Главная / Газета 4 Августа 2003 г. 00:00 / Культура

Лужковский «евроремонт»

От московских памятников архитектуры остались только муляжи

Андрей ЗАЕВ, Лиана МИНАСЯН, Наталья ТИМАШОВА
Еще недавно на Никитском бульваре стоял «Соловьиный дом», где жил Александр Варламов, создавший в этих стенах 75 романсов (отсюда и название). В начале XIX века здесь читал свои «Думы» Рылеев, сюда приходили Грибоедов и Пушкин.
Еще недавно на Никитском бульваре стоял «Соловьиный дом», где жил Александр Варламов, создавший в этих стенах 75 романсов (отсюда и название). В начале XIX века здесь читал свои «Думы» Рылеев, сюда приходили Грибоедов и Пушкин.
shadow
Старая Москва тихих переулков гибнет у нас на глазах. За последнее десятилетие в городе снесено около трехсот зданий исторической застройки, среди них – почти 50 памятников архитектуры, находившихся под охраной государства. На их месте возникли «новоделы». «Перелицованные» здания ничего общего не имеют с традиционной архитектурой старой Москвы, но этот процесс широко рекламируется, как грамотная «реставрационная политика спасения исторического наследия».

Любой мало-мальски сведущий архитектор объяснит, что реставрация – это восстановление в первоначальном виде тех памятников, которые пострадали от времени или испорчены, искажены позднейшими переделками. Городские власти, играя терминами, называют этот процесс «реконструкцией», но в правильно написанном, но мало применяемом законе об охране памятников это слово вообще отсутствует. При деликатном отношении к архитектурному наследию «реконструкция» применима лишь к инженерным, тепловым и другим сетям и коммуникациям, которые нужно обновить, приспосабливая памятник к дальнейшему использованию. После «реставрации по-московски» не остается ничего подлинного – памятник просто сносят, сам объект реставрации исчезает.

Так уничтожен и заставлен бетонными коробочками ансамбль Кадашевской набережной, на очереди набережная Софийская, как раз напротив Кремля. Новоиспеченный громадный дом рядом с рестораном «Прага» добил старый Арбат, Остоженка уже воспринимается не как древняя московская улица, а как адрес нового «элитного» района. Принято решение о сносе Военторга на Воздвиженке, хотя пока еще нет проекта того здания, что будет построено на этом месте. Исчезнут и четыре корпуса во дворе Средних Торговых рядов работы архитектора Клейна, что рядом с собором Василия Блаженного. Их заменит многоуровневый гараж администрации президента. В проекте, пока не утвержденном, есть и создание вертолетной площадки в Кремле, в нескольких десятках метрах от колокольни Ивана Великого. Хорошо все-таки, что товарищ Сталин очень боялся летать, а то бы уже имели аэродром на Соборной площади или в Александровском саду.

Главная проблема исторического центра Москвы в том, что те, от кого зависит судьба его застройки, старинный город не любят. За его ветхими фасадами они видят только материальную запущенность и техническое неустройство «большой старой деревни». За этими неурядицами никаких историко-художественных достоинств городской застройки старой Москвы чиновники не замечают. Для них это «рухлядь», которую надо снести, а если попадается что-то ценное, но уж очень ветхое, то сломать и построить из более крепкого материала. А лучше возвести новое, фешенебельное и непременно большое сооружение.

Справка «НИ»

Утраченные памятники московской архитектуры XVII–XIX веков:

  • Дом Герцена, переулок Сивцев Вражек, 25/9, – памятник архитектуры XVIII – начала XIX веков, заменен бетонным «новоселом»;
  • Дом Зайцева, Лубянский проезд, 11; памятник архитектуры конца XVIII – начала XIX века, снесен. На его месте современная постройка;
  • Дом Самгиных, Пятницкая, 46, памятник архитектуры конца XVIII века, снесен; «Ректорский дом», улица Моховая, 11, строение 6, – редкий памятник русского барокко конца XVIII века, снесен;
  • Дом Римского-Корсакова, Большой Гнездниковский переулок, 5, – корпуса городской усадьбы XVIII – начала XIX века, снесены;
  • Дом на Сухаревской площади, улица Большая Сухаревская, 3, – памятник архитектуры конца XVIII века, снесен, сейчас на его месте пустырь;
  • Редкий для Москвы памятник архитектуры конца XVII века, палаты в Мещанской слободе (во дворе дома №3 по проспекту Мира), снесены до основания вместе с подвалами и фундаментами. Будет строиться новый дом с подземной стоянкой;
  • Ансамбль Кадашевской набережной, дома 12, 16, 18, – палаты XVIII века – заменены новоделами;
  • Дом на улице Полянка, 23, – снесен особняк XVIII века, заменен офисным зданием.
Сегодня судьбу памятников решают коммерческие соображения. Любой инвестор мечтает заполучить кусочек земли, желательно в пределах Садового кольца, поближе к Кремлю, или бывшую городскую усадьбу с кусочком старого парка. Чтобы в скором времени там выросло нечто, тянущее на «пять звезд» – роскошная гостиница, фешенебельный офис или деловой центр, жилой комплекс с баснословно дорогими апартаментами, – именно так за несколько лет инвестор с лихвой возвращает потраченные средства.

Летом 2002 года был снесен главный дом усадьбы князей Трубецких на краю Девичьего поля, часть ансамбля второй половины XVIII века. По мнению специалистов, это был самый древний деревянный дом в Москве. Он имел и мемориальное значение: дом посещал 16 сентября 1826 года Пушкин, возвращаясь с историком Погодиным и семейством Трубецких с праздничного гулянья на Девичьем поле. Большую ценность представляли сохранявшиеся в нем парадные интерьеры того же времени: резные стенные и потолочные панели, наборные паркеты, лепные плафоны, изразцовые печи, двери из мореного дерева. Сегодня на месте усадьбы в Хамовниках возвышается бетонное сооружение. Официально это называется реставрацией с заменой конструкции.

Скоро город обретет новый комплекс «элитного» жилья. Риэлторы уже без стеснения рекламируют подделку как «эксклюзивный объект недвижимости в исторической центральной части столицы – уникальное сочетание элитного жилья с парковым комплексом XVIII века», особенно подчеркивая, что «При строительстве применены дорогие и надежные материалы». Инвестиционные компании, специализирующиеся на реконструкции и псевдореставрации старинных зданий в историческом центре Москвы, себя не афишируют. Одна из них – ООО «Реставрация-Н», которая в настоящее время ведет строительство на территории снесенной усадьбы Трубецких. Периодически мелькают среди «реставраторов» «ДЕКРА» и «КРОСТ». Как нам сообщили в одной из крупных московских риэлторских компаний, последняя, в частности, строила элитный дом клубного типа в Лялином переулке (владение 19-21). Правда, в самих компаниях корреспонденту «НИ» заявили, что занимаются исключительно новым строительством.

На месте снесенного корпуса усадьбы московского генерал-губернатора в Вознесенском переулке, построенного в конце XVIII века Матвеем Казаковым, давно и успешно работает Деловой центр правительства Москвы. Арендная плата многочисленных фирм и офисов с лихвой покрыла все затраты и приносит хорошую прибыль.

Статья 33 Закона города Москвы «Об охране и использовании недвижимых памятников истории и культуры» запрещает следующие виды производственно-строительных работ на недвижимых памятниках: капитальное строительство, реконструкцию, прокладку инженерных и дорожных сетей, превышающую функциональные нужды памятника, устройство мест парковки и стоянки автомобилей.
Пугает то, что властям города нравится происходящее. Накануне празднования 850-летия Москвы Юрия Лужкова просили не сносить в числе прочих небольшой дом по Столешникову переулку. В восемнадцатом веке здесь располагалась канцелярия обер-полицмейстера, и именно сюда хаживал Пушкин для дачи показаний по поводу «возмутительных стихов на 14 декабря». А в столице не так много мест, связанных с жизнью Александра Сергеевича. Мэр был очень удивлен, что неказистый двухэтажный дом и есть памятник, и повелел снести его до основания и построить точно такой же! На робкие протесты общественности по поводу исчезновения культурного наследия последовал по-древнеримски лаконичный ответ: «Все рушится, а мы будем восстанавливать!».

Как-то в Институте искусствознания мэру решили показать, как будет выглядеть панорама столицы после завершения строительства московского Сити. Пытались объяснить, что здания выше Спасской башни если и не станут архитектурной доминантой города, то уж точно «повиснут» над Кремлем. Ожидали вызвать хотя бы некоторые сомнения в целесообразности проекта, но получили ответ: «А что, мне нравится». Проблема в том, что мэр абсолютно искренне верит: все, что ему нравится, пойдет на благо города.

В цивилизованных же странах охрана памятников давно перестала быть делом некоего учреждения, и даже министерства по их сохранению, а уж тем более отдельных мэров. Это неотъемлемая часть государственной градостроительной политики по обустройству жизни вообще. Все ландшафты исторических зон европейских городов включаются в планы развития территорий. Там уже давно перешли от охраны «штучного» памятника к охране среды, сохранению атмосферы, в которой он жил столетия. Если подобное отношение к историческому наследию не приживется и у нас, то через десяток лет нечего будет даже оплакивать. Москва превратится в мегаполис с отдельными памятниками. А то, что происходит сегодня в исторической части города, укрепляет в мысли, что Москва обречена на развитие событий по худшему сценарию.

Справка «НИ»

Под охраной государства в Москве находится 2940 недвижимых памятников, в том числе:
  • памятники архитектуры – 2183;
  • памятники истории – 333;
  • памятники монументального искусства – 188;
  • памятники археологии – 154;
  • памятники садово-паркового искусства – 82.

Опубликовано в номере «НИ» от 4 августа 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: