Главная / Газета 13 Октября 2003 г. 00:00 / Культура

Софико Чиаурели

«На детях великих природа не отдыхает»

Маша СМИРНОВА

Вчера во МХАТе прошел торжественный вечер памяти актера и футбольного комментатора Котэ Махарадзе. Год назад из-за вечных тбилисских неполадок с электричеством пришлось прервать первый матч сборных по футболу России и Грузии. Котэ Махарадзе в тот день не поехал на стадион – он следил за происходящим дома, сидя перед телевизором. После отмены матча у него случился инсульт. Со смертью Котэ Ивановича все заботы об учрежденном им театре «Верико» легли на плечи его вдовы, актрисы Софико Чиаурели. Накануне гастролей своего театра в Москве г-жа Чиаурели ответила на вопросы «Новых Известий».

shadow
–Софико Михайловна, чем, на ваш взгляд, нынешний фестиваль грузинской культуры в России отличается от прежних – советских?

– Нет вообще ничего общего! Примитивно видеть в таких фестивалях знак возобновления советского государства! Да и приехала я в Москву не на фестиваль. Гастроли нашего театра «Верико», который основал Котэ Махарадзе, были намечены давно. Потом оказалось, что время фестиваля и наших гастролей совпало. Поэтому нас и включили в общую программу. Мы уже сыграли один спектакль. А фестиваль официально начнется только тринадцатого числа. Всего в нашей афише четыре спектакля и пятый вечер – посвященный памяти Котэ. С этим же репертуаром мы ездили в Киев. Уверяю вас, фестивали и гастроли могут быть и без советских традиций. На все европейские премьеры и гастрольные спектакли раньше грузинам приходилось приезжать в Москву. Помню, я еще ребенком была, когда в Москву приехал Жерар Филипп, я примчалась сюда и познакомилась с ним. Когда в СССР гостили французские театры, английский театр – мы же приезжали сюда смотреть на все это. Тогда со всего мира приезжали на гастроли только в Москву, в худшем случае – в Петербург. А сейчас и к нам, в Тбилиси, ездят. Теперь европейцам уже не нужна московская цензура, чтобы приехать в Грузию. Прямо в Тбилиси летают самолеты из Парижа, из Вены, из Нью-Йорка. Я считаю оскорблением для отношений грузин и русских слово «советский». У нас с Россией тесные культурные связи с очень глубокими корнями. Это просто дружеские связи. Мы всегда стремились друг к другу и любили друг друга. А искусство с политикой вообще не имеет ничего общего. Никакие политические игры никогда не действовали на людей искусства и на творческих людей.

– Почему же тогда крупных грузинских фестивалей не было в Москве уже лет двадцать?

– Единственное, из-за чего на время прекратились наши отношения, – это экономические проблемы. Люди искусства сегодня имеют такие маленькие деньги, что если нам не будут помогать друзья и не будут протягивать руку помощи, мы никогда не сможем так свободно приезжать в Москву. Конечно, экономические проблемы есть. В любое время, даже в начале 90-х, я не прекращала играть в театре. А вот кинематографа у нас, в Грузии, к сожалению, почти не осталось. Правда, слухи о его смерти немножко преждевременны. Но в общем-то он сильно затих. Потому что кино всегда сопряжено с большими деньгами. Там без них совсем ничего не сделаешь. А театры существуют, несмотря на бедственное экономическое положение. Даже наоборот, сейчас в Грузии открывается очень много театров. Они растут как грибы. Особенно молодежные театры. И это прекрасно! Пройдет время – и все с ними станет ясно. Те театры, которые не смогут преодолеть какой-то барьер, прекратят свое существование. Останутся только те, которые действительно должны работать.

– Вы не сталкивались с проблемами в общении грузин и русских?

– Никогда в жизни! Я сталкиваюсь только с огромной любовью и уважением к себе. Вижу это на каждом шагу. И в России, и на Украине. Есть, конечно, люди, которые никогда не были в Грузии и не знают, что это такое, но их мало. Некоторые считают, что у нас по-прежнему мужчины ходят с кинжалами, что братья подыскивают для своих сестер женихов и что женщины по вечерам сидят дома. Конечно, все это – доисторические сказки или что-то из фильма «Кавказская пленница». Есть такие люди, которые смешивают всех лиц кавказской национальности, путают чеченцев, грузин и армян. Но в основном я сталкиваюсь только с большой любовью по отношению к грузинам и лично к себе. Я очень благодарна своей профессии и, наверное, немножечко и своему таланту (смеется) за то, что они могли посеять в России такую любовь ко мне, плоды которой я сейчас пожинаю.

– Ваша семья – целая династия деятелей искусства. Верико Анджапаридзе, вашу маму, английская Академия искусств назвала среди десяти лучших актрис XX столетия. Ваш отец, Михаил Чиаурели, – народный артист СССР…

– Да, это уже династия. И что здесь решающее – генетика или воспитание, – даже сложно сказать. Наверное, и то и другое вместе. Есть мнение, что «на детях великих природа отдыхает». А здесь природа, видимо, решила поработать подольше. Бывают ведь такие династии, когда дети продолжают дело своих родителей. Яркий пример тому в России – семья Михалковых. К тому же ведь династии бывают не только в культуре! В медицине, например, их сколько угодно. Просто искусство всем доступно, оно популярно, и тут все всех знают.

– В России вам сейчас предлагают роли?

– Пока нет. Раньше – да. Не так давно – два года тому назад – я играла у Аллы Суриковой. Года четыре назад мы играли в антрепризе – у Олега Березкина. Играли здесь пьесу Сарояна. Да, мне конечно же предлагают роли, но я бы не сказала, что каждый день. Вот и сейчас у меня еще есть одно предложение – пока что читаю новый сценарий. Но еще не решила, какой дать ответ. Так что все подробности пока держу в секрете.

– Многих женщин раздражает футбол. Вы разделяли увлечение Котэ Махарадзе?

– Я не понимаю таких женщин! Меня спорт никогда не раздражал. Наоборот, я ценила увлечения мужа. Он же любил не только футбол. Любил борьбу, баскетбол, спорт вообще. Он даже написал книгу «Слуга двух господ» о том, что в равной степени посвятил свою жизнь и спорту, и театру. Он действительно был увлечен этим! И если Котэ Махарадзе сегодня так любим, то, конечно, это футбол принес ему такую популярность. К сожалению, Котэ не везло в кино. А театр известности не приносит. Театр мало кто смотрит. Там просто умещается мало зрителей. Это и сам Котэ говорил. Вот возьмите посчитайте хороших актеров. Их можно 50, ну 100 насчитать по всему, как теперь любят говорить, «бывшему Советскому Союзу». Ну а посчитайте на пальцах, сколько хороших спортивных комментаторов – действительно хороших. Раз, два – и обчелся. Котэ Махарадзе и Николай Озеров. И помог им именно театр и то, что они были актерами. Так что зря думают, что спортивное комментаторство не связано с искусством. Это огромное искусство!

– В эту субботу играли сборные по футболу Грузии и России. Вы смотрели эту игру?

– Нет. В это время у меня как раз был спектакль. После смерти Котэ Махарадзе я мало интересуюсь спортом. Но когда-то я была настоящей болельщицей – когда существовал большой грузинский футбол. И грузинское «Динамо» было нашим фаворитом. А сейчас… я совершенно не интересуюсь этим.

– В последние годы Котэ Махарадзе уже публично не комментировал, но, насколько я знаю, он не пропускал ни одного матча – смотрел по телевизору...

– Его инсульт случился во время матча. Вчера был ровно год с момента смерти... Но вообще он не умел сильно выражать свои эмоции. Он был в этом смысле скрытным человеком. Котэ смотрел футбол молча, никогда не кричал, не ругался – нет. Абсолютно спокойно смотрел репортажи. Но я-то знала его очень хорошо! Только я видела, что его раздражает и чему он радуется...





От Александра Багратиона до Зураба Соткилавы

Первые грузины в России появились еще в XI веке. Именно тогда начали выстраиваться дружественные связи между российским и грузинским государствами. Первый «мостик» проложили церкви, поскольку обе православные. Как отмечали историки того времени, именно религиозный фактор стал решающим в установлении союзнических отношений между древней Русью и Грузией. Но они налаживались практически во всех сферах государственной и общественной деятельности. С древних времен грузины состояли в России на государевой и воинской службе, занимались политикой, дипломатической деятельностью, наукой, культурой и искусством. Представители грузинской диаспоры верой и правдой служили Российскому государству. Немало их стали национальными героями России. Достаточно вспомнить первого русского генерала Александра Багратиона – друга и сподвижника императора Петра I. Великий полководец Петр Иванович Багратион прославился в войне 1812 года. Среди ее героев – 12 генералов грузинского происхождения. Генерал-лейтенант Петр Романович Багратион много сделал для развития металлургии в России. Кстати, его именем назван открытый им же минерал «багратианид». Грузины внесли свой вклад и в развитие российской науки, литературы и искусства. Вот некоторые имена: композитор, академик Академии художеств Российской империи князь П.Н. Грузинский, ученый-химик А.П. Бородин и др. Современную грузинскую диаспору представляют такие известные личности, как 3ураб Соткилава, Нино Ананиашвили, Георгий Данелия, Олег Басилашвили, 3ураб Церетели и многие другие. Немало грузин переехали в Россию после распада СССР. По словам вице-президента «Общества грузин в России» Кобы Карчавы, сегодня около 700 тыс. грузин являются гражданами России. Однако численность всех проживающих значительно больше: за последние годы на территорию России переселились около 3 млн. грузин. По информации, полученной в тбилисском правительстве, грузинская диаспора ежегодно перечисляет из России на родину сумму, превышающую государственный бюджет Грузии.

Опубликовано в номере «НИ» от 13 октября 2003 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: