Главная / Газета 22 Сентября 2003 г. 00:00 / Культура

«Кармина» в буране

Вместо известной оперы-кантаты на МКАДе было показано новогоднее представление с элементами стриптиза

Михаил МАЛЫХИН

Театрализованное исполнение известной оперы-кантаты «Кармина Бурана» композитора Карла Орфа под открытым небом для москвичей обернулось серьезным испытанием. При температуре + 9ОС шоу сопровождалось пронизывающим ветром, а вместо горячего чая зрителям предлагалось ледяное шампанское.

C последнего ряда партера зрителям трудно было разобрать, что же творится на сцене
C последнего ряда партера зрителям трудно было разобрать, что же творится на сцене
shadow
Пройдя три ряда заграждений, после обысков, проверки документов и досмотра личных вещей счастливые обладатели билетов за 15 тысяч рублей оказывались посреди огромной площади, заставленной пластиковыми креслами. Напротив импровизированного зала высилась огромная зачехленная декорация, которая в лучах синих прожекторов напоминала гигантскую ледяную скалу. Ежась от холодного ветра, вокруг нее суетились музыканты и артисты в шелках и перьях. Приготовления напоминали суету перед новогодним утренником. Спектакль задержали на час. Наконец на пустой помост под «ледяной глыбой» вышел режиссер Роман Виктюк.

– Я согласился, – провозгласил он оцепеневшему от холода залу. – Я согласился открыть этот вечер!

После чего мэтр под недоумевающими взглядами зрителей неторопливо спустился к своему креслу в первом ряду партера и укутался в плед. Как выяснилось вскоре, выступление «Деда Мороза» на этом утреннике ненамного приблизило начало «Кармины Бурана». Сначала зрителям предстояло в качестве разогрева часа полтора слушать отрывки из опер Джузеппе Верди в исполнении Российского национального оркестра и хора «Духовное возрождение» под руководством дирижера Вальтера Хаупта. Уже через десять минут у зрителей зуб на зуб не попадал, а завывание ветра, заглушающего оркестр, наводило тоску. Разумеется, во время антракта все потянулись к уличному буфету в расчете на горячий кофе или горячительный коньяк. Миловидные буфетчицы встретили народ радушными улыбками и шампанским со льдом.

Часть зрителей после такого приема уехала сразу. Но наиболее отчаянные все же вернулись, пританцовывая, на свои места (не пропадать же билету). И тут началось самое главное. После шествия хора монашек с факелами декоративная «скала» разверзлась и явила народу толпу уличных артистов в пыльных костюмах средневековых рыцарей и принцесс. Поскольку музыка Орфа изначально не предполагала какого бы то ни было сюжета, а весь текст исполнялся на латыни, разобраться в происходящем было просто невозможно. Шуты с крыльями бегали на ходулях друг за другом, рыцари постоянно падали с коней, обезумевшие купидоны сновали взад и вперед и развлекали публику, исторгая сноп искр из заднего прохода. А мрачные герои, похожие не то на дуремаров, не то на карабасов, размахивали плетками и гонялись за добрыми феями. В финале на вершину айсберга подняли на лифте девушку в серебристом кокошнике – видимо, Снегурочку. Все это вполне могло бы сойти за новогоднее представление, если бы не стриптиз несчастных окоченевших девиц, и зловещую музыку Орфа. Российский национальный оркестр в качестве аккомпаниатора окоченевшим певцам выглядел более чем плачевно. Как рассказали «Новым Известиям» в администрации оркестра, многие музыканты просто отказались участвовать в подобном увеселительном шоу, поэтому пришлось брать на акцию чуть ли не первых попавшихся скрипачей и духовиков.

В начале первого ночи, как только последние аккорды стихли – народ хлынул к своим автомобилям, а те несчастные, которые решились приехать на оперу своим ходом, еще долго ловили попутки на Московской кольцевой дороге. Все это москвичи точно не забудут до Нового года.


Опубликовано в номере «НИ» от 22 сентября 2003 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: