесновато. У нас сегодня более четкая идеологическая позиция. Кто согласен с ней, тот с нами, остальные были отпущены на вольные хлеба, к любимой мной группе «Король и Шут». Сейчас именно эта группа проповедует идеи графа Кропоткина (считающегося отцом русской анархии. – Прим. ред.). То есть это вольный, чистый, отвязный рок-н-ролл.

– Группа «Король и Шут» – это преемник «Алисы» в музыкальном смысле?

– Они являются абсолютными преемниками в том, что я называю рок-н-роллом. Это то, что я пропагандировал в свое время – жги да гуляй. Но из этого промежуточного этапа становления личности надо вырастать.

– Вы в свое время могли закончить концерт, сказав поклонникам со сцены: «Вы все свиньи»...

– Это было один раз в жизни. И мне за этот срыв очень стыдно. Такой срыв недопустим. Это было всего один раз.

– Какова была реакция музыкантов, когда вы объявили, что на период Великого Поста группа не будет давать концерты?

– Со скрипом, но это решение приняли, поскольку все православные христиане. Конечно, концертов стало меньше. По этому поводу все немножко «поскрипели».

– Это было ваше волевое решение?

– Да, это мое решение.

– Когда читаешь ваши последние диалоги с представителями «Армии «Алисы», то выясняется, что в основном процентов на 80 идет разговор о религии. О музыке с вами сейчас говорят очень мало. Это неорганично как-то, неестественно... Не находите?

– Это на ваш взгляд. Для меня же это абсолютно органично. На официальном сайте «Армии «Алисы» рубрику «Ответы на вопросы» ведет отец Сергий Рыбко (в прошлом он был хиппи, а теперь настоятель храма сошествия Святаго Духа на Лазаревском кладбище в Москве. – Прим. ред.). Очень грамотно, глубоко отвечает. Для меня это абсолютно естественно, хотя вам кажется нонсенсом. В чем вы видите неестественность?

– В том, что, люди, которые являются поклонниками музыки, уходят в разговор о религии только потому, что это интересно Константину Кинчеву.

– Но это же здорово! Значит, мы интересны не только как музыканты, но и как личности. Что гораздо важнее. Важно увидеть человека, а не просто исполнителя. И потом, откуда вам знать, что именно движет человеком, задающим тот или иной вопрос?! В таком случае и вопросы о музыке мне задают только исходя из моих интересов? Меж тем «музыкальная тематика» не кажется вам неорганичной?!

– Сейчас вы поете свои старые песни на концертах? Вы делаете какую-то скидку на то, как изменилось ваше мировоззрение?

– Например, я сейчас не исполняю песню «Все это Рок-н-ролл», считаю ее оставшейся в том времени, во времени анархии. А какие-то другие песни пою, конечно.

– Вы признались, что слушаете Мэрилина Мэнсона, Оззи Осборна и «Раммштайн». Но в преддверии визита Мэнсона в Москву Православная церковь, мягко говоря, не одобряла этого господина, называла чуть ли не воплощением антихриста...

– Это всего лишь образ. Мэнсон примеряет на себя одежды врага и, как обычный шут, показывает этого врага со сцены.

– А вам не кажется, что общественные институты – церковь, семья теряют авторитет?

– Авторитет этих понятий постоянно подтачивается средствами массовой информации. Уточню: большей частью средств массовой информации, которые работают с вектором, направленным не вверх, а вниз. И это ответственность тех, кому дадена четвертая власть. И с каких это пор семья стала «общественным институтом»?! Я к семье отношусь как к олицетворению любви в мире, а не как к «ячейке общества» или какому-то «институту». Другое дело, если семья крепка, то и общество не болеет и наоборот… А Церковь – это не сходняк авторитетов… Церковь – это то, на чем еще хоть как-то держится наш народ, быть может, сам того не осознавая…

– Вы называете себя националистом, но, насколько я понимаю, вкладываете в это понятие не то, что остальные.

– Да. К сожалению, опять же средства массовой информации внушают обывателю, что национализм – это страшное зло, которое ведет страну к гибели. Они путают национализм с нацизмом. Нацизм – действительно зло, чисто человеческие амбиции, ведущие к тоталитарному режиму, диктату, пролитию крови. А национализм – гордость, радость и боль за свою Родину, то есть созидательное чувство. Фундамент национализма – это вера отцов, вера предков. Об этом замечательную книгу написал мой духовный отец Владислав Свешников. Рекомендую почитать.

– В одном из своих интервью вы сказали, что демократия рождает нацизм.

– Да.

– А что тогда нужно России?

– То, что было в России всегда и что сделало ее великой, подарило ей огромные территории и ни с чем не сравнимые сырьевые запасы, которые сейчас разбазаривают направо и налево. Россия – православное государство.

– Вы по-прежнему считаете, что Россия должна быть монархией?

– Конечно! Монархией, где мирно уживается и другая конфессия, ислам. Мы жили в мире и благополучии очень долгое время. И стравить нас никому не удавалось и вряд ли удастся. Хотя есть такие силы, которые стремятся стравить православие с исламом. Не выйдет.

– Разве возможно сегодня вернуть самодержавие?

– Я на это робко надеюсь. Если сейчас это кажется несбыточной мечтой, за которую ратуют придурки вроде меня (как называет меня один музыкальный критик), то это лишний раз показывает, насколько мы низко пали. И начинать очищение нужно с себя. Бороться со всем негативным в себе. А для этого необходима церковь как тот костыль, который дает человеку возможность стоять.

– Вы довольны своими последними работами, концертами? –– Полностью доволен той работой, которую мы сделали недавно, – «Сейчас позднее, чем ты думаешь» (новый альбом группы, вышедший в канун юбилея. – Прим. ред.). А концерты... Я до сих пор получаю радость от концертов, я себя ощущаю на своем месте. Перестану любить – перестану играть.

Опубликовано в номере «НИ» от 24 октября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: