Главная / Газета 24 Сентября 2003 г. 00:00 / Культура

Расул Гамзатов

«Во всех войнах я предпочитаю быть дезертиром!»

Мария КОРМИЛОВА

Вчера в Москве в концертном зале «Россия» чествовали Расула Гамзатова. Известному российскому поэту исполнилось 80 лет. Накануне юбилея Расул Гамзатов дал интервью «Новым Известиям».

shadow
– Вы уникальный поэт, Расул Гамзатович. Всю жизнь пишете стихи на аварском языке. Но большая часть ваших почитателей – русские, которые знают вас по переводам. Вы никогда не задумывались о том, чтобы начать писать по-русски?

– Я не могу себя пересилить. Я по-русски не умею писать! По-русски я пишу статьи и доклады. А литература – это как любовь. Ведь сейчас я пишу главным образом именно о любви! Сегодня я не борец с несправедливостями войны. А в теме любви я как зверь! На мой взгляд, поэт должен принадлежать всем. Он не должен зависеть ни от наций, ни от поколений. На творческих вечерах я свои русские переводы не читаю. Но считаю их почти своими стихами. Говорят, что меня сделали русские переводчики. Я не буду отрицать этого. Без Наума Гребнева, Якова Козловского, Владимира Солоухина, Всеволода Рождественского, Юнны Мориц меня просто не было бы как поэта!

– В Дагестане сегодня сохранились многократно описанные вами красивые горские обычаи?

– Сейчас, к сожалению, нет. Традиции меняются. Многие обычаи (против которых, кстати, советские власти активно боролись) просто устарели, но многие можно было бы и сохранить. Сейчас в аулах уже не прежний простой народ живет, а прямо-таки городское население. Даже девушки пошли в город учиться. Но чувства поэтов к ним остались прежними! Конечно, красивые обряды не миновали и меня. Но, приехав учиться в Москву, в Литературный институт, я постепенно стал другим. Даже не верится, что папаху в окна к девушкам когда-то бросал! (Согласно этому обычаю, тот из горцев, чья папаха вылетит из окна обратно, будет отвергнут, а тот, чья шапка останется у девушки, имеет право забраться в распахнутое окно. – Прим. ред.)

– Случалось ли, чтобы вашу папаху выбрасывали из окна?

– Да, выкидывали дважды. Вначале меня приняли за мальчишку. А позднее, когда я опять бросил шляпу, мне сказали, что я уже старик. Об этом я написал стихотворение «В Ахвахе».

– Вам довелось стать современником нескольких войн. Чеченская война затронула кого-то из ваших близких?

– Она затронула весь народ! Как вы знаете, в Дагестане были нападения. Мое отношение к чеченской войне? Любые войны противоречат человеческому разуму. Это вообще сумасшествие. В войне нет никакой логики. Говорят, что чеченцы борются за независимость. Независимость – это национализм! Это глупый лозунг. Независимых людей, независимых наций, независимых стран ни в Европе, ни в Америке – нигде нет. У нас должен быть бескровный лозунг: «Единство». Поэтому я сейчас пою только о любви. Меня часто спрашивают, как я отношусь к чеченцам и к русским. Раз я сам россиянин, то к русским отношусь хорошо. А чеченцы – мои братья по религии и соседи. К ним я тоже должен хорошо относиться! Но во всех войнах я предпочитаю быть дезертиром! Если меня сейчас мобилизуют, русские ли, чеченцы ли, я обязательно буду дезертиром!

– Почему люди сейчас меньше читают?

– Я бы не сказал! Сейчас люди проявляют большой интерес к литературе, особенно в последний год. С литературой случилось то же, что и с виноградом. Его у нас в селении Цада уничтожали с корнем под видом антиалкогольной кампании. Годы прошли, и люди поняли, что без винограда нельзя, стали восстанавливать его. Поэзия тоже ведь была в загоне. А сейчас на мои творческие вечера приходят тысячи человек. Вообще интерес к поэзии большой. Стали лучше слушать. Но это только начало. У меня есть серьезные основания для того, чтобы быть оптимистом!

– Вы как-то назвали кончину СССР самым печальным событием в вашей жизни. По-прежнему так считаете?

– Меня, конечно, многое сегодня не устраивает. Обо всем этом мог бы прочитать большую лекцию. Время Советского Союза было жестоким, безжалостным и злым. Страна тогда была, как злая жена. А сейчас появилась молодая, красивая, но такая проститутка! Дурная женщина! И теперь мы ищем третью жену. Умная и красивая уже были...

– А какие женщины красивее: русские или дагестанские?

– Извините, но, конечно, аварки.

– Вы еще не устали от затянувшихся юбилейных торжеств?

– О! Мне сейчас создали все условия для того, чтобы я не мог писать: все эти юбилеи, заседания... Но я все же нашел время, чтобы почти закончить новую поэму «Годы и дороги». Скоро она будет готова.


Расул Гамзатов родился 8 сентября 1923 года в дагестанском селении Цада в семье народного поэта республики и лауреата Госпремии СССР Гамзата Цадасы. Учился в Аварском педучилище, по окончании которого работал учителем, помощником режиссера театра, собственным корреспондентом газеты «Большевик гор», редактором Дагестанского радиокомитета. В 1950 году Расул Гамзатов окончил Московский литературный институт им. Горького, тогда же его назначили председателем правления Союза писателей Дагестана. Эту должность он занимает до настоящего времени – уже более полувека. Стихи Расул Гамзатов начал писать в 9 лет, а впервые опубликовал в 11. Тогда критики решили, что это неудачные опыты его отца. Первая книжка Гамзатова на аварском языке вышла в 1943 году. С тех пор на аварском, русском и многих других языках мира вышли десятки его поэтических, прозаических и публицистических книг. 2003 год в Дагестане объявлен годом Расула Гамзатова.

Опубликовано в номере «НИ» от 24 сентября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: