Главная / Газета 5 Сентября 2003 г. 00:00 / Культура

Олег Митяев: «Лирика бессмертна»

Константин БАКАНОВ
shadow
«Лето – это маленькая жизнь», – кто же не знает этой песни Олега Митяева. После бурного лета, с фестивалями авторской песни, гастролями и встречами, Митяев наконец-то вернулся домой в Москву. Где дел оказалось невпроворот. Поэтому поговорить с ним удалось буквально на ходу, пока бард ездил по делам. В автомобиле Митяев машинально включает магнитолу, оттуда звучит хрипловатый голос тюремного романтика. Бард морщится, щелкает кнопкой, и надрывный голос обрывается на полуслове.

–Часто слушаете радио?

– К сожалению, нет. Я согласен с Марком Захаровым, который пишет разгромные статьи по поводу русского шансона. Я помню, что новый год на одном из телеканалов встретили «Муркой» и другими блатными песнями. Вроде бы в шутку, но эта «шутка» явно затянулась. Что касается радио, то они все время обещают убрать оттуда «блатняк» и оставить настоящий шансон – высокохудожественные песни Тухманова, Розенбаума. Блатная тематика – целое направление в шансоне, она может занимать свое место, но, во-первых, это должно быть написано талантливо... Точнее, это во-вторых, а во-первых, должно быть идеологически выдержано: вор должен сидеть в тюрьме, а если мы будем ставить все с ног на голову, как это делается в сегодняшнем русском шансоне, ничего хорошего ждать не придется. Если бы на радио среди множества блатных песен не звучали бы песни Окуджавы, Визбора, Высоцкого, я бы его вообще не слушал. Но кое-что все-таки меняется. Сейчас, например, планируется концерт в Париже, где будут участвовать Александр Розенбаум, Богушевская, Бичевская, Камбурова, Дольский и Шарль Азнавур. Язык не поворачивается назвать кого-то из них русским шансонье. Но это шансон, талантливый и не блатной. Правда, гораздо больше у нас востребован бесталанный, хрипатый и убогий «блатняк».

– Это все потому, что Россия – криминальная страна?

– Нет, просто большинство людей без царя в голове. Что им дают, то они и воспринимают. Я позавчера был в двух супермодных клубах в Москве и ужаснулся! Это такое бесцельное, абсолютно бестолковое времяпрепровождение. Но ужаснуло не это, а то, что нет ни одного ночного клуба или ресторана, где была бы придумана интересная программа для людей думающих, но которым ночью не спится, и они хотели бы хорошо провести время. Может быть, во мне говорит режиссер эстрадно-массовых представлений, я закончил такой факультет в ГИТИСе... Меня как-то попросили участвовать в становлении клуба «Гнездо глухаря». Собрал туда бардов, мы приглашали к нам на вечера Гелену Великанову, Михаила Жванецкого, Михаила Ульянова и пели им песни. То есть мы их приглашали не для того, чтобы они нам что-нибудь показали, они уже много показали в своей жизни. Мы сами им пели песни. Например, у кого-то любимый бард Юлий Ким, и Юлий Ким в этот вечер больше поет, остальные меньше. И таких затей можно придумать много. Но, к сожалению, этого нет. Актеры позабыты – сидят дома. А ведь они столько могут рассказать! И я уверен, что есть люди, которые хотят их услышать. Помните, как Тодоровский с Евстигнеевым выступали на «Огоньках» – Тодоровский играл на гитаре, а Евстигнеев вилками ему аккомпанировал в качестве ударника. Это же было потрясающе.

– Что происходит с бардовской песней сегодня?

– В застойное время в бардовской песне была скрытая сатира. Сейчас это лирика, а лирика бессмертна. Люди зарабатывают деньги, одеваются, едят, пьют, но после этого им порой необходимо просто сесть и попеть песни под гитару, в лесу, на даче. «Во дворцах или в бараках свое святое естество», как писал Визбор, все-таки проявить. Тем, кто ходил на концерты Окуджавы и ходят на концерты Камбуровой, очень сложно слушать песни, где нет слов – слова очень банальные: «палка-селедка», «любовь-кровь» – им это не интересно.

– Вы интересуетесь политикой? Ведь вы говорите о таких правильных вещах, но что конкретно, на ваш взгляд, нужно сделать?

– К сожалению, политикой не интересуюсь. Понимаю, что надо бы, но не интересуюсь. Мне кажется, это вещь вредная. Политика – это борьба за какое-то место. У нас редко получается так, чтобы на этом месте оказался думающий человек. Я не знаю, кто решит эту проблему, но все очевидней тот факт, что мы должны заниматься воспитанием и образованием. В конечном счете в это все упирается. Воспитание и образование, мне кажется, вполне могли бы стать нашей национальной идеей.

– Вы являетесь сторонником сильного государства?

– Здесь два пути. Один очень демократичный, к которому мы не готовы, а другой настолько «порядковый», что по сути фашистский. Как пройти между двумя этими вещами, чтобы навести порядок и в то же время не перестрелять полстраны, а то и больше? Вот это вопрос.

– Раньше были Окуджава, Высоцкий, была масса имен, но сейчас новые барды такого же уровня не появляются...

– Дело в том, что их уровень – это не только их талант, но еще и мужество. Личное мужество Окуджавы и Высоцкого. Они пели о таких вещах, о которых надо было бы помолчать, и пели искренне. Их запрещали, не печатали, и за это во многом любили. Сегодня гораздо сложнее. Потому что сказать что-то запретное, притом сказать талантливо, может только человек, который нащупает национальную идею и талантливо об этом напишет. Этот человек станет популярным и известным. Мне кажется, что Владимир Владимирович поторопился с нашим гимном. Надо было поднимать творческую активность всех пишущих людей, и если бы написался гимн, который принимался большинством населения, то он явился бы сформулированной национальной идеей. Потрать мы больше времени, могли бы больше понять о нашей стране. И, может быть, как-то объединились вокруг этого.

Справка «НИ»

Олег Митяев родился 19 февраля 1956 года в Челябинске. В 1971–1975 годах учился в Челябинском монтажном техникуме. После армии в 1977-м поступил и в 1981 году окончил с отличием Челябинский институт физкультуры и стал тренером по плаванию. До 1985 года работал монтажником, художником, дворником, а также играл в ансамбле торгового центра города, преподавал в институте, заведовал клубом в пансионате под Челябинском. 1991 году окончил ГИТИС им. Луначарского (ныне Российская академия театрального искусства). Стихи и песни Олег Митяев пишет с 1979 года. За поэтический сборник «Непраздничные вещи» Фонд русской поэзии в 2001 году вручил ему премию «Петрополь». Олег Митяев снялся в нескольких фильмах: в документальном «Два часа с бардами» («Мосфильм») и художественных «Игра с неизвестным» (Киностудия им. А. Довженко), «Сафари номер шесть» и «Убийца» (Свердловская киностудия).

Опубликовано в номере «НИ» от 5 сентября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: