Главная / Газета 12 Августа 2003 г. 00:00 / Культура

Девятый вал

Музеи Петербурга захлестнули «финские воды»

Сергей СОЛОВЬЕВ, Санкт-Петербург
То, что в Москве называется мертвым сезоном, для Санкт-Петербурга – проверка на выносливость. Такое количество туристов московским музеям и не снилось. Но, как ни странно, туристическая волна идет своим путем, а выставочная – своим. Они почти не пересекаются.

Для начала пару слов о воде. Речь вовсе не о том, что во всем центре Питера краны с горячей водой впали в летнюю спячку и очнутся только к сентябрю. И не о красавице Неве с прилегающими каналами, движение по которым оживленней, чем по Невскому. И, конечно же, не о бесконечно анонсировавшемся невском параде клубных кораблей, аналоге немецких и голландских love-парадов, который в минувшие выходные должен был затмить официальный юбилей города, но так и не состоялся (то ли из-за погоды, то ли из-за отсутствия влюбленных). Речь пойдет о чистой воде, каковой посвящена последняя выставка Русского музея.

В отреставрированном Михайловском замке, в личных покоях императорской семьи, появились переливающиеся объекты Ээро Хииронена. Кубы и сферы выполнены из стекла, имитирующего водное течение или таяние льда. Эта условная вода растекается по совершенно пустым залам, где закончился евроремонт, но так и не появились исторические интерьеры (считается, что эскизы чертежей Бренны, по которым можно восстановить дворцовые комнаты, затерялись где-то между Парижем и Дрезденом). Тут же рядом черное полотно, на котором расставлены игрушечные кораблики – инсталляция Тимура Новикова с названием «Разлив нефти во время войны в Персидском заливе». Как раз с такого рода черными морями и должен бороться собравшийся в Петербурге конгресс по окружающей среде.

На выставке критических выпадов от радикалов-экологов вообще нет. Везде проступает благостное умиление перед чистой и светлой стихией, которая, кажется, осталась только в Финляндии и вдохновляет только финских и эстонских художников. Фотограф Арно Минккинен, например, изучает слияние человека и воды, заставляя своих моделей подражать то ручью, то водопаду, то береговым скалам. Примерно в таком же ракурсе запечатлел Балтийское побережье фотохудожник Яакко Хейккиля. Ощущение водной легкости и текучести выразилось в самом эффектном проекте экспозиции – Яакко Ниемель выстроил на воображаемом берегу усадьбу из проволоки: конструкция постоянно вертится и оставляет на стене волны теней (словно переливающийся чертеж). После этого становится понятно, откуда растет стиль у IKEA и прочего финского конструктивизма – от водной глади.

Вторая волна финского искусства должна прийтись на начало выставочного сезона. В сентябре будет отмечаться столетие знаменитого художественного объединения «Мир искусства». Все знают его лидеров: Бенуа, Дягилев, Сомов, Добужинский… Мало кто, однако, помнит, что начало этому направлению положила совместная российско-финская выставка. Уже сейчас мэрия Хельсинки объявила о том, что привезет в Петербург почти все свои шедевры ХХ века. Выставка откроется в первую неделю сентября в Мраморном дворце того же Русского музея. Как выясняется, от чистой воды совсем недалеко до «чистого искусства» – того самого «чистого искусства», что провозгласили мирискусники, не обремененные экологическими проблемами.


Опубликовано в номере «НИ» от 12 августа 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: