Главная / Газета 30 Сентября 2003 г. 00:00 / Культура

Монументальный порыв

Аяцков приобщает земляков к прекрасному

Константин ФОМИЧЕВ, Саратов

Саратов может отобрать пальму первенства у Москвы по количеству монументов и скульптурных композиций. Хотя, конечно, спор с Зурабом Церетели саратовскому губернатору выиграть не просто. Тем не менее неутомимость Дмитрия Аяцкова не знает границ – в Саратове увековечивают студентов, влюбленных, внутренние органы и даже повторно открывают памятники, открытые в позапрошлом веке.

В городе любят увековечивать все слои населения: от студентов до влюбленных.
В городе любят увековечивать все слои населения: от студентов до влюбленных.
shadow
Еще несколько лет назад в Саратовской области было всего три заметных памятника – Ленину на центральной площади, Николаю Чернышевскому – напротив консерватории и Дзержинскому – перед зданием вокзала. Железный Феликс стоял и стоит лицом к главному входу с протянутой рукой.

Придя к власти, Дмитрий Аяцков проявил себя как горячий поклонник монументального искусства. Первым шагом на пути к облагораживанию облика любимого города стал появившийся в одном из сквериков «Памятник первой учительнице». Скульптурная композиция умиляла даже двоечников: бронзовая учительница в наряде XIX века и трогательно прильнувшая к ней ученица в столь же несовременном платьице. Архаичность нарядов объяснялась просто – «памятник» оказался единственным сохранившимся фрагментом величественного монумента Николая II, найденным на заднем дворе областной больницы.

На рубеже веков созидательная активность губернатора резко возросла. Один за другим в Саратове появляются: монумент «Сердце губернии», «Памятник студенту», «Памятник влюбленным», два памятника Пушкину и один секретарю обкома КПСС Алексею Шибаеву.

Особая гордость Аяцкова – монумент в честь Столыпина, установленный прошлой весной. Губернатор не только торжественно открыл, но и не менее торжественно отметил годовщину его возведения. Правда, не обошлось без досадных казусов. За это время у священника, что стоит у подножия, символизируя религию, несознательные граждане дважды скручивали крест и успешно реализовывали в пункте приема цветных металлов.

Больше всего эмоций вызвало появление в городе композиций «Влюбленные» и «Сердце». Первое произведение за половую неопределенность профилей влюбленных горожане сразу окрестили «Гермафродитами» и «Памятником однополой любви». Несмотря на спорную сексуальную ориентацию увековеченных, народ охотно оставляет на нем автографы.

Сооружение под названием «Сердце» стоит посреди двора областного правительства и подсвечивается по вечерам. Дмитрий Аяцков называет его «Сердцем губернии» и любит подводить к нему высоких гостей. У саратовцев же для этого монстра нашлось свое определение – «Инфаркт миокарда». А известный саратовский искусствовед считает, что с точки зрения анатомии это чудо больше напоминает печень.

Один местный скульптор по секрету рассказал «Новым Известиям», что изначально «сердце» ваялось для творения Церетели «Петр I». В полой скульптуре предусматривалась винтовая лесенка, по которой любопытные туристы могли взобраться к этому петровскому органу. А когда от затеи отказались, Дмитрий Аяцков – большой эстет – купил скульптуру, выложив за нее приличную сумму.

Кстати, о Церетели. В конце девяностых ходили упорные слухи, что Дмитрий Аяцков обратился к мастеру с предложением воздвигнуть в Саратове монументальную скульптуру «Губерния-мать». Она должна была символизировать великую (по размерам произведения) любовь саратовцев к своей области. Но, узнав о затее, общественность подняла шум, и от увековечивания сыновних чувств губернатору пришлось отказаться.


Опубликовано в номере «НИ» от 30 сентября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: