Главная / Газета 4 Августа 2003 г. 00:00 / Культура

Живые тени города-призрака

Проживающие в таджикском Шурабе русские брошены на произвол судьбы

Игорь РОТАРЬ
Жители мертвого города давно забыли, что такое водопровод.
Жители мертвого города давно забыли, что такое водопровод.
shadow
Некогда процветающий центр Шураб на севере Таджикистана сейчас превратился в мертвый город. Картина, представшая перед корреспондентом «Новых Известий», поражает своей нищетой. Трехкомнатную квартиру здесь можно купить за пять долларов, а воду в дома дают на десять минут в сутки. Местные русские голодают и побираются на рынках в соседних городах.

«Вы действительно собираетесь ехать в Шураб? – с откровенным удивлением смотрит на меня водитель такси в таджикском городе Исфара. Разве в этом городе еще остались живые люди?!».

В восьмидесятые годы шахтерский город Шураб был известен по всему северному Таджикистану. Это был русский «островок». Жители окрестных кишлаков ездили сюда как на экскурсию. «Получить здесь квартиру считалось огромной удачей. У нас было московское снабжение, людям платили очень большие зарплаты. Мы гордились своим великолепным парком, стадионом, Домом культуры», – говорит «Новым Известиям» заместитель председателя Шурабского городского исполкома Дильрабо Джабарова.

Когда попадаешь в нынешний Шураб, создается впечатление, что город пострадал от массированных налетов вражеской авиации: руины домов, редкие, с испугом глядящие на приезжего, одетые в лохмотья люди. Лишь полустертые вывески – клуб, магазин, Дом культуры – напоминают о том времени, когда в этом страшном месте была совсем другая жизнь. Дильрабо Джабарова говорит, что в восьмидесятые годы в городе проживали около 16 тыс. человек. Сейчас здесь осталось четыре тысячи жителей. Главная причина бегства людей – закрытие большинства шахт. Если в советское время в год добывалось около 1 млн. тонн угля, то сегодня от силы 30 тыс. тонн. Зарплата шахтера в переводе на российские деньги составляет примерно 600 руб. в месяц. Зимой дома не отапливаются, температура в квартирах опускается ниже нуля. Система водоснабжения разрушена, вода в дома подается не более десяти минут в сутки. «Город, который мы называли цветущим садом, превратился в каменистую пустыню», – считает госпожа Джабарова.

Трехкомнатная квартира в Шурабе стоит около 150 российских рублей. Но даже за такие деньги их тут не покупают. Дома попросту ломают, а добытый строительный материал вывозят жители соседних кишлаков. Бывший городской парк, которым когда-то так гордились шурабцы, сегодня превращен в пастбище для скота. «В советское время подавляющая часть жителей города были русскими. Теперь нас здесь осталось около 800 человек. В основном это старики, которые никому не нужны в России. Положение этих людей ужасно. В отличие от таджиков у них нет родственников, которые могут помочь им. Многие местные русские голодают», – рассказывает председатель «Русской общины» города Шураба Лариса Шерстобитова.

Поблизости нет больших городов, где можно найти какой-нибудь заработок. А из-за отсутствия воды выращивать фрукты и овощи на огороде невозможно «Конечно же, нам стыдно, но чтобы не умереть с голоду, приходится попрошайничать. Раз в несколько дней идем пешком в Исфару, это двенадцать километров в один конец. Там и побираемся на местном рынке. Просим у торговцев морковку, картошку», – говорит пенсионерка Раиса Сафошкина.

«Русская община» Шураба пытается найти гуманитарную помощь, но особенных результатов это не приносит. «Мы никому не нужны и брошены на произвол судьбы», – считает Шерстобитова. Это действительно так. Российское консульство в областном центре Худжанда, к примеру, передало в Шураб 2 мешка муки, 26 банок консервов и 99 бутылок подсолнечного масла. Правда, как накормить таким количеством продуктов 800 человек, не объяснило.

Может создаться впечатление, что в российской дипмиссии не знают о том, что происходит в Шурабе. Однако роскошный особняк консульства в центре Худжанды осаждают толпы таджикских русских. Большинство просителей старушки, часами вынужденные из-за забора любоваться на российский флаг в надежде получить гуманитарную помощь. «Если часто сюда ходить, то могут и помочь. Так, например, моей соседке повезло, ей в прошлом году целых 60 сомони (600 руб.) дали!» – с завистью говорит мне худжандская пенсионерка Галина Морокина. Увы, везет далеко не всем. Так, при мне накачанный охранник объяснял пожилой женщине: «Бабушка, у вас нет российского гражданства – зря вы сюда ходите. Ну и что, что вы русская. Не положено!»

Исфара–Шураб–Худжанд–Ташкент

Опубликовано в номере «НИ» от 4 августа 2003 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: