Главная / Газета 28 Июля 2003 г. 00:00 / Культура

Геннадий Турецкий

«Попов и в сорок будет на дорожке»

Оксана ТОНКАЧЕЕВА
31-летний Александр Попов стал самым возрастным спортсменом, выигравшим 100 м вольным стилем на чемпионате мира.
31-летний Александр Попов стал самым возрастным спортсменом, выигравшим 100 м вольным стилем на чемпионате мира.
shadow
Тренер Александра Попова, ставшего в Барселоне трехкратным (на момент подписания номера в печать еще не были известны результаты комбинированной эстафеты 4х100 м) чемпионом мира, пользуется в столице Каталонии не меньшей популярностью, чем его ученик. Журналисты к нему подходят за комментариями и получают в ответ перлы вроде «А чего же Попову с таким телом да не плавать?!»... Спортсмены и тренеры – за советом и помощью. Турецкий, хоть и утверждает, что единой методики подготовки спринтера экстра-класса не существует, в советах не отказывает никогда.

Кстати, «лонг-джоны» – костюмы для быстрого плавания, которые сегодня заменили привычные плавки и купальники, разработаны при его непосредственном участии. Ну а после того, как все местные газеты процитировали слова Попова: «Главная составляющая моих успехов – Геннадий Турецкий», к нему потянулись и за автографами...

Но дело, конечно же, не только в успехах его звездного ученика, но и в простом человеческом обаянии «Ген Геныча», как зовут его в мире плавания. Правда, обаяние это и разговорчивость не всегда идут ему на пользу. Меньше года назад один из лучших в мире специалистов по плаванию оказался в центре очередного скандала – третьего за 10 лет своего проживания в Австралии. Пьяный дебош, учиненный на борту самолета одной из австралийских авиакомпаний (как объяснил Турецкий, это произошло из-за реакции на прием таблеток от гипертонии), привел к жалобам стюардессы, которая заявила, что он «в состоянии алкогольного опьянения некорректно вел себя по отношению ко многим пассажирам и членам экипажа». История почти повторила инцидент семилетней давности, когда тренер также на борту самолета по свидетельству очевидцев якобы… укусил стюарда, после чего заплатил штраф в 10 тысяч долларов и даже провел месяц в тюрьме на Гавайях. Тогда руководство института спорта Австралии, в стенах которого Турецкий сумел вырастить не одного уже австралийского олимпийского чемпиона, не пошло на крайние меры. Однако на этот раз чересчур общительный тренер остался без работы…

Как бы то ни было, во всей этой истории есть один положительный момент. Турецкий вместе с Поповым переехал из Австралии в Швейцарию и вновь сосредоточил весь свой талант на одном ученике. Судя по тому, как проплыл Попов в Барселоне, все у них складывается более чем удачно. – Для начала Геннадий Геннадьевич, расскажите, как Попову с его почти двухметровым ростом удается приспосабливаться к тренировкам в «короткой» (в 25-метровом бассейне) воде? – Если честно, меня это поначалу тоже больше всего тревожило. Ведь мы практически никогда не тренировались в 25-метровом бассейне. Пришлось поломать голову и построить работу так, чтобы не укачало после первой же тренировки. Попробовали сосредоточиться не на количестве проплываемых отрезков, а на технике, и не прогадали. Теперь могу утверждать: в «коротком» бассейне плавать легче. Повороты, технику гребка отрабатывать гораздо удобнее. Правда, ноги слишком загружаются, что не всегда хорошо. Но нам обоим стало гораздо интереснее работать. И потом, бассейны в Залотурне хоть и маленькие, но расположены великолепно. Один из них – в горах с прекрасным видов на Альпы. Это олимпийский центр подготовки сборной Швейцарии. Вода там кристально чистая, и, что интересно, Попов плавает там один. Кстати, такую возможность ему предоставляют бесплатно.

– По этим причинам выбрали Швейцарию?

– Прежде всего потому, что Саша загружен работой в Международном олимпийском комитете и некоторых комиссиях международной федерации плавания. Я испытал шок, когда однажды «караулил» его факс. Каждый день страниц по 30 приходилось прочитывать! А если учесть, сколько ему приходится ездить по миру, то Швейцария в этом смысле просто идеальная страна.

– То есть вы ориентировались только на интересы Попова?

– В основном подстраивался под Сашу, не скрою. Но в Швейцарии лично у меня очень много старых верных друзей, и вообще мне эта страна нравилась всегда. Центр Европы, многоязычная… Ведь я – это не только я лично. Это и жена, и дочь, о будущем которой я должен думать. В этом смысле мы, считаю, нашли вариант, который всех устраивает.

– Попов рассказывал о вашей совместной идее основать в Швейцарии что-то вроде плавательной школы или академии… – Я действительно давно вынашиваю эту идею, и сейчас она вполне может осуществиться. Есть там один небольшой городок – Фрибург, который является своеобразной русской этнической зоной. В нем строится спортивный комплекс для подготовки пловцов и прыгунов в воду высокого класса. Большие надежды владельцы связывают с Сашей, потому что, выражаясь их словами, Попов способен открыть многие двери.

– И вы займетесь там тренерской работой?

– Да. Во всяком случае, то, как они видят работу такого центра, мне очень нравится. Планируется, например, сделать его международным, чего мне не удалось добиться в Австралии. В отличие от тех же американцев, которые рады любому приехавшему к ним иностранному спортсмену, австралийцы сейчас стали подобные вещи пресекать: зачем, говорят, нам чужеземцы, которые только выведывают наши секреты? Я считаю такой подход в корне неправильным. Когда плавают спортсмены из разных стран – это всегда развивает местный контингент. Не надо ехать за опытом в другую страну – опыт «приедет» сам. Если идею удастся осуществить, она даст колоссальный толчок развитию плавания не только в Швейцарии, но и во всей Европе. А моя задача будет заключаться в том, чтобы организовать тренировочный и научно-методический процесс. Ведь как показало мое 10-летнее пребывание в Австралии, я успешно умею работать не только со спортсменами, но и с тренерами. – Какие, кстати, у вас остались воспоминания об Австралии?

– Самые хорошие. Там осталось очень много друзей. Когда приезжал по делам на неделю, телефон не умолкал. Звонили ученики, их родители, тренеры… Некоторые даже в аэропорт проводить пришли…

– А как же они в течение стольких лет «терпели» соперника-иностранца?

– Попов был исключением, живой моделью, сформировавшей целое поколение выдающихся австралийских пловцов. При этом мы с ним осознавали, что, уехав в свое время из России, в какой-то степени отняли ее у наших пловцов. Ведь и феномен Иана Торпа был сформирован на модели Попова. Дело в том, что австралийская система плавания, в отличие от нашей, не предполагает специальную отработку движений ног. Если бы Торп в течение 10 лет не наблюдал бы Попова, он не стал бы тем, кем стал. Его тренер быстро сообразил, что работать над ногами надо особо. И Торп стал одним из лучших и универсальных пловцов не потому, что у него самые большие стопы (обувь 54-го размера пловцу шьют на заказ. – О.Т.), а потому, что он их правильно тренирует.

– Идея с созданием центра дай Бог осуществится через год-полтора, а пока будете только личным тренером Попова?

– На самом деле я еще и консультант олимпийской сборной Швейцарии. Но не совсем обычный консультант. У меня есть одно, но довольно жесткое требование – ученик должен приходить вместе с тренером. Один на один со спортсменом я принципиально не работаю.

– Почему?

– Элементарная этика. Не хочу доминировать над мнением тренера личного.

Особенно, если спортсмен из другой страны, где меня не знают. Я даже разговариваю с пловцом только в присутствии его наставника. Таким образом, я как бы контролирую работу обоих. И учу обоих. Да и отдача от таких тренировок совершенно другая. Тем более в Швейцарии, да и во всей Европе профессиональных тренеров мало. Они только-только начали появляться. Как правило, тренер по плаванию занят в какой-то еще профессии. Поэтому учить их приходится всему. Вплоть до того, сколько стульев на бортик бассейна поставить.

– Это так важно?

– Без внимания к мелочам серьезного дела быть не может. Думаете стулья зачем? Да для того, чтобы во время перерыва в тренировке мальчики-девочки смогли на них присесть и с тренером побеседовать. У них должен быть свой уголок даже здесь, в бассейне. В таких условиях совсем по-другому воспринимается информация. И не нужно никаких бригад докторов, диетологов... Достаточно секундомера и стульчиков вот этих, на которых мы сейчас с вами сидим. Главное, чтобы процесс был выстроен.

– В Барселоне вы обронили, что для Попова, возможно, и Олимпиада в Афинах не будет последней. Не оговорились? – Я точно знаю: он и в сорок лет будет на дорожке. Потенциал у него есть и еще останется. Может быть, стометровку и не потянет, а вот 50 метров – вполне. Плавание не очень естественный для человека вид спорта. Здесь очень многое зависит от степени одаренности, от техники пловца. Саша же одарен сверх меры. Ему сам Бог велел плавать. Другое дело, после Афин, думаю, ему нужно будет заняться и чем-то другим.

– А в Афинах вы, конечно, будете настаивать только на золоте?

– Чего бы я хотел пожелать ему и себе – выплыть на «полтиннике» из 20 секунд! Или из двадцати одной… И все! И дело даже не в золотой медали. Ведь когда после Сиднея, Попов пришел и сказал, что думает о следующей Олимпиаде, я спросил его: «Ты хочешь завоевать медаль или сделать шаг вперед?» Вы можете догадаться, что ответил Саша, раз он до сих пор плавает.

Опубликовано в номере «НИ» от 28 июля 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: