Главная / Газета 21 Октября 2003 г. 00:00 / Культура

Сибирское землетрясение

В Новосибирском театре состоялась премьера спектакля «Поцелуй феи»

Михаил МАЛЫХИН

Для этой постановки в Новосибирск пригласили самых модных театральных мастеров: балетмейстера Аллу Сигалову, модельера Андрея Шарова, сценографа Валерия Левенталя и дирижера Теодора Курентзиса. Спектакль получился таким необычным, что балетом его назвать сложно. Это было похоже на немое кино, сыгранное на сцене.

Новосибирский «Поцелуй феи» похож на что угодно, но не на балет.
Новосибирский «Поцелуй феи» похож на что угодно, но не на балет.
shadow
Когда две недели назад московский дирижер Теодор Курентзис впервые поднялся за пульт оркестра Новосибирского театра оперы и балета, произошло невероятное. После первого взмаха его палочки театр содрогнулся, скрипачи и валторнисты стали падать со своих стульев. Остальные музыканты побросали инструменты и с ужасом бросились прочь от демонического москвича с длинными черными волосами и орлиным профилем.

На площади перед театром тем временем уже было полно народу. Перепуганные зрители бежали из зала (дело было во время представления «Дон-Кихота»). Балерины в пачках с трудом втискивались в такси. Хаос. Давка. Прочь! Прочь любой ценой... И только спустя два часа новосибирцы узнали, что виной всему – землетрясение.

На следующий день суеверные артисты пришли к директору, чтобы отказаться от участия в новом спектакле. Трудно понять, каким образом администрации удалось убедить завершить дело до конца, но в минувшие выходные на премьере «Поцелуя феи» самый большой театр страны (2000 мест) был полон.

Символический сюжет дягилевской «сказки ни о чем» (музыка Стравинского) хореограф Алла Сигалова переписала на новый лад. Получилась история о принце, которого дважды целует фея: сначала чтобы оживить его - младенца, замерзшего на дороге, второй раз – чтобы отвратить от невесты и завоевать его любовь. Музыки одного балета Стравинского на сказку Сигаловой не хватило, поэтому к «Поцелую феи» подверстали партитуру «Свадебки» и «Истории солдата» Стравинского. Костюмы русского модельера-авангардиста Андрея Шарова ничуть не походили на те, что шили к одноименному спектаклю сто лет назад портные Дягилева. Скорее, они походили на шедевры кутюрье Маккуина в киносаге о «Звездных войнах». В противовес ярким костюмам прибывший из Америки Валерий Левенталь, ставивший в 60-х и 70-х оперы в Большом театре, оформил сцену в виде черно-белого звездного неба. На всю эту роскошь было приятно смотреть, даже если бы никто из артистов не двигался. Сигалова сделала все, чтобы движения артистов не напоминали балетные. Синхронные взмахи руками и ногами трех десятков артистов больше походили на физкультурные упражнения, чем на классический балет. Сигалова вывернула классическую хореографию наизнанку, заменив сладенькие любовные дуэты и па-де-де на силовую акробатику, а символические жесты – на драматическую пантомиму. В результате спектакль больше походил на ожившее немое кино, где главное – не танец, а актерская игра. Сто лет назад подобную революцию в балете совершили Фокин и Нижинский. Их опыты тогда породили целую культуру «модерна». В минувшие выходные премьера «Поцелуя» потрясла Новосибирский театр не меньше землетрясения – в огромном зале аплодисменты гремели минут семь. Но последователей у балетмейстера Сигаловой сегодня найдется едва ли – в наших хореографических училищах не учат драматическому мастерству.




Опубликовано в номере «НИ» от 21 октября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: