Главная / Газета 4 Августа 2003 г. 00:00 / Культура

Моздок: стоны, крики, пыль...

Рассказывают очевидцы трагедии

Марина БАЗЫЛЮК, Майя СТРАВИНСКАЯ, Герман ПЕТЕЛИН, Полина ШЕРШНЕВА, Андрей КУЗЬМИНОВ, Андрей КРЮКОВ, Ростов-на-Дону, Залина АБАЕВА, Моздок
В глазах этих женщин – боль от смерти близких
В глазах этих женщин – боль от смерти близких
shadow
Сегодня в Северной Осетии объявлен траур по жертвам теракта в Моздоке. В пятницу вечером террорист-камикадзе на нагруженном взрывчаткой «КамАЗе» въехал на территорию Моздокского военного госпиталя и врезался в здание. Взрывом был полностью уничтожен главный корпус клиники, где в тот момент находились 98 больных и 23 медика. Теракт унес жизни 52 человек.

«КамАЗ» протаранил шлагбаум и ворвался на территорию военного госпиталя. Первой жертвой теракта стал солдат-срочник из Тюмени Валерий Лаба, который стоял в карауле у ворот и даже успел дать автоматную очередь по грузовику. Затормозив грузовик у здания лечебного корпуса, водитель-смертник привел в действие взрывной механизм.

Позже следствие установило, что в машине находилось 3,5 тонны аммиачной селитры. Взрыв был такой силы, как будто взлетела на воздух 1 тонна тротила. «Мне помогла выбраться соседка по палате».

– Мы первыми прибежали сюда, – рассказал мужчина, живущий недалеко от госпиталя. – От взрыва у нас в домах повылетали все стекла. К развалинам здания, от которого после взрыва не осталось буквально ничего, было практически невозможно подойти – там бушевал пожар.

Кого-то буквально вынесло из здания взрывной волной. Эти люди отделались легкими ранениями, в основном порезами. Остальных пострадавших пришлось извлекать из-под завалов.

– Мне помогла выбраться соседка по палате, сама бы я ни за что не сумела вылезти, – рассказала Зина Казеева. – В нашей палате перекрытие не упало, а перекосилось, только поэтому мы выжили.

Весь вчерашний день сотрудникам МЧС приходилось извлекать из-под обломков изуродованные тела людей. После завершения спасательной операции оперативный штаб МЧС в Моздоке был свернут, а спасатели во главе с начальником департамента управления кризисных ситуаций МЧС России генерал-лейтенантом Сергеем Саловым отбыли в Москву.

Сведения о количестве погибших до сих пор очень разные. В оперативном штабе МЧС Северной Осетии «Новым Известиям» сообщили о 50 погибших. Однако в информационном центре Моздока назвали другую цифру – 52 человека.

40 погибших были опознаны уже на другой день после взрыва. Людей удалось идентифицировать по находившимся при них документам или предметам. Остальные тела изуродованы настолько, что их вряд ли смогут узнать даже родственники. Вчера в Моздоке прощались с погибшими.

– В воскресенье мы похоронили пять человек, – рассказал «Новым Известиям» глава администрации Моздокского района Вячеслав Паринов. – В этот страшный момент мы, как можем, стараемся оградить родственников от всяких проблем. Сейчас мы занимаемся похоронами погибших медиков, сотрудников больницы и находившихся на лечении жителей Моздокского района. Хоронить военных будут представители Минобороны.

Моздок замер. На улицах – усиленные патрули, в воздухе пахнет смертью. Военные с запозданием ужесточают правила безопасности. Согласно приказу командующего войсками СКВО генерал-полковника Владимира Болдырева, все автомобильные стоянки переносятся на 100 метров от мест массового скопления людей, административных зданий и других объектов жизнеобеспечения во всех воинских частях, которые дислоцированы на территории СКВО. Под усиленную охрану взяты все жизненно важные объекты, склады с горючим, боеприпасами, парки боевых машин и жилые военные городки.

Кого назначат крайним

В правоохранительных органах считают, что проникновение на территорию охраняемого военного объекта стало возможным, потому что не были предприняты необходимые меры безопасности. Взорванный корпус находился прямо напротив въезда, к которому вела длинная прямая дорога. На ней грузовик и разогнался перед тараном. А ворота госпиталя не были оборудованы средствами принудительной остановки автотранспорта – бетонными блоками.

На следующий день после взрыва в Моздоке министр обороны Сергей Иванов, прибывший на место теракта, отстранил от должности командира 421-го мотострелкового полка, который одновременно являлся начальником военного гарнизона Моздока. А сотрудники военной прокуратуры Северо-Кавказского военного округа взяли под стражу начальника военного госпиталя подполковника медицинской службы Артура Аракеляна. Против него возбуждено уголовное дело по ст. 332 УК РФ, «неисполнение приказа» и ст. 293 УК РФ, «преступная халатность». Однако сообщество военных медиков задержание Аракеляна восприняло однозначно негативно.

– Он оказался крайним, – утверждает один из коллег Аракеляна, знающий его еще по чеченской кампании. – Артур хороший военный хирург, через руки которого прошло немало раненых, поступавших в Моздок из Чечни. Многим из них он спас жизнь.

Сейчас в разрушенном госпитале работает объединенная оперативно-следственная группа органов военной прокуратуры. Всего 33 прокурора и следователя. Но военные вполголоса говорят и о том, что «меры надо было принимать раньше». В их словах есть доля истины.

С конца 2000 года в военную разведку поступали данные о том, что террористы планируют захватить один или несколько объектов жизнеобеспечения в Моздоке.

– За терактом в Моздоке может стоять бывший кассир Хаттаба Абу-аль-Валид, – сообщил «Новым Известиям» информированный источник в правоохранительных органах.

– По данным российских спецслужб, он находится в Чечне и не собирается отказываться от проведения террористических актов». Несколько раз поступала информация и о том, что он погиб. Только в прошлом году его «хоронили» два раза.

Заместитель командира чеченского ОМОНа Бувади Дахиев подтвердил корреспонденту «Новых Известий», что Абу-аль-Валид жив и сейчас контролирует Шатойский район. Кстати, Дахиев убежден, что грузовики для смертников снаряжаются на территории Ингушетии.

«Ждал бы лучше на вокзале»

Вчера утром у проходной окружного военного клинического госпиталя в Ростове-на-Дону стали собираться люди. Это родственники пострадавших от теракта в Моздоке. В Ростов были доставлены на лечение несколько десятков военнослужащих, получивших травмы при взрыве госпиталя.

В госпитале приняты усиленные меры безопасности. Это видно невооруженным взглядом. За металлическими воротами маячат автоматы караульных с примкнутыми штык-ножами. Въезд на территорию перекрыт бетонными блоками. Каждая машина придирчиво досматривается.

К сожалению, глухую оборону госпиталь занял и в отношении родственников жертв теракта. Здесь словно и не ждали этих прибывших издалека, изнервничавшихся людей.

– Я приехал из Кишинева. В 4 утра уже был на проходной, – рассказывает Виктор Лунгу. – По телефону у входа объяснил, что в госпитале лежит мой сын. Дежурный ответил: «Зря ты явился так рано, раньше одиннадцати пройти внутрь и говорить нечего. Ждал бы лучше на вокзале».

Сын Виктора Лунгу, Василий, призывался из Красноярского края в 2002 году. Служил при моздокском госпитале. В Ростовский госпиталь он попал с травмой головы, впрочем, кажется, не опасной. Отец поэтому повествует обо всех бытовых неурядицах без излишнего трагизма, даже с юмором. Он сам бывший военный. Навел мосты с персоналом, передал сыну весточку. Вот за прутьями ворот возникает стриженая голова. Это Василий, на своих двоих. Отец и сын перебрасываются несколькими словами. Пока «порядок» не восстанавливает подошедший часовой. У Сулеймана Джахаева настоящая трагедия. Он места себе не находит на пятачке перед крыльцом проходной. Сулейман из Моздока, приехал в Ростов утром. – Сюда привезли моего сына Мурада. Он служил в милиции. Недавно вернулся из Чечни. Лег подлечиться в моздокский госпиталь. И вот «подлечился»…

От взрыва в моздокском госпитале пострадал не только сын Джахаева. Погиб его племянник, хирург. Сулейман Джахаев несколько раз пытается заговорить, но его душат слезы, перехватывает горло.

Григорий, сын Светланы Михайловны из Багаевского района Ростовской области, был призван в армию всего два месяца назад. Слег с грыжей в моздокский госпиталь. Если бы операцию сделали на две-три недели раньше, успел бы выйти до взрыва, – сокрушается мать. Теперь Григорий лежит в реанимации, с травмой головы. У Григория еще целый букет заболеваний: печени, желудка...

Ближе к одиннадцати у проходной собралось человек тридцать. У них переписывают паспортные данные. Наконец, получено разрешение на вход. Люди входят неспешной очередью, с тревогой и надеждой на лицах.

«Там были настоящие руины»

В Москву привезли девять человек. Восемь из них – Атрощенко А. И., Сергеев М. С., Мостаков А. С., Ямбаев М. С., Меченко Е. Г., Корнилов Н. В., Воробьев Д. В., Галиев А. Г. – попали в военный госпиталь им. Вишневского в Красногорске. Среди них – семь солдат срочной службы и старший лейтенант. Как рассказал «Новым Известиям» ответственный дежурный госпиталя Вадим Проскурин, состояние двоих доставленных тяжелое. Остальные чувствуют себя «удовлетворительно». У всех пострадавших сотрясение мозга, ранения мягких тканей, многочисленные ожоги и так называемый синдром длительного давления, характерный для людей, находившихся под завалами.

Корреспонденту «Новых Известий» удалось поговорить с ранеными. Рядовой Михаил Сергеев находился в моздокском госпитале в качестве пациента.

– Мне повезло, – говорит он. – За минуту до взрыва я вышел из палаты. На нее потом обрушилась плита.

Евгений Меченко служил при госпитале. В момент взрыва он сидел в караульном помещении.

– «КамАЗа» я не видел, – делится он воспоминаниями. – Когда рвануло, меня взрывной волной буквально вынесло из кресла. Секунд 10–15 все вокруг было в каком-то едком желтом дыму. Потом все, кто уцелел, побежали к рухнувшему зданию. Обстановка та еще: стоны, крики, пыль. От грузовика не осталось ничего, кроме воронки, глубиной метров шесть. Мы сразу нашли и вытащили из-под завалов человек восемь живых. Мой знакомый Альберт Гулиев из Набережных Челнов один вытащил троих. Он, кстати, тоже здесь сейчас лежит.

Про начальника госпиталя Артура Аракеляна Евгений говорит однозначно: «Он – хороший человек». Все его сослуживцы в один голос утверждают, что наказывать Аракеляна не за что.

Крупнейшие теракты в России с августа 1999 года

  • 31 августа 1999 года: в Москве произошел взрыв в торговом комплексе «Охотный Ряд» на Манежной площади. Одна женщина погибла. Ранены 40 человек.
  • 4 сентября 1999 года: в Буйнакске (Дагестан) взорван пятиэтажный жилой дом, в котором жили семьи офицеров 136-й бригады Министерства обороны. Погибли 64 человека, ранены – 146.
  • 9 сентября 1999 года: в Москве взорван 9-этажный жилой дом на улице Гурьянова. Погибли 100 человека. 690 получили ранения.
  • 13 сентября 1999 года: в Москве взорван 8-этажный жилой дом на Каширском шоссе. 124 погибших, 7 человек ранены.
  • 16 сентября 1999 года: в Волгодонске (Ростовская область) взорван 9-этажный дом. 18 человек погибли, 85 человек госпитализированы, общее число пострадавших составило 310 человек.
  • 31 мая 2000 года: в Волгограде во время прохождения колонны военнослужащих взорван фугас. Погибли 2 человека, ранены 13.
  • 9 июля 2000 года: во Владикавказе (Северная Осетия) на городском рынке сработало взрывное устройство мощностью 150 – 200 граммов в тротиловом эквиваленте. Погибли 6 человек, 18 ранены.
  • 8 декабря 2000 года: в Пятигорске (Ставропольский край) в районе Верхнего рынка одновременно были взорваны два автомобиля. В результате терактов погибли 4 человека и 45 ранены.
  • 9 декабря 2000 года: в поселке Алхан-Юрт (Чечня) взорван заминированный автомобиль «Москвич-412». В результате взрыва погибли 21 человек, свыше 20 получили ранения.
  • 24 марта 2001 года: в Минеральных Водах (Ставропольский край) у входа на Центральный рынок сработало взрывное устройство, эквивалентное 50 кг тротила, заложенное в легковой автомобиль. Погибли 21 человек, трое из них – дети. Около 100 человек были ранены. В это же время был взорван легковой автомобиль в другом ставропольском городе – Ессентуки; 13 человек получили ранения, и взорвался автомобиль, задержанный автоинспекторами близ Черкесска (Карачаево-Черкесия); погибли два человека.
  • 25 апреля 2001 года: в Гудермесе (Чечня) в здании криминальной милиции сработало взрывное устройство, эквивалентное 1 кг тротила. Погибли 6 милиционеров, пятеро получили ранения.
  • 9 мая 2002 года: в городе Каспийск (Дагестан) во время военного парада взорвалось устройство, состоящее из противопехотной мины и фугаса. Погибли 45 человек, в том числе 12 детей. Более 100 человек были ранены.
  • 3 сентября 2001 года: в Грозном (Чечня) в Доме правительства, где проходило заседание правительства, прогремел взрыв. В результате взрыва погибла женщина, еще несколько человек были ранены. По данным следствия, именно погибшая подозревается в совершении теракта. 10 ноября 2001 года: во Владикавказе (Северная Осетия) на вещевом рынке «Фаллой» взорвалось самодельное взрывное устройство мощностью один килограмм тротилового эквивалента, начиненное металлическими предметами. 5 человек погибли и 44 получили ранения разной степени тяжести.
  • 18 апреля 2002 года: в Грозном (Чечня) взорван автобус с чеченскими омоновцами. 17 человек погибли.
  • 28 апреля 2002 года: во Владикавказе (Северная Осетия) у входа на Центральный рынок города взорвано устройство, равное 500 граммам в тротиловом эквиваленте с часовым механизмом. В результате 9 человек погибли, 46 получили ранения.
  • 10 октября 2002 года: в Грозном (Чечня) в здании Заводского районного отдела внутренних дел прогремел взрыв. Трагедия произошла в тот момент, когда там шло совещание руководства РОВД. В результате теракта погибли 25 человек – все руководство районного отдела милиции.
  • 23–26 октября 2002 года: в Москве в театральном центре на Дубровке захвачены в заложники около 1000 человек. В результате операции спецслужб по освобождению зрителей погибли 129 человек, около 700 обращались в больницы.
  • 27 декабря 2002 года: в Грозном взорван Дом правительства. Террористы-смертники прорвались к зданию на грузовике «КамАЗ» и автомобиле «УАЗ», груженных взрывчаткой. В результате теракта 72 человека погибли, около 300 – ранены.
  • 12 мая 2003 года: в селении Знаменское Надтеречного района Чечни три боевика-смертника совершили теракт в районе зданий администрации Надтеречного района и УФСБ РФ. Взорвался начиненный взрывчаткой (около одной тонны) автомобиль «КамАЗ». Кроме административных зданий сильно пострадал жилой сектор. Погибли 60 человек, более 200 человек были ранены.
  • 14 мая 2003 года: в Гудермесском районе Чечни во время многолюдного религиозного праздника женщина привела в действие пояс смертника. Погибли 18 человек, 46 ранены.
  • 5 июня 2003 года: в городе Моздок (Северная Осетия) террористка- смертница подорвала автобус с вертолетчиками и техническим персоналом российской авиабазы в Моздоке. В автобусе находились около 40 человек. В результате теракта погибли 16 человек и 15 получили ранения.
  • 5 июля 2003 года: в Москве две смертницы взорвали бомбы во время фестиваля «Крылья» в Тушино. Погибли 15, ранены 45 человек. 1 августа 2003 года: в Моздоке (Северная Осетия) произошел теракт. На территорию военного госпиталя въехал «КамАЗ», нагруженный взрывчаткой. Произошел мощный взрыв, в результате которого здание и прилегающие территории были полностью разрушены. По предварительным данным, 50 человек погибли, 82 – ранены.
(Без учета боевых потерь и терактов против военнослужащих в Чечне и Ингушетии).

Опубликовано в номере «НИ» от 4 августа 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: