Главная / Газета 21 Октября 2003 г. 00:00 / Культура

Москва троллейбусная

Новая галерея открылась выставкой работ классика соцреализма Веры Сенатаевой

Сергей СОЛОВЬЕВ

Двадцать пять акварелей художницы Веры Сенатаевой (1900–1994), ровесницы ХХ века, висящие на стенах столичной галереи «Танин», навевают сладостные воспоминания о Москве 60-х годов. Причем ностальгия эта не только по городским видам, но и по нравам того времени.

shadow
На старых фотографиях Вера Сенатаева внешне напоминает несущуюся в авто пименовскую девушку со знаменитой картины советских времен «Новая Москва». Но в данном случае девушка решила пересесть на троллейбус, следующий по тому же маршруту, и на каждой из остановок с чувством и расстановкой зарисовать грани сверкающего алмаза – советской столицы. Внушительных размеров автопортрет Сенатаевой помещен в конце экспозиции – на стене, которая оформлена под «красный уголок» (с кумачом, часами и разложенными рядом журналами 60-х годов).

Для художницы начала 60-х вдохновение – не госзаказ и не борьба со сталинизмом, оно носится в воздухе, разлито в московских трелях и флагах. Смотри и наслаждайся: площадь Карла Маркса, Калининский проспект, красные полотнища на колоннах Большого театра и подъемный кран над недостроенным Новым Арбатом. Здесь нет особых архитектурных частностей – любители старины могут не беспокоиться. Зато имеется, по определению организаторов выставки, «светлый и прекрасный соцреализм с женским лицом».

Московская экспозиция в чем-то перекликается с шумными выставками в Германии. Как раз сейчас тема «советской мечты» и социалистической утопии во всей красе представлена во Франкфурте и в Берлине. Но если немецкие галеристы больше увлечены сталинской клюквой и махровым соцреализмом, то московский проект – камерный, но удивительно цельный. Коллекция из московских акварелей уникальна тем, что это настоящий «проект» в современном понимании: Москва разложена Сенатаевой на кадры, на виртуальные отражения, несущие печать стиля того времени. Будь у галереи больше средств, могла бы получиться инсталляция не хуже, чем у Ильи Кабакова. Впрочем, отсутствие разного рода кабаковских «медийных штучек» компенсировало выступление на вернисаже поэта Всеволода Емелина. Его терпкие поэмы разбавили московский сироп на стенах: «Где ты, малая родина? Где цветы, где трава? Что встает за уродина над бассейном «Москва»?»

Ретроспективная выставка для новой галереи современного искусства, кажется, не самый подходящий способ заявить о себе. Иные решат, что экспозиция сделана для окрестных пенсионеров с Ленинского проспекта. Между тем директор «Танина» Татьяна Исаева считает, что отсутствие какой-то четкой установки и разностилье – тоже программа. «Все столичные арт-площадки слишком специализированы, – убеждала она обозревателя «НИ». – Известные галереи культивируют своих художников. В Москве, как воздуха, не хватает открытых площадок».

Если продолжить эту мысль: не так уж важно, что там за окнами троллейбуса, главное, чтобы сидящие внутри чувствовали, что едут в правильном направлении. Есть какая-то планка, ниже которой опускаться нельзя (салонное и официальное творчество), все остальное принимается. В этом плане выставка «из 60-х» очень в тему: вместе с уличной атмосферой «оттепели» галеристы возрождают еще и традиции кухонных диссидентских посиделок. По словам поэта Емелина, «в тех квартирах был, братцы, удивительный вид: то висит инсталляция, то перфоманс стоит». Только диссиденты в данном случае – не те, кто борется со строем, а те, кто не встроился в нынешний арт-рынок.




Опубликовано в номере «НИ» от 21 октября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: