Главная / Газета 16 Октября 2003 г. 00:00 / Культура

Боровиков в русском жанре

Владимир ВОЙНОВИЧ

Саратовский писатель Сергей Боровиков являет собой тот, уже редкий, если не сказать штучный, тип образованного пьющего (смягчим: выпивающего) и несколько старомодного русского человека, который мог произрасти только в глубинке, столичного уровня испорченности пока не достигшей. Слово «русский», как и «еврей», у нас без вкладывания в него дополнительной нагрузки уже мало кто произносит, потому что русскость (часто с вывешенным наружу крестом) многими предъявляется как знак отличия или удостоверения своей лучшести по отношению к другим (особенно к русскоязычным) или худшести, или даже несчастности и обиженности.

Сергей Боровиков, автор заметок «В русском жанре».
Сергей Боровиков, автор заметок «В русском жанре».
shadow
Боровиков же осознает себя русским без лишней натуги, потому что это не причина для гордости или самоуничижения, а просто факт, который следует принять во внимание при чтении его заметок о русском жанре, написанных в русском жанре и названных «В русском жанре» ( издательство «ВАГРИУС», 2003). Трудно себе представить немца, американца или австралийца, для которых питие и чтение были бы одинаково необходимы, и даже чтобы первое было наилучшим способом проникновения во второе. Впрочем, если под понятием «русский» подразумевать не только этническую чистоту, то ближайшим предтечей Боровикова после упоминаемых им Юрия Олеши и Василия Розанова был Александр Моисеевич Володин (Лифшиц), написавший «Записки нетрезвого человека».

Однако предтечи предтечами, а Боровиков сам по себе. Об искусстве пития и закусывания он пишет со знанием дела, с большим вкусом и почтением к процессу, там и сям подчеркивая (это его собственное открытие в медицине), что без вредных привычек жить вредно, а без питья невозможно. «Как умудряются жить в нашем обществе непьющие люди – ума не приложу», искренне удивляется он. Но дело не только во вредных привычках, а еще и в том, что Боровиков составил замечательную мозаику из описания отдельных эпизодов собственной жизни, общемировых больших или мелких местных событий, анализа книг Чехова, Достоевского, Толстых – Льва и Алексея – и каких-то еще писателей, из отдельных чьих-то высказываний, из ресторанного меню и завалявшейся в кармане квитанции, из объявления на стене и чьих-то случайных записей на полях выброшенной книги, из мысли, мелькнувшей по поводу или без.

Книга демонстрирует редкое в наше время сочетание необыкновенно широкой начитанности автора, ума, простодушия, иронии, самоиронии и независимости мышления. У Боровикова нет неприкасаемых тем и непререкаемых авторитетов. К классикам, прочитанным многократно от корки до корки, он относится с большим почтением, что не мешает ему находить в их сочинениях изъяны, ошибки, корявости, которых не могут избежать и великие. Преклоняясь перед Толстым, он обнаружил у него массу несуразностей, слабостей, неудачных фраз и откровенных ляпов. Читая обожаемого им Чехова, усомнился, что аристократ Орлов из «Рассказа неизвестного человека» ведет себя соответственно своему званию, и не поверил, что контр-адмирал Ревунов-Караулов из «Свадьбы с генералом» и профессор и тайный советник Николай Степанович из «Скучной истории» так бедны, как описано. Не поверив, вник в какие-то справочники и выяснил, что годовое жалованье отставного контр-адмирала в то время было вполне солидное – 860 рублей серебром, а с надбавками за войну и того больше. А профессор и тайный советник получал не меньше 3000 рублей. Вот какой дотошный критик!

Заметки, составившие книгу, выросли из ежемесячных колонок редактора в ту пору, когда Боровиков возглавлял литературный журнал «Волга», в свое время популярный далеко за пределами Саратова, но, к сожалению, не переживший торжества рыночных отношений.

Не знаю, думал ли автор о композиции, просто ли складывал одну заметку за другой, выдирал ли их наугад из общей кучи, но книгу можно читать от начала к концу и наоборот, да хоть и от середины в разные стороны. Но, читая в любую сторону, попадаешь под обаяние автора, работающего в жанре, определенном автором как русский, ленивый, нетщеславный. Короче говоря, Сергей Боровиков сложил из своих и чужих текстов очень хорошую и своеобразную книгу. Читать ее хорошо за полночь, на кухне, пригубливая (но не глотая залпом) из рюмки холодную водку, умеренно закусывая, думая о прочитанном, отвлекаясь и время от времени уносясь мыслями неизвестно куда.




Опубликовано в номере «НИ» от 16 октября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: