Главная / Газета 6 Октября 2003 г. 00:00 / Культура

Королева-простушка

У известной актрисы Инны Чуриковой – юбилей

Елена СЛАТИНА

Писать тексты к юбилеям – занятие неблагодарное и бессмысленное хотя бы потому, что приходится идти даже не по проторенной тропке, а по асфальтированному автобану тысяч предшественников, превознося до небес того или иного юбиляра. Но есть актеры, над творчеством которых действительно интересно размышлять. Инна Чурикова – одна из этих очень немногих.

shadow
Она не большая любительница давать интервью, а когда соглашается на общение с журналистами, все чаще рассуждает о духовности, но без пафоса и пошлости. Хотя в недавнем интервью одному глянцевому журналу она трогательно предположила, что в прошлой жизни была белочкой, а после цитировала Пушкина – «Не дорожи любовию народной…». Чурикова как будто боится услышать «суд глупца и смех толпы холодной» и опасается, что ей не хватит твердости, спокойствия и угрюмости.

Инна Чурикова из тех королев, чья корона с головы не упадет, сыграй она хоть в десятке плохих фильмов. Она – актриса уникального дара, редчайшего сочетания трагедийного и комического. Одним своим присутствием на экране способна приковать зрителя даже к такому невыносимому зрелищу, как «Casus Belli» (фильм скоро выйдет на экраны). Впрочем, этот режиссерский дебют Игоря Угольникова и, пожалуй, «Ширли-мырли» – всего две сомнительные картины в ее длинной фильмографии. Но и в них работа Чуриковой безупречна. Пусть сама она говорит, что «актрисы живут жизнями своих героинь» – эта фраза скорее не про нее, сходя со сцены, она легко возвращается «в себя», а в отпуске вообще забывает о профессии. Глядя на Чурикову, всегда кажется, что ее индивидуальность не в мастерстве, а в каких-то природных, врожденных качествах. Что она не перевоплощается, а всегда играет себя. Парадокс в том, что это неправда. Судьба Чуриковой, по крайней мере сюжетно, не пересекается с судьбами ее героинь – у Инны Михайловны крепкая, замечательная семья, она всегда была заслуженно ценима зрителями и даже властями.

Только «Начало» было для нее как будто автобиографичным. Ее героиня Паша Строганова – неуклюжая, некрасивая провинциальная девочка, которая играла в провинциальном театре Бабу Ягу, вдруг попадает в «большое кино» на роль Жанны дТАрк, а вслед за успехом драма забвения и сомнений в своем призвании. Чурикова тоже была самородком из провинции, и после «Начала» она, как и ее Паша, ждала новой великой роли. Пять лет она не снималась, хотя предложений было много, работая вместе с Панфиловым над уже биографическим фильмом про Жанну дТАрк. «Начало» посмотрели более 20 миллионов зрителей, по опросу влиятельного тогда журнала «Экран» Чурикова названа «Актрисой года», но власти не одобряли новый проект Панфилова и участие в нем Чуриковой, и проект, о котором они мечтали, так и не состоялся.

Кстати, Панфилов впервые увидел Чурикову именно в роли Бабы Яги, которую женщина его жизни играла в ТЮЗе. Это было в 1967 году, когда Глеб Анатольевич дебютировал с картиной «В огне брода нет» и искал актрису. К тому моменту у Чуриковой было уже несколько ролей в кино. Первый ее фильм – «Тучи над Борском» (1960), где вместе с Инной Михайловной дебютировал Никита Михалков. Судьба свела их снова в фильме «Я шагаю по Москве» (1963), но у Михалкова к тому времени будет уже главная роль, а у Чуриковой – снова эпизод, где родится образ, который она будет углублять в последующих работах – нелепой, неказистой простушки со святой душой и божественным даром художника. Фильм«В огне брода нет» сначала назывался «Святая душа». Героиня Чуриковой Таня Теткина, самоотверженная санитарка-художница, в ее пронзительных рисунках – ощущение войны и возвышенная любовь к жизни и ее красоте.

Чурикова сыграла главные роли во всех фильмах Панфилова (за исключением «Романовых. Венценосной семьи», где она озвучила императрицу и впервые выступила соавтором сценария), играя женщин как бы одного социально-психологического типа. Это провинциалки со сломанными судьбами, которые «любили, да не вышли замуж», даже не потому, что гордые были, а потому, что жертвовали личным счастьем ради долга. Но при кажущейся ранимости и беззащитности героини Чуриковой обладали железной волей к жизни, а вместе с тем убежденностью, что «не стоит село без праведника». Таковы ее героини в «Прошу слова» и «Матери» Панфилова, «Военно-полевом романе» Тодоровского, «Курочке Рябе» Кончаловского.

На самом деле, помимо глубоких драматических ролей в фильмах Панфилова, где и сложился этот единый образ «святой души», за который ее боготворят, Чурикова играла и множество других, очень разных ролей. Как, например, грубую и вульгарную жену Мюнхгаузена, не способную существовать рядом с гением, которой проще уничтожить человека, чем признать его инаковость. Или задавленную бытом одинокую мать двоих дочерей, не способную построить семейный быт. Или малахольную алкоголичку в «Ширли-Мырли». В любой роли Чурикова умеет проникнуть в характер максимально глубоко и играть как бытовую пошлость, так и возвышенную духовность без сусальности. В профессии Инна Михайловна уже сорок с лишним лет, на днях коллекцию ее призов пополнила премия «ТЭФИ» за генеральшу Епанчину в «Идиоте». Безусловно, не одну награду она получит за блистательную роль в «Благословите женщину» Говорухина. Сейчас Инна Чурикова снимается в «Московской саге» по роману Василия Аксенова, играет роль грузинской княжны Мэри, матери семейства Градовых, нежно любимую тремя поколениями родственников. Фильм выйдет на экраны в следующем году. Роль у Чуриковой очень хорошая, но результат будет зависеть от режиссуры – все-таки слепо доверять она может только Панфилову.




Опубликовано в номере «НИ» от 6 октября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: