Главная / Газета 12 Августа 2003 г. 00:00 / Культура

Судьба клоуна

Новое французское кино «Странные сады» пахнет прошлым веком

Елена КУТЛОВСКАЯ
Как и все, клоуны делятся на отцов и детей.
Как и все, клоуны делятся на отцов и детей.
shadow
На этой неделе на экраны России выходит фильм Жана Беккера «Странные сады». Новое европейское кино – нечастый гость в российском прокате. Но создается впечатление, что этот гость из прошлого: картина сделана режиссером явно в расчете не на сегодняшний, а на вчерашний день.

Жану Беккеру, режиссеру малобюджетного фильма «Странные сады», 65 лет. Такое ощущение, что его картине не меньше. В ней много старческого брюзжания и морализаторства и совсем мало художественных достоинств. Кажется, что время с его новомодными компьютерными технологиями обошло режиссера стороной – фильм насквозь пропитан духом ретро. Французские улочки прошлого века ностальгически приукрашены, а старые сады цветут в сто раз краше и пышнее, чем сегодняшние. Посреди любовно отснятого старинного антуража, словно ожившие манекены, по музею чинно бродят благородные старички и старушки с фарфоровыми лицами. Так снимали Старый Арбат XIX века на советском «Мосфильме». Голливудский шик и гламур француз Беккер отрицает так же агрессивно, как его держава – американское вторжение в Ирак. В итоге зритель имеет для просмотра неряшливо смонтированное и пропитанное нафталином задушевное кино.

В беккеровской старомодности есть что-то от французского шансона, а именно – сентиментальный надрыв, монологическая исповедальность и простой сюжет. Мальчик по имени Пьер (от его лица и «поется» история кинодрамы «Странные сады») презирает собственного папу (Жан Вийере) за огромные штиблеты и красный нос: по профессии папа клоун. Однако, узнав от друга отца (Андре Дюссолье), почему тот стал клоуном, Пьер плачет.

Оказывается, что во время Второй мировой войны два друга (Вийере и Дюссолье) сделали бомбу и взорвали занятое немецкими оккупантами здание. За это их и еще двух парней посадили в яму, и, пока пленники ждали расстрела, к ним приходил немец Зозо. Надевал клоунский нос и корчил смешные рожи, помогая морально выстоять и даже выжить. После трагической гибели Зозо папа решил стать клоуном, а сын, услышав столь трогательную историю, возгордился отцом.

Несмотря на то, что фильм снят как будто в прошлом веке, он все же имеет ряд достоинств. Во-первых, в нем заложен благородный порыв создателей поведать миру о героях французского Сопротивления. Во-вторых, нет никаких «наворотов» и сложных концептов, нуждающихся в расшифровке и засоряющих драматургическую канву – сюжет кристально прост. Но только к чему такая простота? Картина явно предназначена не для школьных просмотров. Но для успешного кинопроката в ней мало привлекательного, разве что лицо актера Бенуа Мажимеля. Того самого, который сыграл главную мужскую роль в скандальной ленте «Пианистка». Ну и – приличный сюжет… Но он принадлежит не создателям ленты, а Мишелю Кену, по одноименному роману которого Жан Беккер и снял фильм «Странные сады». Возможно, наши прокатчики просто ошиблись и на афишах опечатка: вместо «Странные сады» нужно читать «Старые» или «Старинные».


Опубликовано в номере «НИ» от 12 августа 2003 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: