Главная / Газета 3 Октября 2003 г. 00:00 / Культура

Александр Лазарев

«Мы плакали, не стесняясь слез»

Полина БОГДАНОВА

Недавно на сцене Театра Маяковского состоялась премьера спектакля «Карамазовы». Небольшую, но очень яркую роль в нем сыграл Александр ЛАЗАРЕВ. С известным актером побеседовала корреспондент «Новых Известий».

shadow
– Вы впервые играете роль из Достоевского?

– Нет. Однажды на «Ленфильме» у режиссера Цедурковского в «Селе Степанчиково и его обитателях» я играл полковника Растанева Егора Ильича. Думаю, это моя лучшая роль в кино. Даже Гончаров покойный, царство ему небесное, которому доброе слово сказать артисту все равно, что ежа проглотить, тогда сказал: «Хорошо». Федор Павлович из «Карамазовых» для меня – вторая встреча с Достоевским. Существует какое-то консервативное представление о Федоре Карамазове как о каком-то гаденыше, сладострастнике, мерзком человеке. Сергей Николаевич Арцибашев, наш режиссер, как-то мне сказал: «Читай внимательней роман и все поймешь». Федор Павлович – это, образно выражаясь, сегодняшний мафиози, он держит в руках весь город. Человек, которого все вокруг боятся. Он имеет и питейные заведения, и фабрики, это богатейший человек. Он шут, ерник, озорник именно потому, что у него такая власть, такие возможности управлять людьми. Ему все подвластно, все дозволено. Про него действительно хочется сказать: «Да прибить бы тебя, ты ведь портишь жизнь всем в округе». Таким он мне представляется. Таким я его и играю.

– Сергей Арцибашев второй год руководит Театром Маяковского. Наверное, новый худрук принес и новые порядки?

– При Гончарове было десятилетие (70-е годы), когда создавались фантастические, грандиозные спектакли, на которые зрители с ночи очередь занимали. Помню, утром идешь на репетицию, люди стоят до полудня, ждут, когда откроются кассы. Тогда шли знаменитые спектакли «Трамвай «Желания», «Человек из Ламанчи», «Бег», «Леди Макбет Мценского уезда», «Беседы с Сократом», «Виват, королева!». Да, конечно, театр наш приучен к эпохальным спектаклям. Нынешние «Карамазовы», думаю, не исключение. Так что мы очень рады приходу Арцибашева и поддерживаем его в работе.

– Вы сейчас в кино снимаетесь?

– Я уже, так сказать, из актеров ушедшего, советского кинематографа, тем не менее продолжаю сниматься в небольших ролях. Дал ведь себе зарок не сниматься в сериалах, но так иногда получается, что снимаюсь в ярких эпизодах. Мне говорят: «Нам важно, чтобы вы участвовали». Сейчас работаю с «Ленфильмом», тоже в сериале, но хорошем. Он называется «Мы сестры». Очень милый сценарий: семейная драма – никаких убийств, никаких насилий. И Светлана моя там играет (Светлана Немоляева. – Прим. ред.). Там мы играем мужа и жену. А еще я с нетерпением жду выхода на экраны картины «Смерть Таирова, или принцесса Брамбилла». Режиссер – Борис Бланк. Таирова там играет Козаков, Алису Коонен – Алла Демидова, Алеша Петренко – Сталина. Я там – Первый Актер (персонаж так называется). Большая роль, очень серьезная. Сорок девятый год, послевоенное время. Таиров смотрит на мир как бы глазами этого самого актера. А вообще – жуткая история

– Но ведь раньше вы всегда играли большие роли.

– Нет. У меня сейчас такое внутреннее душевное состояние, когда не хочется играть большие роли. Я и устал, и возраст уже не тот, и наигрался достаточно. Я стал получать огромное удовольствие от небольших по объему ролей. А вот, например, в «Карамазовых» – всего две сцены, но я их с радостью и удовольствием играю. Или в «Женитьбе» – Анучкин. Меня спрашивают: «Какую роль выбираете, исключая две главные?» Я говорю: «Мне самую маленькую. Давайте Анучкина». Самая маленькая получилась ярко. Так что такое у меня желание, и особенно рвений по поводу центральных ролей у меня нет. Ведь действительно можно в небольшой по объему роли сделать много интересного.

– У вас ведь и сын активно работает в театре. Вы довольны тем, как у него это получается?

– Он в Ленкоме уже тринадцать лет. Как актер он уже состоялся – играет центральные роли. Снимается тоже достаточно много. У него хорошая работа была в «Идиоте», он играл Иволгина. Получил второе место по рейтингу после Жени Миронова.

– А вообще стиль работы молодых актеров вам нравится?

– Я так скажу: когда мы были молодыми актерами, нас отпуск тяготил, хотелось во всем участвовать. Я ничего не хочу сказать про молодое поколение плохого, но мы в свое время так часто от ролей не отказывались как они. У меня ощущение, что сама жизнь теперь в большей степени строится на финансовой основе. Во всяком случае, все подчинено этому, и творчество, мне так кажется, уходит на второй план. Хотя амбиций очень много, все хотят играть Гамлета. Но театр не может существовать на одних Гамлетах. Есть же масса других ролей, менее ярких, но не менее важных. Кто-то должен их играть. Шурик, мой сын, иногда говорит мне: «Отец, ты ничего не понимаешь. Ты старорежимный». Может, он и прав. Но я часто вижу в молодых нигилизм какой-то и не очень большое желание работать. И я даже иногда думаю, а знают ли они, наши молодые люди, о том, что в этом театре работали такие актеры, как Бабанова, Свердлин, Штраух, Евгений Самойлов? Не уверен, что знают. Какой-то произошел разрыв. Культурный разрыв.

– А молодая режиссура вам нравится?

– Режиссуру более молодых поколений я не всегда понимаю. Видимо, воспитан в традициях Школы-студии МХАТа, Андрея Александровича Гончарова, и привык на сцене заниматься человеком. А экзерсисы и ребусы, которые представляют молодые режиссеры, мне не интересны. Понимаете, когда я смотрю спектакль и разгадываю ребус, мне скучно. Мне интереснее судьба героев. С моей точки зрения, задачи искусства – это уколоть зрителя, чтобы он мог зарыдать, заплакать. Что происходило с нами, когда мы, студенты еще первого курса, возвращались из МХАТа? Мы плакали, не стесняясь своих слез, после спектакля «Три сестры», возобновленного в 55-м году. Какое было сильное впечатление! Какие же это были острые уколы в сердце и душу!

Вспомните небольшой рассказ Ивана Сергеевича Тургенева «Певцы», где в корчме сидят люди, устраивают конкурс пения за кружку пива. Один начинает петь залихватскую песню. Другой тоже что-то исполняет. А потом встает отрок и сиплым слабым голосом запевает «Не одна во поле дороженька пролегала», и все замолкают. Дикий барин перестает мотать ногой. У кого-то льются слезы. Все молча подходят к отроку и обступают его. Вот сила искусства. Никаких вывертов. Задело, зацепило душу и сердце. Нас так учили. Я сорок три года в театре. Что-то ведь я понимаю, ну хоть чуть-чуть.





Александр Лазарев родился 3 января 1938 года в Ленинграде. На выбор профессии, как признается артист, сильно повлиял фильм «Мост Ватерлоо» с Робертом Тейлором и Вивьен Ли в главных ролях. В 1959 году, окончив Школу-студию МХАТ, он стал актером Московского академического театра им. Вл. Маяковского. И с тех пор не изменял этой сцене. Сценическая жизнь актера до сих пор не менее насыщенна. Из последних его работ можно отметить спектакли «Круг», «Плоды просвещения», «Женитьба», «Жертва века», «Карамазовы». «На гребень киноволны», по словам самого Александра Лазарева, его вынесли роли в двух фильмах – «Еще раз про любовь» и «Цветы запоздалые». С тех пор он снялся более чем в 50 картинах. В 1977 году за театральную работу ему присуждена Государственная премия СССР. В том же году он стал народным артистом РСФСР. Награжден орденом «За заслуги перед Отечеством».

Опубликовано в номере «НИ» от 3 октября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: