Главная / Газета 10 Сентября 2003 г. 00:00 / Культура

Владимир Спиваков: «Мне ненавистна атмосфера доносов и интриг»

Михаил МАЛЫХИН
shadow
Завтра Владимир Спиваков собирает пресс-конференцию, где впервые официально выступит в качестве президента Московского международного дома музыки. Речь пойдет и о новом Национальном филармоническом оркестре России (НФОР), который он же и возглавил. Накануне конференции известный дирижер встретился с корреспондентом «Новых Известий».

–С тех пор, как было заявлено о создании вашего нового оркестра, проект оброс легендами и мифами так, что отделить правду от вымысла о коллективе теперь сложно. Говорят, когда вы покинули Российский Национальный оркестр (РНО), основанный Михаилом Плетневым, вам позвонил лично Владимир Путин и предложил помощь.

– Через полчаса после того, как 17 сентября я объявил по телевидению о своем уходе, из Сочи позвонил президент. Путин сказал, что мое заявление его очень огорчило, и он хочет, чтобы я остался жить и работать в России. Говорил, что меня здесь любят и что это будет большой потерей, если я соглашусь на предложения создать свой оркестр на Западе. А такие предложения у меня действительно были. Вот и все.

– В таком случае, чья была идея создать оркестр?

– Министерства культуры.

– В последние месяцы было много разговоров о том, что вы создаете чуть ли не оркестр-двойник Российского Национального?

– Насколько мне известно, оркестр, который я покинул, совсем недавно юридически оформил свои документы, которые показывают, что этот коллектив имеет какое бы то ни было отношение к государству. Слово «национальный» в переводе на все языки означает «государственный». В действительности этот оркестр частный – существует за счет американских спонсоров и на американские деньги. Ушел я оттуда по одной-единственной причине, я увидел, что руководят оркестром дельцы, которым все равно, что продавать и кого продавать.

– В чем такой подход выражался конкретно?

– Сергей Марков, директор и фактический хозяин РНО, однажды рассказывал, как он в свое время работал в мексиканском посольстве и наладил производство мешков для производства цемента – в Мексике хороший цемент, а мешков не было. У меня впечатление, что такой же подход был у него и к творчеству оркестра. Однажды он мне предложил такую схему: чтобы я переговорил с министром культуры, чтобы министерство выделило 2 млн. долларов для оркестра, и тогда он тоже даст оркестру 2 миллиона долларов. На что я резонно заметил, если у вас есть такие деньги, почему оркестранты получают мизерные зарплаты?

Атмосфера в том оркестре меня совершенно не устраивала – атмосфера доносов и интриг. Музыканты там боялись слово сказать, музыканты исчезали. Я приходил на репетицию и видел новые лица оркестрантов. Спрашивал, где те, с которыми я провел уже три репетиции. Оказывалось, что они имели неосторожность высказать свое мнение дирекции, и их убирали из оркестра. Просто атмосфера 37-го года. Другой пример: в Мадриде, когда я вышел на сцену театра «Аудиториум» перед вечерним концертом, оркестра я не узнал, в такой они были разболтанной форме. Я спросил, в чем дело, почему оркестр так плохо играет. Но музыканты ответили, что их всех выселили из гостиницы в 10 часов утра, чтобы не платить за лишние сутки. Целый день люди без еды и без возможности отдохнуть болтались в городе, а вечером, после концерта, они должны были выезжать на автобусе в аэропорт, откуда они улетали дальше. – Сейчас очень многие говорят, что вы совершаете тот же самый поступок, который совершил Плетнев в 1989 году, когда переманил лучшие кадры из других коллективов...

– Я сблизился со многими музыкантами РНО, и это явилось причиной их перехода в НФОР, а не что иное. За три года работы я с ними духовно сроднился. Это было одной из причин, что господин Марков решил переделать форму управления коллективом. Я еще хочу сказать, что решение уйти из оркестра не далось мне так легко, как многие думают. Я не хочу повторять о том, что сейчас настало время свободы, когда у людей появилось право выбора. Выбирать – это нормальное человеческое желание. Музыканты приходят туда, где им будет лучше. К тому же вы должны понимать, этот год стал для всех симфонических оркестров просто переломным. С появлением нового государственного оркестра НФОР произошла бархатная революция в оркестровом мире. В этом году уже нет оттока молодых музыкантов на Запад, потому что появилась возможность хорошо работать и зарабатывать в России. К нам люди пришли не только из Российского Национального оркестра, они пришли из оркестра Гергиева, они пришли из оркестра Темирканова, некоторые российские артисты даже вернулись из Германии.

– На первых порах оркестр Плетнева продвигали на Запад американские импресарио из компании «Коламбия Артистс». Кто вас поддержит там?

– «Коламбия Артист» уже обратилась ко мне с просьбой об эксклюзивном представлении нового оркестра во всем мире. Президент компании Рональд Вилфорд имел со мной беседу сразу после того, как я провел конкурс оркестра, в котором участвовали почти четыреста музыкантов. Но я думаю, что сегодня я должен учитывать и политическую ситуацию. Я имею в виду отношение к Америке в мире в связи с событиями в Ираке, с войной, которую многие в мире оценивают не как освобождение иракского народа. Получить покровительство от американцев, я думаю, не лучший путь к утверждению Филармонического оркестра России в Европе. В США я буду в октябре и буду вести переговоры о работе с «Каламбией» в Америке и Азии. Что касается Японии, то это очень важный рынок, оттуда также есть много выгодных предложений.

– Принимает ли участие в поддержке оркестра ваш личный импресарио Мишель Глоц, который был продюсером Каллас и Караяна?

– Да, я пользуюсь его советами, у него огромный опыт. К сожалению, он с оркестром не работает.

– У вашего коллектива, как и у РНО, наверняка будут и западные инвесторы?

– Я считаю, что самую надежную финансовую стабильность для культуры может обеспечить только государство. Однако это не исключает финансового участия в поддержке культуры и частного капитала. Очень многие частные спонсоры, а также отдельные организации уже помогают оркестру. Приобретены инструменты, будут куплены костюмы. Ведутся переговоры со спонсорами по поводу финансирования гастролей. Но все наши меценаты представляют исключительно российский бизнес. Это наша позиция.

История вопроса

На пост художественного руководителя Российского Национального оркестра Владимир Спиваков был назначен в 1999 году, сменив Михаила Плетнева. В начале сентября прошлого года Владимира Спивакова известили, что с 2003 года администрация намерена изменить систему руководства оркестром. Ему предложили войти в дирижерскую коллегию и дирижировать на основе разовых ангажементов. По плану директора оркестра Сергея Маркова помимо прочих в дирижерскую коллегию должны были войти Михаил Плетнев, основатель и руководитель коллектива в течение девяти лет. По утверждениям Маркова, в контракте Спивакова было указано, что при рассмотрении вопросов о взаимоотношениях дирижеров и оркестра голос Владимира Теодоровича только совещательный. Дирижер, узнав об этом, заявил музыкантам, что в контракте ничего подобного не написано. По условиям контракта Владимир Спиваков обязан был возглавлять оркестр до конца 2003 года. 17 сентября 2002 года Спиваков заявил, что из-за непонимания с администрацией и дирекцией РНО он решил не только не продлевать контракт на будущий сезон, но и прервать его. В начале 2003 года не было объявлено о создании нового Национального филармонического оркестра России под руководством Спивакова, в который, пройдя конкурс, пришли несколько десятков музыкантов из РНО. В начале лета-2003 Спиваков был назначен президентом недавно отстроенного Московского международного дома музыки (ММДМ).

История оркестра

Национальный филармонический оркестр России (НФОР) учрежден в январе 2003 года. Он создан не только при поддержке, но и по инициативе государства. Возглавил его Владимир Спиваков. Одна из основных задач коллектива – поддержка талантливых молодых музыкантов, создание условий для их творческой реализации и профессионального роста. С НФОР будут постоянно готовить новые программы и выступать как в Москве, так и за рубежом дирижеры Томас Зандерлинг, Теодор Курентзис, Гинтарас Ринкявичус, Эри Клас, Джеймс Конлон, Майкл Тилсон Томас и другие. Репертуар оркестра будет формироваться из произведений национальной и зарубежной классики, забытых и редко исполняемых партитур. Будут учтены и личные пристрастия маэстро в музыке: Шостакович, Прокофьев, Стравинский, Барток, Шенберг, Берг, Веберн, Хартман, Шнитке, Пярт. Презентация оркестра намечена на 27 сентября – в день открытия сезона Московского международного дома музыки. Свою концертную деятельность НФОР начинает в ноябре 2003 года с выступления на Московском международном фестивале «Владимир Спиваков приглашает…». Участие в концертах примут главный дирижер парижской «Гранд-Опера» Джеймс Конлон и мегазвезда оперной сцены Джесси Норман. На работу в НФОР из ведущих музыкальных коллективов Москвы и Санкт-Петербурга перешли 64 человека: 35 человек – из РНО, 11 – из Академического симфонического оркестра Московской государственной филармонии, 4 – из Госоркестра, 2 – из АБСО им. Чайковского, 2 – из Большого театра, 1 – из Мариинского театра, 4 – из МГАСО п/у Павла Когана, 3 – из оркестра «Новая Россия», 4 – из Государственного камерного оркестра «Виртуозы Москвы», 4 – из Государственного академического камерного оркестра России п/у Константина Орбеляна.

Опубликовано в номере «НИ» от 10 сентября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: