Главная / Газета 13 Августа 2003 г. 00:00 / Культура

Дарья Донцова: «Тяжело конкурировать с собственной фамилией»

Александра ОНОПРИЕНКО
У Дарьи Донцовой отпусков не бывает.
У Дарьи Донцовой отпусков не бывает.
shadow
В разгар сезона отпусков писатель Дарья Донцова продолжает работать в Москве. В отличие от многих коллег по жанру детектива соавторов у нее нет – «литературными неграми» и музами она называет двух своих очаровательных мопсов. Как и прежде, она ежедневно пишет свои романы от руки, как и прежде, ровно пятнадцать страниц в день. Это у нее в крови – ведь Агриппина Аркадьевна Васильева (так на самом деле зовут писательницу) родом из литературной семьи.

–Насколько вам помогает в работе то, что вы родились в писательской семье?

– Я знаю очень много хороших писателей, у которых никогда не было в роду литераторов, и я не знаю, от чего этот дар зависит. Мне, наверное, помогло то, что мои родители дали мне понять, что надо получать образование. Я поступила на журфак. И там мне дали необходимый объем литературы. Невозможно стать писателем, не будучи предварительно читателем. Надо начитать какое-то определенное количество литературы, чтобы количество стало переходить в качество. Дома у нас все стены были забиты книгами. Дача у нас была в Переделкино. В нашем доме бывали разные писатели: через забор жил Вознесенский, с Катаевыми мы дружили, иногда заходил Рождественский… Долгое время я вообще считала, что все вокруг только пишут. Либо пляшут и поют – мама была главным режиссером Москонцерта.

На журфаке наш курс очень четко делился на несколько групп. В первую входили дети из провинции. Они были полны желания чего-то в этой жизни добиться и очень хорошо понимали, что их никто вверх тянуть не будет. Вторая группа – писательские дети, основная масса которых твердо знала, что их устроят, помогут, дадут денег, что главный редактор – дядя Ваня, ответственный секретарь – дядя Петя, замредактора – тетя Маша, и уж как-нибудь без работы их не оставят. И как это ни парадоксально – в основном из детей из провинции что-то и получалось. Писательская среда не всегда помогает. Я могла бы назвать очень много имен спившихся, тех людей, которые не смогли выдержать конкуренции с именем отца. Когда у тебя папа – достаточно известный писатель и ты приходишь куда-то как его сын или дочь, уже сложно конкурировать с его фамилией. Очень многие не выдерживали.

– Ваша девичья фамилия – Васильева. Вашу первую героиню зовут Даша Васильева. Почему вы взяли именно эту фамилию и насколько эта героиня с вами соотносится?

– Васильева – очень распространенная фамилия.

– И все-таки? Почему вы не дали ей фамилию Иванова, Петрова, Кузнецова…

– Угу, Сидорова… Мне на первых порах было удобнее со знакомыми именами. Я потом поняла-то, что я сделала, это страшно. Я выпустила такого джинна из бутылки! Вам скажет любой писатель, что ситуации, которые вы описываете в книге, потом становятся реальностью. Я долго не верила, а потом с этим столкнулась. Мне было легче с Дашей Васильевой. В каждом человеке живет много разных «я». Полагаю, что Даша – это одно мое «я», Евлампия – другое, Виола – третье. Иван Павлович – четвертое. Наверное, все то мужское, что во мне есть, а оно во мне обязательно есть, – оно вылезло через этого персонажа.

– А вы до сих пор пишете по 15 страниц в день?

– Да.

– Вы рассказывали, что такой режим у вас сформировался с тех самых пор, когда вы находились на лечении в больнице. Теперь, когда вроде бы все в порядке, что заставляет вас держать прежний темп? Ну вот вы – человек, для которого писать – это работа.

– А я отдыхаю, когда пишу. У меня проблема не в том, чтобы написать эти пятнадцать страниц, а в том, чтобы не написать больше. Потому что если я пишу по двадцать страниц и больше, у меня начинает отваливаться рука.

– Кстати, а почему именно жанр детектива?

– О, это надо сказать спасибо моей маме. Она у меня очень ортодоксальная дама и в детстве часто мне говорила, что литература – это Чехов, Бунин и Куприн. Все остальное послушные воспитанные девочки читать не должны. Поэтому у всех книжек вроде Адамова, Леонова вырывался титульный лист, и затем книга отправлялась прямиком в мусоропровод. Я очень долго не представляла себе, что есть другая литература, кроме Диккенса, Толстого, Чехова, Бунина, Куприна. Да, я очень любила этих авторов. А потом, когда мне было лет 12, моего отца позвали в ФРГ, и он взял меня с собой. И там его издатель приволок мне почитать на ночь какую-то книжку. Это оказался Дик Фрэнсис. Я ему тут же сказала, что такое не читаю. Он говорит: «А ты попробуй». И ушел. Книжка была на немецком. К четырем утра меня трясло от злости, что мне не хватает знания языка, чтобы понять, чем там все кончилось. Когда я приехала домой, у меня был кофр набит детективами. Там была вся классика жанра: Рекс Стаут, Агата Кристи, Чейз… Маме я тогда сказала, что я же должна выучить язык, а язык учится только на литературе. И ей пришлось согласиться.

– Сколько у вас всего книг вышло?

– Книга кулинарных рецептов была тридцать девятой. Дальше считайте сами.

– Это за какой срок?

– С девяносто седьмого года. По шесть – семь книжек в год получается. Если вы пишете по 15 страниц в день, то это легко получается. Не так давно пришел один дядька и заявил: «Я знаю, что ты бригада. Ты – три мужика из города Воронежа». Почему именно из Воронежа? Хороший милый русский город, красивый, уютный… Почему именно из Воронежа? Что в Москве не нашлось? В конце концов тут есть Литинститут. Там можно сколотить бригаду. Наконец я стала показывать ему рукописи: видите, здесь все одной рукой написано. Он говорит: «Ты потом переписываешь». Это же какой дурой надо быть! Все мои книги я написала сама.

Справка «НИ»

Настоящее имя писательницы детективных романов старинное, редкое – Агриппина Аркадьевна Васильева, но все знают ее как Дарью Донцову . Родилась 7 июня 1952 года в Москве в семье писателя и актрисы. В 1974 году Дарья окончила факультет журналистики. Работала корреспондентом в периодической печати, с 1985 года преподает немецкий и французский языки. Дважды в разводе. В настоящее время снова замужем (давно и счастливо). У нее двое сыновей и дочь. Любит животных, в доме у нее их много: мопсы Ада и Муля, черный карликовый пудель Черри, кошка Клеопатра и золотые рыбки. Криминальные романы, или, как она их называет, иронические детективы, пишет с 1995 года. На сегодняшний день ею написано уже 52 книги.

Опубликовано в номере «НИ» от 13 августа 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: