Главная / Газета 6 Октября 2003 г. 00:00 / Культура

Крылатый поросенок

Танцоры из Екатеринбурга показали в Москве спектакль, покоривший Америку

Михаил МАЛЫХИН

В Москве проходит международный фестиваль современного танца DanceInversion. Вчера завершилась его российская часть, где отличилась екатеринбургская труппа под руководством Татьяны Багановой. Их спектакль «Полеты во время чаепития» в России принимали так же горячо, как несколько месяцев тому назад встречали в Нью-Йорке.

Со стороны летающий поросенок похож на мотылька.
Со стороны летающий поросенок похож на мотылька.
shadow
Ничего удивительного не было в том, что на днях крошечный зал Театра «Школа драматического искусства» ломился от зрителей, а лишние билеты спрашивали метров за двадцать до входа (совсем как на балет в Большой театр). Ведь хореографа Татьяну Баганову и ее труппу «Провинциальные танцы», которые на день заглянули в Москву, здесь знают давно. «Провинциалы» ежегодно с завидной регулярностью берут здесь главные призы Национального театрального фестиваля «Золотая маска». Баганову также знают во Франции и Голландии, а совсем недавно она покорила и Америку – вместе со своей труппой первой доказала американцам, что теперь и в России, помимо балетов и народных плясок, есть свой «дансмодерн». «Конечно, мы в США очень переживали, – рассказала Татьяна «Новым Известиям», – больше всего не хотелось, чтобы в нас тыкали пальцем и спрашивали про белых медведей». На деле получилось иначе – после спектакля в основной программе «Американского танцевального фестиваля» на конференцию собрались специалисты и любители современного танца, чтобы расспросить о символике в постановке, о русском фольклоре и многом, многом другом.

Мало кто знал, что идея тех самых «Полетов во время чаепития», покоривших Америку, родилась из нелепой покупки – в прошлом году Татьяна Баганова преобрела в Ницце смешного глиняного поросенка-копилку. Зачем-то прикрепила к нему крылья, как у мотылька, и в довершение ко всему попросила своих друзей вмонтировать в эту игрушку моторчик. Так вышел летающий поросенок, которого в начале спектакля ровно час запускает в полет над сценой один из танцовщиков. Пока поросенок, подвешенный на нитке, шуршит крыльями, девять артистов (четыре парня и пять девушек) танцуют странное танго под виолончель. Видимо, им совсем не важно, что музыка полспектакля пытается кружить их в ритме венского вальса, уводит в эпоху барокко к Баху или пытается зажечь энергетикой группы «Металлика». Битый час артисты в жакетах и брюках обвивают ноги своих подруг, облаченных в платья из темной парчи. Странные танцы прерываются лишь за тем, чтобы партнеры выкурили на сцене по сигарете и поразмышляли вслух: «Если у меня в руках поросенок, то что же у меня в небе?» Девушки тем временем семенят вдоль рампы, словно странные насекомые: поджав руки-лапки к груди. В финале парни бросают сигареты и выносят на сцену ведерки с какой-то жидкостью. Их подруги окунают в воду длинные волосы, а затем вскидывают головы, театрально разбрызгивая воду (или чай, как следует из названия) по всей сцене. Возможно, именно этот эпизод заставил американцев говорить о фольклоре в постановке, потому что все остальное в спектакле – здоровый европейский модерн.

Жаль, что на DanceInversion нет победителей и побежденных. Баганова вполне могла бы претендовать на роль фаворита фестиваля. Не исключено, что этот же спектакль всемирно известные «провинциалы» из Екатеринбурга через полгода привезут в Москву снова – на фестиваль «Золотая маска». И тогда награды им точно не избежать.




Опубликовано в номере «НИ» от 6 октября 2003 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: