Главная / Газета 26 Августа 2003 г. 00:00 / Культура

Владимир Дубоссарский: «Современный художник ничего никому не должен»

Сергей СОЛОВЬЕВ
shadow
Фаворит московских галерей, автор монументальных полотен в сталинском стиле с изображениями Арнольда Шварценеггера и Аллы Пугачевой, Владимир Дубоссарский все лето трудился в поте лица. Сначала вместе с Александром Виноградовым представлял Россию на крупнейшем мировом артсмотре в Венеции. Теперь он готовит фестиваль современного искусства «Арт-Клязьма», который пройдет в конце недели на Клязьминском водохранилище. Накануне открытия фестиваля Владимир Дубоссарский встретился с корреспондентом «Новых Известий».

– Как российский павильон с вашими картинами смотрелся в Венеции на фоне работ мировых знаменитостей?

– Первого места мы не заняли (оно досталось Люксембургу), но наша экспозиция была в числе пятерки лучших. К сожалению, наш павильон, построенный еще в начале ХХ века, почти не был приспособлен под современное искусство. Три комнаты для картин на стенках: совершенно непластичное пространство.

В принципе биеннале получилась неинтересной, скучной. Может, это связано с новой дирекцией выставки, а может, с тем, что на мировом артрынке сейчас какая-то всеобщая пробуксовка. Возможно, только года через два-три появятся новые звезды. В этот раз никто от восторга в обморок не падал, разве что от жары.

– Как относитесь к идее провести в Москве выставку, подобную венецианской?

– Я уверен, что она нужна, и она будет, но у Москвы есть ряд проблем, которые решить очень сложно. Ведь это должна быть, по сути, первая презентация современного искусства в России. Устроители должны доказать, что в России есть по-настоящему современное искусство, интересное и достойное внимания. По крайней мере, не хуже творений Глазунова и Шилова, которым даются государственные субсидии. Но надо найти компромисс: радикальные эксперименты явно не пройдут – власти их не оценят, а консерватизм будет не интересен Западу. В общем, к такому фестивалю придется как следует подготовиться.

– Вы проводите фестиваль «Арт-Клязьма». Это будет что-то вроде загородного рок-фестиваля, эдакий Вудсток для художников?

– В принципе, да. Ситуация простая: есть еще свободные художественные зоны. Если галереи у нас еще худо-бедно работают, то фестивалей типа биеннале (Венецианской, Пражской или еще какой другой) вообще нет. Артфестиваль – это совсем другая энергетика, нежели сборные выставки в галереях. Он помогает вывести современное искусство из маргинального состояния.

– Хотите сказать, что вы – маргинал?

– Нет, конечно. Я говорю, что современное искусство в России выглядит маргинально. Сейчас оно не поддерживается властью, нет институтов, где человека учили бы именно современному искусству. У нас до сих пор учат рисовать Венеру и писать избушку на фоне заходящего солнца.

– А что, современный художник не должен уметь рисовать Венеру?

– Современный художник ничего никому не должен. Один рисует, другой фотографирует, третий занимается технологиями. Художник должен уметь думать, он – тот, кто изобретает. Современное искусство – экспериментальная зона, где рождаются новые идеи, которые завтра, возможно, пойдут в рекламу, на телевидение, а может, и никуда не пойдут. Ведь глупо спрашивать шофера: «Ты шофер? А на лошади ездить можешь?». Вроде если не умеешь на лошади, то какой же ты шофер. То же самое и насчет умения рисовать.

– Чем будет интересна экспериментальная зона «Арт-Клязьмы»?

– В фестивале принимают участие почти 200 художников (50 из них – иностранные). Здесь будут все наши звезды, и это уже само по себе достижение. Обычно на таких «нонпрофитных», то есть некоммерческих, фестивалях все самое интересное и рождается. Все-таки за государственными или международными смотрами, вроде той же Венецианской биеннале, стоят огромные деньги и конъюнктура рынка. Здесь же – совершенная свобода. Что касается самых примечательных проектов, то сейчас готовится проект Николая Полисского. Он работает с крестьянами из трех деревень Калужской области (по сути, кормит их современным искусством). Так вот, эти крестьяне раньше для него строили башни из сена и дров, лепили снеговиков для инсталляций. Теперь на Клязьме они все лето строили какие-то кибитки и домики, наварили самогону, собрали у себя в лесах ягод и грибов. Все это хозяйство привезли сюда и будут народ кормить-поить и в бане парить.

– Иронизируете по поводу «народной идеи»?

– Не знаю. Это проект, после которого возникают вопросы, вроде вашего – этим он и интересен. Вас что-то задело, значит, искусство действует. Ведь перфоманс тем и отличается от картины, все происходит прямо перед зрителем, и повторить это уже невозможно.

Справка «НИ»

Дубоссарский Владимир Ефимович. Родился в Москве в 1964 году.

В 1980 – 1984 годах учился в Московском художественном училище памяти 1905 года. В 1991 году окончил МГХИ им. Сурикова. Член МОСХ – с 1994 года. В том же 1994 году началась его совместная работа с Александром Виноградовым. Жанр, в котором работают художники, критики определяют по-разному: одни называют его комическим китчем, другие, по-научному, –симуляционизмом. Выставляться начал в 1987 году. Первая персональная выставка прошла в 1991-м. Первая совместная с Александром Виноградовым экспозиция – в 1995-м. Его произведения хранятся в собраниях Государственного Русского музея в Санкт-Петербурге, в коллекции современного искусства Государственного музея-заповедника «Царицыно» в Москве, во французском Музее современного искусства в Авиньоне, в музее университета графства Дарем (США).

Опубликовано в номере «НИ» от 26 августа 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: